Среда, 12 Августа 2020, 10:05
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » G

Гриффиндорцы. Глава 16
[ ] 03 Сентября 2010, 00:44

Глава 15


Глава 16

 

 

Северус Снейп посмотрел вслед лидеру Слизерина – и снова перевел взгляд на Блэка.
Тот сидел спиной к слизеринскому столу, выпрямившись на скамье, и ухода Малфоя даже не заметил.

– Хотите, я заколдую его? Я знаю...

– Заткнись, –  процедил Розье. – И не лезь к Блэку, понял?

– Почему?

– Не твое дело. Не лезь. Или пеняй на себя. Ты меня хорошо понял?

Снейп сглотнул.

Вопросы плясали на кончике языка, но Северус не позволил им вырваться на волю.

Да и спрашивать было вовсе не обязательно.

Снейп устало сгорбился и положил вилку. Аппетит пропал.

Его с головой накрыло чувство, которое он предпочитал называть ненавистью. Хотя в глубине души понимал, что зависть – куда более точное слово для описания этой… эмоции.

Он снова вспомнил свой первый день в Хогвартсе.

Северус оказался последним – и Шляпа отправила его в Слизерин, едва коснувшись головы.

Факультет наградил первокурсника аплодисментами, как и всех прочих… Но когда Северус споткнулся, сходя с возвышения, и чуть было не растянулся на полу, раздались смешки.

– Хорошенькое нам досталось пополнение, –  громко сказал один из старшекурсников. – Вместо Блэка.

Как это – вместо?!

Он опустил глаза и присел на самый край скамьи.

Шепот соседей: «А кто такие Снейпы?». И в ответ –  опять трижды проклятое «Не знаю».

"Не волнуйся. Ты самый лучший. Ты талантливый. И они это оценят".

И соседский щенок, поднятый в воздух. "Отпусти!" "Конечно", –  и он резко опускает палочку. Щенок падает на землю, раскинув лапы… Глухой шлепок. Визг. И отчаяние в чужих глазах.

А вот не надо было орать на всю улицу "Сальный придурок!"

Мама, ну ПОЧЕМУ ты вышла замуж за этого козла– маггла? Зачем?

Чтобы я сидел за столом факультета своей мечты и ждал неизбежного вопроса «Кто твои родители?»

И он, естественно, тут же последовал.

– А кто твои родители?

– Меня зовут Северус. А мою мать –  Эйлин. Эйлин Принц.

Старшекурсники, сидящие вокруг высокого светловолосого парня в шелковой новенькой мантии, дружно расхохотались.

– Тоже мне, принц, –  вздернула носик белокурая смазливая старшекурсница. – Принц, _мистер Снейп_, сидит воон там. За столом Гриффиндора.

Она махнула рукой в сторону красивого мальчика с мрачным выражением лица, который сидел, выпрямив спину и вздернув подбородок.

– А гриффиндорцы тоже не очень– то рады. Может, обменяем Блэка на это недоразумение, пока не поздно?

Снова смех – жалящий. Жестокий.

Палочка… она хороша, когда у других ее нет. А у этих –  есть.

Старшекурсники.

Они знают заклятий больше, чем он. Пока.

– А почему он принц? – небрежно поинтересовался Снейп у красивой черноволосой девушки с добрым лицом.

– Ну, он, конечно, не королевская особа… Это Сириус Блэк, мой кузен. Наследник рода. А меня зовут Андромеда. Тоже Блэк.

Северус поднял на нее глаза.

Королей в магическом мире давным– давно нет. Но…

Мысль, пришедшая ему на ум, была настолько невероятной, что мальчик приоткрыл рот.

– Вы – потомки Салазара Слизерина? Великого Слизерина?

– Нет, –  слегка улыбнулась Андромеда. – Морганы.

Снейп смотрел на нее в полном замешательстве. Девушка истолковала его неправильно.

– Ну, ты знаешь Мерлина? А Моргана – его двоюродная сестра.

– Я прекрасно знаю, кто такая Моргана! –  выпалил первокурсник, прищурив глаза. –  Но она давным– давно мертва. Откуда известно, что Блэки происходят от нее?

Андромеда пожала плечами.

– Никогда не интересовалась этим вопросом. Узнаешь –  расскажи. Послушаем.

И равнодушно отвернулась к белокурой.

– Ну, братец отличился… –  процедила та. – Позорище…

– Насколько я знаю Сириуса, Цисси, через полгода он подомнет под себя Гриффиндор, –  улыбнулась Андромеда.

– Да брось, Мэд. Спорим, они его возненавидят?

– Спорим!

Девицы продолжили разговор, уже не обращая внимания на первокурсника.

Северус нахмурил брови и склонился над тарелкой.

Капли соуса срывались с вилки, оставляя неряшливые коричневые следы на черной форменной мантии. Мальчик этого привычно не замечал. Подумаешь, какие мелочи…

"Ничего. Посмотрим еще, кто кого".

Мать твердила, что он самый лучший. И станет просто фантастическим колдуном. И что главное –  не происхождение, а то, чем ты станешь. Сам. Но…

Снейп невольно глянул на гриффиндорский стол.

Небось, про себя этот Блэк честит Шляпу всякими изысканными оскорблениями, подхваченными у родителей. Надо же –  подложить такую подлянку… Скоро избалованному аристократишке покажут его место.

Принц. Ха– ха– ха. Гриффиндор –  это тебе не Слизерин. Там прославленный род и поколения аристократов за спиной не приветствуются. А сам по себе ты наверняка не стоишь и пары кнатов, Блэк. И делать ничего не умеешь. А если умеешь, то не хочешь. Зачем? У тебя и так все есть. Стараться незачем…

Было.

А сейчас – сможешь? Сможешь доказать, что чем– то интересен – сам по себе?

Вряд ли. Не приучен. В отличие от Северуса Снейпа. Занявшего, видите ли, чужое место.

 

Так и получилось. Блэк стал изгоем. И поделом. Надо приспосабливаться к меняющемуся миру. Даже –  ха! –  потомкам Морганы.

К Снейпу однокурсники тоже пытались цепляться –  особенно когда слышали о себе нелицеприятную правду. Серость не любит честности. А когда он приложил кое– кого парочкой заклятий, удивились так, словно не знали, что на свете существует магия. Все, кроме Блэка (ну, это особый случай) и Поттера, который ответил. Кулаками.

К счастью, старшие живо оттащили первогодка прочь. Кретин. На что он вообще рассчитывал? Ладно бы был магглорожденным –  так ведь волшебник, понимать должен, что такое кулаки –  против одного– единственного движения палочки!

Большинство людей вообще до странности глупы.

А уж соседи по спальне и по парте…

Серая колыхающаяся масса –  даром что мантии черные. Безмозглые кретины –  что чистокровные, что не очень. Дурацкие шутки вроде взорванного котла или хлопушки на уроке, тупые глаза, когда учитель в очередной раз пытается втолковать им, как нужно действовать, чтобы все получилось. Болтовня на уроках –  вместо того, чтобы слушать и вникать или хотя бы не мешать тем, кто, как ни странно, пришел в класс именно за этим.

Иногда складывалось впечатление, что однокурсники только недавно научились читать, если вообще до поступления в Хогвартс не жили на деревьях, как обезьяны. Или, допустим, в хлеву.

Они казались все на одно лицо, и если кто и выделялся, то только степенью производимого постороннего шума. Поттер, например. Звонкий, как погремушка, гриффиндорец. Пока ему все удается, надо признать… но это пока. Первый курс. Простейшие задания. Привыкнет к тому, что ничего не нужно делать –  и просто не успеет перестроиться, когда уроки усложнятся, и на природных способностях уже далеко не уедешь, а привычки работать так и не образовалось. Мать не раз предупреждала о капкане, в который попали многие из ее многообещающих соучеников. "Талант –  это еще не все. Нужно помнить, что в основе всего лежит труд. Иначе, Северус, ты можешь превратиться в заурядного чиновничка или продавца, который ищет утешение на дне бутылки, оплакивая свое несостоявшееся будущее и недостойное настоящее. Нет ничего более страшного, чем если тебя назвали подающим надежды –  и ты поверил и успокоился".

Собственно, на всем курсе соперничали ровно трое –  пустышка– Поттер, вечно тративший время неизвестно на что, вроде болтовни с невзрачным дружком– гриффиндорцем или демонстрации выученных заклятий, серьезная зубрила Лили Эванс (и не скажешь, что грязнокровка!) –  и он сам.

Снейпа преподаватели начали хвалить с первых уроков. Память у него была тренированная, заклятия учились легко, зелья… тут вообще не было никаких трудностей. Делай все, как сказано в рецептах. Не торопись, как Поттер, ни путай ингредиенты, как Блэк, который вечно умудрялся засыпать в почти готовое варево один, зато совершенно не сочетаемый с другими компонент, вплоть до постоянных катастроф на уроке…

И все получится. Без всяких там эфемерных природных талантов.

В зельях извечной соперницей Снейпа была Эванс, в заклятиях Поттер и он были примерно равны, в трансфигурации Поттер безусловно лидировал (пока)… а в общем и целом результат был вполне достойным. Потому что остальные предметы были сочетанием всех трех умений. За исключением, пожалуй, травологии –  но кого интересуют растения, пока они еще не стали ингредиентами? А ради принципа можно и в земле покопаться. Изредка. Каждый навык пригодится в будущей взрослой жизни, в которой роль играет только то, чем стал ты сам.

Блэк, как и ожидалось, оказался форменной серостью. Ладно бы тупица –  хоть что– то выдающееся, пусть и в отрицательном смысле. Просто середнячок. Во всем. За исключением великолепной, потрясающей наглости и развитой привычки к чтению. Книги Блэк читал даже на трансфигурации –  уроке, который своим высочайшим вниманием одарял даже Сам Джеймс Поттер. Труднейший предмет.

А Блэк полностью оправдывал слова мамы. Она говорила о таких, презрительно скривив губы: "Золотые мальчики. Прожигатели жизни. Они думают, что весь мир –  у их ног. Когда– то, наверное, так и было. Но сейчас…"

А еще в Хогвартсе была настоящая библиотека, полная сокровищ. Которую все эти кретины не ценили и оценить не могли. Потому что жили впустую. Как елочные игрушки, видящие свет только раз в году, когда наступает праздник. А на все остальное время запертые в картонной коробке собственной тупости.

Со сверстниками было невыносимо скучно. Просто до дрожи.

А Люциус Малфой, неофициальный лидер Слизерина, увидев, как много уже умеет Снейп, ни разу не припомнил первокурснику его сомнительное происхождение. Как мама и говорила.

С старшими было интересно. Занимательно. Пусть даже они не всегда принимали его всерьез.

А что в компанию не берут – так это понятно, "маленький еще".

Хотя Блэка бы взяли, наверное. Просто потому, что он Блэк. Ничтожество полное, зато у него смазливая мордашка, врожденная надменность и правильное происхождение.

Почему они должны иметь преимущество? Даже сейчас? Все эти Блэки, Розье, Малфои? Заносчивые, словно прославленные предки –  их собственная заслуга? Подметающие пол шелковыми подолами мантий, сшитых точно по фигуре – видимо, на заказ. Не заботящиеся об оценках, не дрожащие перед контрольными – потому что им все равно, какую оценку они получат. Потому что у них и так все есть…

После истории с ослиными ушами, которыми украсила Блэка разозленная мать, с этой несправедливостью смиряться стало куда легче. Получил, «принц»? Опозорен на всю школу! Такое не забывается…

А уж когда Малфой дал отмашку на травлю, все стало совсем замечательно. И каждый раз, поднимая палочку, Снейп невольно думал: «Что, тяжело приходится, «принц»?»

Как же он был наивен!

Сейчас о тех счастливых и _справедливых_ временах только сам Снейп, кажется, и помнил.

Сначала Блэк вместе с очередным томом привлек внимание Макгонагалл и без труда сделал то, над чем остальные корпели пол– урока. _Превратил_. То, что надо, в то, что надо. Спичку в иголку. Ерунда, конечно… пока сам не попробуешь.

А потом разозленные после неудачного матча старшие с Люциусом во главе чуть не убили заносчивого отщепенца (который не нашел ничего лучшего, как пойти на мировую с факультетом Слизерина, раз уж в Гриффиндоре все так плохо. А иначе что бы он забыл у них в подземельях?). Малфой, придя в себя, по сотне раз заставил репетировать спешно придуманную историю, которая должна была оправдать всех членов компании, когда Блэк придет в себя и распустит язык. Но преподаватели так ничего и не узнали. Дурацкая гриффиндорская манера –  лезть на рожон и ни в коем случае не вмешивать "посторонних", даже учителей, в собственные сомнительные дела –  в кои– то веки оказалась кстати. Неприятностей так и не воспоследовало. Кроме одной– единственной.

Блэк и Поттер подружились. Образовав какое– то совершенно новое зелье. Из несочетаемых компонентов.

И началось.

Какие там уши – на фоне трансфигурации и заклятий, которые удавались проклятому Блэку и его дружку Поттеру максимум с третьей попытки, будто они не учили, а вспоминали и движения, и слова..

На фоне многочисленных проделок, которые становились легендой.

Блэк из средних стремительно вышел в первые. Вместе с Поттером. И даже Северусу и Лили, известным трудягам, никак не удавалось обогнать легкомысленных шалопаев –  а то, что они шалопаи, видно было невооруженным взглядом. Точнее говоря, не видно. В библиотеке.

И это было по– настоящему обидно.

И закрадывалась мысль, что труд хорош тогда, когда рядом нет таких вот "исключительно талантливых". Обладающих при этом столь же исключительной ленью. И тем не менее побеждающих. Просто потому, что.

Мирная жизнь в Хогвартсе приобрела отчетливый привкус горькой несправедливости.

А теперь еще и это.

Конец вендетты, объявленной чистокровными знатными слизеринцами отщепенцу. Предателю рода.

 

Андромеда проводила Малфоя глазами и обернулась к сестре:

– Эй, Цисси, где мои десять галлеонов?

– Какие десять галлеонов, сестричка? – поинтересовалась Нарцисса.

– Которые ты проспорила, милая.

– Ты ставила на Блэка, а не на…

– А я не ставила на то, что он покорит Гриффиндор в гордом одиночестве. Эх, надо было спорить на весь Хогвардс…

– Не весь.

– Да? А что тогда твой Люц забыл у гриффиндорского стола? – ухмыльнулась Андромеда.

Нарцисса промолчала.

А Снейп заскрипел зубами.

Ненавижу…

– Мне что, терпеть, когда этот Поттер меня обзывает или заколдовывает? Молча? – выпалил он.

– Кто говорил о Поттере? – удивился Эйвери. – А вот от Блэка придется. Это приказ, –  сказал он не терпящим возражений тоном.

Приказ…

У Сириуса было все то, чего не было у Снейпа.

Имя. Красота. Богатство. «Невероятный» талант (как сказал сам Гораций Слагхорн, декан Слизерина).

Все это досталось ему даром. Просто потому, что он один из Блэков.

И самое обидное – придурок нисколько не дорожил сокровищами, которыми владел.

Талант тратил на дурацкие забавы.

Красоту, кажется, просто не замечал.

С семьей был на ножах. По крайней мере, с той ее частью, которая находилась в Хогвартсе.

Когда Снейп однажды споткнулся и растянулся на полу, он не знал, куда деваться со стыда. А от боли в расквашенном носу не смог сдержать слез.

Когда Блэк полетел с метлы (по собственной дурости – нечего, зависнув вниз головой, отпускать руки) и Поттер в невероятном броске еле успел его поймать почти у самой земли, –  «принц» хохотал во все горло, пока перепуганный насмерть Поттер на пару с приземлившимся рядом Люпином ругал его на все корки. И синяк на скуле его совершенно не смущал.

А Снейп боялся летать – не то что падать.

Избалованный недоумок с отвратительным характером. Растрачивающий зря дары природы и судьбы.

Такой же, как Джеймс Поттер. Только хуже.

Потому что теперь его нельзя даже заколдовать.

 

 Глава 17


Категория: G | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус
Просмотров: 909 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/2 |