Пятница, 07 Августа 2020, 22:00
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » R

День за днём. Часть 1
[ Скачать с сервера (152.0 Kb) ] 09 Декабря 2009, 22:40

Оригинальное название: Day by Day
Автор: underlucius
Перевод: Лис
Бета: Маграт
Гамма
: Elga
Вычитка: tiger_black, netttle
Персонажи: Сириус Блэк/Ремус Люпин, упоминание Сириус Блэк/Джеймс Поттер, Лили Поттер, Питер Петтигрю, Альбус Дамблдор, Северус Снейп.
Рейтинг: R (авторский X)
Жанр: аngst
Предупреждение: канон без учета седьмой книги.
Саммари: двадцать шесть дней одного года.
Примечание: перевод выполнен на Последний Бал Сириуса Блэка на Polyjuice Potion.
Дисклеймер: персонажи принадлежат Дж. К. Роулинг

Оригинал: www.the-archive.net/viewstory.php?sid=1992
Разрешение на перевод: получено.


4 октября 1981 года

Лето не торопится уходить, словно надоевший гость с вечеринки; днём тепло, ночью прохладно, а по утрам опускаются странные, невиданные туманы.

Проснуться и сесть; встретить солнце, которое с каждым утром поднимается всё позже и позже. Он смотрит, как пальцы тумана скользят по окрестностям, и от вида этих рваных, безвольных, таинственных лап его охватывает дрожь. Договорив, Сириус откатывается в сторону, и Ремус слышит, как вспыхивает огонёк ожившей с металлическим щелчком зажигалки «Зиппо».

– Ты в это веришь? – спрашивает он, завороженный рассветом. Щадя своё сердце. И твоё.

– Конечно, нет, – отвечает Сириус, и Ремус думает – знает ли он, насколько сдержанно звучит его голос.

5 октября 1981 года

Впереди ещё месяц, но Ремус любит готовиться заранее. Его комната забита «Выбором флибустьера». В конце концов, для Гарри это первый настоящий День Гая Фокса[1], и Лили не удастся отговорить Люпина с помощью аргументов вроде:

– …Его первый был в прошлом году, Ремус. И он всё равно ничего не запомнит.

Иногда Ремусу кажется, что не такие уж они заботливые родители.

Сириус в эти дни похож на неразорвавшуюся ракету. И пока тлеет фитиль, его поведение предсказать невозможно. Одно слово – и он взорвётся, поэтому Люпин помалкивает и держится в стороне. Это не помогает. Даже просто дыша, они причиняют друг другу боль.

Питер как отсыревшая петарда. Он шутит всегда неудачно и не вовремя и заливается краской, когда никто не смеется.

Джеймс – Кэтрин Уил[2], не останавливается ни на минуту. Он сгорает, бегая по кругу.

Лили – костёр, удерживающий всех четверых вместе; они собираются вокруг неё, и она их согревает.

Ремус спрашивает себя – кто же тогда Гай? Может быть, он сам?

6 октября 1981 года

Питер находит его в «Кабаньей голове». Блэк трахается с одной-единственной пинтой пива так долго, что кажется, будто оно испарится, прежде чем Сириус его выпьет; на краях стакана пена уже засохла. Питер пробирается в кабинку всё с таким же обреченным видом, с каким их вчера и оставил.

– Тебя Ремус прислал?

– Нет.

Сириуса раздражает, что Петтигрю то и дело поглядывает на дверь.

– Хвостик, если ты так боишься, что сюда ворвется Сам-Знаешь-Кто, иди и пей в «Мётлах».

– Ты один не справишься, – бормочет Питер, и его уши розовеют.

– Ещё как справлюсь. – Одним глотком Сириус допивает оставшееся пиво, поднимается и повторяет: – Ещё как.

– Ты меня пытаешься убедить или себя? – спрашивает Питер. – Это же с самого начала был Ремус, да?

Сириус кидает на него быстрый взгляд, и Питер отшатывается, будто от удара.

– Вы все… – хрипло произносит Блэк. – Вы все ничего не знаете.

7 октября 1981 года

– Не волнуйся, Лили, – Ремус держал Гарри на вытянутых руках и играл с ним, как и следует играть с крошечными вопящими будущими ловцами – кружа его по комнате. Заколдованный снитч вяло порхал совсем рядом, и пухлые пальчики инстинктивно растопырились. – С ним всё будет в порядке.

Гарри чихнул прямо на крылышки снитча, тот на мгновение замедлил полёт, и мальчик схватил его и потащил прямиком в рот.

– Видишь? – усмехнулся Ремус. – И кормить теперь не надо.

Пусть Лили отсюда уйдёт, в конце концов.

Когда неожиданно появился Сириус, уставший и согревшийся Ремус клевал носом, держа Гарри, такого сонного и чистого, на руках, пахнувших жевательной резинкой и мылом.

– Ремус... – собственное имя режет Люпину слух.

Когда я перестал быть твоим Лунатиком? Он понял, что не может вспомнить.

Люпин начал подниматься, но Сириус жестом остановил его, и Ремус повиновался не задумываясь. Блэк опустился перед ними на колени и коснулся взъерошенного хохолка густых чёрных волос на голове Гарри. Ремус с огромным трудом сдержался, увидев жадное выражение на лице друга.

– Где они? – шепотом спросил Сириус, не сводя с ребенка взгляда. Гарри заёрзал и произнес «пркст».

– Здесь их нет.

Эти слова задели Блэка. От него несло застарелым запахом пива и мочи, а морщинки вокруг глаз потемнели от грязи. Люпин спокойно посмотрел на Сириуса и встретил ледяной взгляд серых глаз незнакомца.

– Где?

– Не могу сказать, – ответил Люпин. Я бы сказал неделю назад. Месяц. Но не сейчас.

– Не можешь, не должен или... – Сириус не договорил, что – «или». Нелепо, но не спи ребенок, зачаровав комнату, словно Silentio, своим присутствием, они бы, наверное, сейчас орали. Или целовались.

Всё, что угодно.

Только не это.

– Тебе лучше уйти, – сказал Ремус резче, чем хотел. Его глаза жгло, и он прикоснулся к носу, чтобы сдержать подступающие слёзы. – Как бы не простудить Гарри. Ты ведь тоже этого не хочешь.

Он видел: Сириусу есть что сказать, но тот молчал, и Люпин облегчённо вздохнул, когда он ушел?.. исчез?.. не сказав ни слова.

– Он – вся моя жизнь, – произнёс Ремус, и на Гарри упала тёплая солёная капля.

8 октября 1981 года

Они возвращаются в третьем часу, когда Гарри уже давно спит. Ремус с книгой на коленях дремлет на кушетке. Сириус встречает их на улице; взгляд безумный от тревоги. Он ждет, пока Лили не скроется в доме, и прижимает Джеймса к стене.

– Где вас носило? – шипит Блэк. – Мы, кажется, договаривались!

– Всё изменилось… – осаживает друга Джеймс. – Дамблдор говорит, что...

– «Дамблдор говорит», «Дамблдор говорит»… – рычит Сириус. – Дамблдор всем нам голову морочит. Джеймс...

– Я ему доверяю, – просто отвечает Джеймс и, протиснувшись мимо Блэка, входит в дом. Он прихрамывает. Сириус бросает взгляд вслед Поттеру, потом на секунду покорно прикрывает глаза и идёт за ним, толкает друга на стул и смотрит, что с ногой.

– Вы искали Его? – побледневший Сириус понимает, что всё ещё шепчет.

– Нет, – тихо отвечает Джеймс. – Нам удалось сорвать нападение на приют в Ковентри. Спасли много детей. Эх, старик, видел бы ты Лили – просто ужас, летящий на крыльях ночи!

– Почему Ремус мне не сказал? Я бы помог.

– Ремус не знал.

Сердце Сириуса сжимается от боли, и он закрывает глаза. Когда он их открывает, Ремус уже ушел.

9 октября 1981 года

– И что он сказал? – Питер по своей раздражающей привычке мелкими кусочками отрывал этикетку с пивной бутылки.

Лили осталась с Гарри, а они вчетвером сидели в пабе. Джеймс чувствовал какое-то напряжение между Сириусом и Ремусом. Блэк ночевал на кушетке у Поттеров. Джеймсу хотелось столкнуть друзей лбами.

– Он велел нам разделиться. Сказал, мы – я, Лилс и Гарри – должны уехать из страны, и поскорее. Похоже, мы здорово взбесили Вол... – Питер пнул его. – Мерлина ради, Питер, у нас здесь скрывающие чары! Мы и так слишком часто бросали вызов Сам-Знаешь-Кому. – При этих словах Сириус внезапно пристально уставился ему в глаза, а Ремус, слегка хмурясь, переводил взгляд с одного на другого.

– Невозможно быть слишком осторожным, – пробормотал Питер. – Думаю, вам стоит уехать.

– Хвостик прав, – неожиданно произнес Сириус. – Не будем чересчур осторожничать. Мы проводим вместе слишком много времени – кто угодно может вычислить, где находится каждый из нас. Но разделиться? Покинуть страну – это перебор, приятель, я не хочу, чтобы вы уезжали, да и толку-то...

– Дамблдор говорит, что... – Джеймс осекся, снова заметив злой огонёк в глазах Сириуса, – что в Европе Он не так силён.

– Это вопрос времени, – наконец впервые за вечер заговорил Люпин. – В Европе больше тёмных созданий, чем здесь.

– Мы избавились от них, – сказал Джеймс.

– Вот именно, – Ремус спокойно смотрел на сидевшего напротив Блэка. – Так что предлагает Дамблдор?

– То и предлагает. Бегите, говорит. Лили не хочет уезжать. Да и я, вообще-то, тоже. Ты меня знаешь, я...

– Поттеры не убегают, – улыбнулся Ремус.

Джеймс взъерошил волосы:

– Ага, типа того.

Блэк хлопнул ладонью по столу:

– Так не беги.

– Сириус... – начал Ремус.

– Нет, – оборвал его Блэк. – Если мы побежим, никогда не остановимся. Должен быть другой выход. – Он поднялся, ножки стула шаркнули по полу. – Я найду другой выход. – Сириус схватил плащ и обернулся. – У меня есть идея. Ремус, я вернусь как обычно.

Джеймс посмотрел на Люпина, потянувшегося за своим плащом:

– Он вернётся, я уверен.

– Неважно, – ответил Ремус. – Увидимся в воскресенье.

Когда захлопнулась дверь, Питер нахмурился:

– Какие-то они в последнее время странные, не находишь?

– Питер, заткнись, – сказал Джеймс и заказал ещё стакан.

10 октября 1981 года

– Как обычно – в Визжащую Хижину, – ответил он, укладывая вещи в небольшую сумку.

– А это разумно? – спросила Лили, наблюдая, как Гарри пытается встать, цепляясь за ногу Люпина. – Ведь там же...

– Что? – обернулся Ремус, услышав, как изменился её голос. Лили закусила нижнюю губу, выражение лица у неё стало как у Хагрида, который «не должон был про это, значится, говорить». – Ведь там же – что?

– Северус, – она виновато посмотрела на Люпина большими зелёными глазами. – Мы его видели, когда вчера туда ездили.

– В Хогвартсе? – изумился Ремус. – Я думал, он живёт у Малфоев. И что он там делал – пришёл повидаться с Дамблдором?

– Он не... – Лили подняла на руки Гарри, который забрался под кровать Ремуса проверить, что под ней. – Он работает в Хогвартсе – преподаёт, наверное. Думаю, ты должен знать. Может, не поедешь?

Ремус сидел на краю кровати, опустив взгляд на руки:

– У меня нет выбора. Сохатый не захочет, чтобы я оставался у вас, нет, правда, не захочет. Лили, ты меня никогда не видела таким. В нашей... в квартире Сириуса стены как бумага, а в Министерство попасть я не хочу...

Лили ни разу не видела Ремуса настолько мрачным, как сейчас, когда он упомянул про изолятор.

– Дамблдор меня ждет. Я ему доверяю.

– И мы... – Лили не договорила – всё ясно и так.

11 октября 1981 года

Всего лишь месяц назад он шагал по этой тропинке и ждал у запертых ворот, но происходящее напоминает затянувшийся кошмар. Он отправляет к Дамблдору Патронуса и садится у ворот. Где-то над головой, перекликаясь, направляется на юг большой клин диких гусей.

Когда друзья признались, что научились анимагии, и продемонстрировали своё умение, словно фокусники на ярмарке (Питер вообще исчез – бабах! – и все покатились со смеху при виде возмущенной крысы), большой чёрный пёс удивил Ремуса. Это было так не похоже на изящного Сириуса. Если бы Люпина спросили, в кого может перекинуться его друг, он сказал бы – в сокола, орла, ястреба. В кого-то властного и сильного. В того, кто спускается от самого солнца, и у тебя перехватывает дыхание. В того, чей напор собьёт тебя с ног. Кто завладеет тобой навечно.

Может, думает он, слушая жалобные прощальные крики гусей, всё сложилось бы по-другому – и они сейчас были бы другими. Может, Джеймс перекидывался бы в лебедя, который выбирает себе пару на всю жизнь, а не метался бы между гетеросексуальностью и однополой любовью. Может быть, Питер стал бы кем-то больше, лучше, и ему не пришлось бы стыдиться. Может быть, Сириус превращался бы в того, кем его всегда видел Ремус. И, может быть, он улетел бы к солнцу и никогда не вернулся.

От закатных лучей у Люпина слезятся глаза.

Погода здесь совсем другая. Воздух ощутимо холоднее, чем в Лондоне; на фоне ясного голубого неба темнеют сосны, а листья с выстроившихся в ряд дубов с ясенями почти облетели. Ремус съёживается, кладет голову на колени и дожидается, когда в воротах появится Хагрид.

– Люпин. – Он почти ждёт этого насмешливого голоса и покорно поворачивает голову. Ремус испытывает едва ли не радость, взглянув Северусу в глаза.

По крайней мере, это что-то новенькое – встретиться с противником лицом к лицу.

12 октября 1981 года

Луна притягивает Люпина. До полнолуния ещё сутки, но кости уже ломит от ожидания. Когда начинается комендантский час, выпущенный из одиночного заключения своей комнаты Ремус идёт в сад, и ночь поглощает его.

Несмотря на весь ужас и боль превращения, несмотря на то, как меняется его облик, Люпин спрашивает себя – если бы существовало лекарство от ликантропии, стал бы он глотать зелье или применять заклинание, чтобы избавиться от этого.

Его глаза – глаза оборотня – видят, что близится полнолуние.

Окружающее пространство пульсирует, Люпин чувствует, как бьётся сердце каждой твари, как движется сок в каждом дереве. Мир кричит, и это прекрасно. Ночь поет ему песню жизни.

Люпин медленно обернулся на шорох ломающейся травы:

– Северус.

Снейп немного бледен и в своей старомодной одежде – высокий воротник, длинные рукава – он напоминает древнего рыцаря с надгробия.

– Лили сказала, что ты здесь, – говорит Ремус, шагая в ногу со Снейпом по тропинке у замка. – В прошлом месяце я тебя не видел.

– Знай я, что профессор Дамблдор по-прежнему подвергает учеников и преподавателей такой опасности... – отвечает Северус, глядя прямо перед собой, – ты бы меня и в этом месяце не увидел.

– Северус, ты знаешь, что это неправда.

– Я? – упрёк в голосе Снейпа больно задел Люпина.

– Я? Я думал, что буду здесь в безопасности, – рычит Снейп, – подальше от тебя и твоего безмозглого предателя…

– Что? – Ремусу кажется, что вся кровь отхлынула от сердца.

– Беги, Люпин, – Снейп разворачивается на каблуках. – Беги, ищи свою настоящую семью. Блэк тебя не стоит. Он никогда тебя не поймет. Беги.

Ремус смотрит вслед Снейпу, чувствуя, как в нём поднимается лунный поток гнева и силы. Позже. Будет достаточно времени, чтобы разобраться со Снейпом, – позже.

Он поворачивает к лесу, когда первые капли дождя падают ему на лицо. Настроение изменилось.

От совы до лисы в примятой траве – ночь плачет.

13 октября 1981 года

– В любое время, мой дорогой мальчик, в любое время, – легкомысленно сказал Альбус, не сводя с лица Ремуса изучающего взгляда. – Знаю, прежнее место не очень надёжно, но пока тебе нужно – оно твоё... Я вас теперь почти не вижу.

– Простите, сэр, – ответил Ремус. – Я... Мы... Ну, мы все немного заняты сейчас, вы знаете...

– Конечно, конечно, – произнёс Дамблдор. – Я прекрасно понимаю.

Люпин с трудом выдерживал пытливый, пристальный взгляд этих голубых глаз – казалось, Альбус видит все проблемы, всё напряжение, которое им пришлось пережить в последние несколько месяцев.

– Джеймс говорил – вы считаете, что ему лучше уехать, – сказал Ремус.

– Да, это так, – внезапно голубые глаза впились в Ремуса, будто стремясь в его мыслях прочитать решение Поттера. – Может быть, это и не по-гриффиндорски и, может быть, не понравится Джеймсу – или Сириусу, – тон Дамблдора изменился так резко, что волоски на шее Люпина встали дыбом, – но твои друзья должны понять, что есть вещи поважнее репутации.

У Ремуса появилось ощущение, будто ему надавали пощёчин.

Как только Дамблдор ушел из Хижины, Ремус попробовал выкинуть всё из головы и улёгся на кровати, глубоко дыша и пытаясь справиться с возбуждением. Каждая пора, каждый волосок, каждая клетка его тела всё отчётливее чувствовали луну, которая пряталась за горизонтом, будто хищный зверь.

Дверь отворилась, и он обернулся с радостной улыбкой:

– Сири... – улыбка застыла, когда он увидел в дверном проеме Снейпа.

– Уж кого-кого, а тебя, Северус, я точно не ждал, – сказал Люпин. Он ясно видел в сумраке хижины, а значит, сейчас его зрачки полностью расширены. – Что – решил взглянуть в лицо своему страху? Проникся проповедями Дамблдора?

– Ну, можешь считать и так, если хочется, Люпин, – Снейп шагнул вперед и вытащил из внутреннего кармана маленькие серебряные ножницы. – Это исключительно для моих личных исследований, только и всего. – Ремус, внезапно застыв от страха, зачарованно смотрел на блестящие ножницы.

Снейп вытянул было руку, сжимавшую острые ножницы, но внезапно в Хижине пахнуло сырой землей, в дверной проём хлестнуло дождём, и тёмная от грязи рука перехватила запястье Снейпа.

– Оставь. Его. В покое.

Прежде чем Снейп успел вымолвить хоть слово или достать палочку, Сириус вытолкнул его из хижины, захлопнул дверь и запечатал её заклинанием. Блэк обернулся, его глаза сверкали от нескрываемой ревности и гнева – и никогда ещё Ремус не был так счастлив его видеть.


Категория: R | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус
Просмотров: 1255 | Загрузок: 169 | Рейтинг: 5.0/2 |