Понедельник, 11 Декабрь 2017, 19:51
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » PG-13

Тайна, магия и немного везения
[ Скачать с сервера (797.5Kb) ] 16 Март 2011, 13:14
Автор: shiraz
Бета: Маграт
Персонажи: Мародеры и кое-кто еще
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Жанр: юмор, романс
Дисклеймер: Персонажи принадлежат Дж. К. Роулинг, а мы просто шалим.
Саммари: История создания легендарной Карты Мародеров — как это было на самом деле.
Примечание: Фик написан на фест «Карта Мародеров» на форуме Polyjuice Potion, 2011
 
Рисунок-иллюстрация
Название: Шалость удалась
Автор: Киссюшка
Рейтинг: R
Техника: планшет, фотошоп
Дисклеймер: Персонажи принадлежат Дж. К. Роулинг, а мы просто шалим.
Примечание: Арт создан на фест "Карта Мародеров" на форуме Polyjuice
Potion, 2011
 
 
Представьте себе летний закат на морском побережье: мерный рокот прибоя, ветер в волосах, цепочка следов на гладком песке, отражение угасающего солнца в любимых глазах.
Представьте себе Рождество в кругу семьи: дивный аромат еловых веток, пряничные домики и венки из остролиста, пламя свечи, тающее в бокале с вином.
Представьте себе раннюю осень: прогулка в уединенном парке, шуршание сухих листьев под ногами, тонкая кисть в кожаной перчатке, уютно лежащая на сгибе локтя…
Представили?
А теперь вообразите — на закатный берег выбросило дохлого тюленя, в чашу с рождественским пуншем упала жирная муха, а в парке зарядил мерзкий осенний дождь.
Вот такие они и были, Мародеры. Муха в чаше радости. Тухлятина в бухте блаженства. Ледяные струи за шиворот нежности. Уж можете мне поверить…


***
С Мягколапом творилось неладное. Два месяца каникул от него не было никаких известий, хотя еще с первого курса повелось, что летом он слал Сохатому по десять сов в неделю. А 30 июля, накануне дня блаженной Иоанны Йейтской, Блэк мрачным призраком возник на пороге поттеровского дома. «Они меня достали, и я ушел», — вот и все, что Сириус сказал потом Мародерам.

Осень затянула их в водоворот школьных дел, но странности с Блэком продолжались. Он метался между черной меланхолией и диким весельем, на расспросы друзей отвечал уклончиво или невпопад. И даже добытая Джеймсом огромная бутыль дыбоволосного зелья против ожидания не привела его восторг. Иногда серые глаза под неровно отросшей челкой странно туманились, и Сириус смотрел по-особенному, отчего у Поттера внутри что-то тихо дрожало и плавилось. Непонятно, в общем, смотрел. Как будто намекал.

Вскоре на всех четырех факультетах с упоением начали делать ставки: в кого же втюрился этот высокомерный задира Сириус Блэк. Гриффиндорцы уверяли, что это, конечно же, «львица» (тощая пигалица МакКиннон, не иначе!). Слизеры (вот ведь извращенцы!) подозревали одну из многочисленных блэковских кузин, а Фабиан Прюэтт осторожно предположил, что у наследника великого и древнего рода специфические, если не сказать, противоестественные наклонности — но эту версию дружно отмели как нежизнеспособную. Сам Блэк предмет своей страсти никак не обозначал, шутки на тему влюбленности категорически игнорировал, но стакан с тыквенным соком на предмет амортенции проверять не забывал. Мало ли…

А потом Сириус стал где-то подолгу пропадать. Сначала раз в неделю, а потом и вовсе через день. Теперь он казался почти нормальным. По крайней мере, скоропостижная смерть от тоски ему явно не грозила. Но Поттер был в бешенстве: какие еще секреты от друзей? Тем более от него, Сохатого! Как котлы драить на отработках, так вместе, а сливки с чужого молочка снимать — один?! Расспрашивать, где и с кем Блэк проводит свой досуг, Джеймсу не позволяла гордость. Не лезть же ему в голову заклинанием в самом-то деле! Тем более, он и ответить может — мало не покажется!

Зима накрыла Хогвартс плотным белым куполом, приближалось Рождество. До каникул оставалась всего пара дней, когда Джеймса, наконец, осенило. Поздним вечером, бездарно изображая внеплановый приступ бессонницы, Поттер подкарауливал Блэка в гриффиндорской гостиной. Маясь от безделья, он взялся за книгу, которую оставила на столе Лили Эванс. Это была маггловская история о человеке, который был кем-то вроде внештатного аврора. Его звали Шерлок Холмс, и, похоже, он владел мастерством приготовления Оборотного зелья вкупе с начальными навыками легилименции.

И тут Поттер понял: Блэка нужно выследить! Разумеется, не унижаясь до подглядывания. Но как это сделать? Решение проблемы пришло на истории магии, в тот момент, когда профессор Флитвик с упоением рассказывал о гномо-гоблинских войнах, демонстрируя классу магическую схему битвы при Солсбери. Фигурки воинов на деревянной доске двигались, потрясали оружием и бесстрашно шли в атаку, а над ними парили крохотные свитки с указанием численности и рода войск. Конечно же, карта! Причем такая, на которой одновременно будут видны все хогвартские обитатели, включая призраков и обеих кошек — филчеву и гриффиндорскую. Тогда Сохатый сможет узнать, где пропадает лучший друг, а заодно преподнесет Мародерам отличный подарок! С таким магическим артефактом им любая шалость будет по плечу!

Несмотря на приглашение провести Рождество в доме Поттеров, Блэк на все каникулы остался в Хогвартсе, а Сохатый, кипя от негодования, вплотную занялся своей идеей. Стопка подходящего пергамента обнаружилась в кабинете отца. На чернила он угрохал половину накопленных за полгода карманных денег: пусть дорого, зато сепия придаст карте нужный стиль. Сославшись на домашние задания, Джеймс сутками торчал в библиотеке в поисках нужных составов и заклинаний — созидающих, оживляющих и защитных. Родители только диву давались: такого рвения к науке их сын не проявлял, пожалуй, никогда.

Вернувшись в школу после праздников, Мародеры с сожалением констатировали: Мягколап окончательно от них отдалился. Даже граничащая с гениальностью идея Ремуса добавить клей в снейпово прилизелье была отвергнута Блэком как «совершенно идиотская и несмешная». Сальные патлы Сопливуса, блестящие еще и от клея — разве это не смешно?! И вообще, куда делся привычный Сириус Блэк? Его случайно фейри не подменили?

В отчаянии Поттер в одиночку разработал и воплотил в жизнь дерзкий план по похищению из кабинета Филча схемы Хогвартса в масштабе 1:850. Еще несколько недель он отрабатывал заклинания, делал наброски, наносил на филчеву схему известные Мародерам тайные ходы и секретные укрытия. Оставалось только приготовить оживляющий состав. И запастись удачей.

Наконец, в середине марта Сохатый предпринял первую попытку, которая закончилась полным провалом. Так же, как вторая. А за ней и третья… Проклятая карта не только отказывалась работать, но и словно издевалась над Поттером: защитные заклинания выдавали гадости одну оскорбительней другой.
«Джеймс Поттер — самонадеянный тупица и нахал!»
«Господин Сохатый жует траву и подпирает рогами потолок!»

Джеймс слегка приуныл, но когда такое было, чтобы наследник Поттеров сдавался без боя! Неожиданно помогли уроки алхимии. Выяснилось, что для отображения живых объектов растительный пергамент не годился. В запасе у него оставался только веллум (отличная выделка, полтора галлеона за лист!), а еще — отчаянное желание докопаться до истины…

Как только Блэк в очередной раз отправился «по своим делам», Сохатый поспешно спровадил Лунатика и Червехвоста в библиотеку изучать заклятие Фиделиус (кто знает, а вдруг пригодится?) и взялся за дело.
Пропитать пергамент оживляющим составом…
Копирующим заклинанием перенести план…
Наложить чары сокрытия…
Добавить защитные чары…
Потом заклинание-ключ…
И, наконец: «Inanimatus Conjurus!»
— Торжественно клянусь, что замышляю только шалость! — взмахнув волшебной палочкой, произнес Поттер. Зачарованные листы засияли неярким светом, края карты зашевелились, и на желтоватой поверхности медленно проявились коричневые буквы: «Господа Лунатик, Червехвост, Мягколап и Сохатый рады представить Вам карту Мародеров».

Сработало! Ощущая на языке сладкий вкус триумфа, Джеймс быстро развернул пергамент и начал жадно разглядывать надписи — движущиеся или слабо подрагивающие на одном месте. Его собственная отметка парила в квадрате «Спальня 6, Гриффиндор». Ремус Люпин и Питер Петигрю были там, где им и полагалось, — в библиотеке. Фабиан Прюэтт ошивался в районе квиддичных раздевалок, причем в компании старосты Кингсли Шеклбота… А стайка гриффиндорских девиц, включая рыжую зануду Эванс, прогуливалась в саду.

А где же Блэк? Если верить карте, он бодро перемещался по направлению к слизеринским подвалам. Какого лешего он там забыл? Решил навестить братца?.. Неподалеку от входа в лаборатории Сириус остановился. Поттер не верил своим глазам: навстречу ему по коридору двигался Северус Снейп. Причем, судя по всему, не шел, а прямо-таки бежал вприпрыжку! Немного потоптавшись на месте, Блэк и Снейп резво направились в дальнюю полузаброшенную лабораторию, куда студенты заглядывали крайне редко.

В гриффиндорскую башню Сириус вернулся через час. Воротник рубашки расстегнут, галстук съехал на бок. Весь его внешний вид — небрежный и даже вызывающий — говорил о том, что последние шестьдесят минут он провел отнюдь не за вышиванием или игрой в крикет.

Поттер никогда не был силен в дипломатии:
— Где тебя носило? — спросил он, как только дверь за Мягколапом закрылась.
— Я был в совятне, — невозмутимо ответил Сириус.
Что же не в теплице мандрагору пересаживал?
— И давно совятню перенесли в подвалы?
На красивом блэковском лице отобразилась легкая растерянность:
— Я был у брата. Не хочу вдаваться в подробности.
— И давно ты побратался с этим флоббером сальноволосым?
— Ммм… А если я скажу, что он помогал мне с домашним заданием по зельям?
— А в глаз не хочешь? Колись, какого хрена ты там делал, да еще и с Сопливусом! — воплю Поттера позавидовал бы и оборотень в полнолуние.
— Тогда остается только одно — сказать правду… Я с ним встречаюсь.
— В каком это смысле?
— В том самом.
— Мерлиновы яйца! Мягколап! Ты типа… гей?
— Я просто еще не определился. А что тут такого? Я же Блэк! — Сириус гордо задрал подбородок. — А в нашей семейке еще не то бывало! Ты моего дядю Альфарда видал? — Джеймс молча кивнул. — Вот именно!
Лучше б ты обнаружил мистическую связь с Салазаром Слизерином и решил провозгласить себя темным лордом магической Британии!
Поттер нервно рассмеялся:
— И что ты со Снейпом... эээ, того? Он же уродец… то есть слизеринец! Не мог найти кого-нибудь поприличнее?
— Ну почему же! Я нашел, но этот человек, похоже, не разделяет моих пристрастий, а Северус… в общем, он разделяет.
От протяжного блэковского «Северус» волосы у Поттера встали дыбом, причем не только на голове.
— То есть ты не знаешь про того парня наверняка? Значит, поговори с ним! Надеюсь, это кто-то стоящий, потому что Сопливус…
Блэк бросил из-под челки печально знакомый Джеймсу взгляд — серебристый, с поволокой:
— Может ты и прав, Сохатый... Ну, тогда давай поговорим…
— Ччего? — Поттер отшатнулся и начал потихоньку сдавать назад.
— Того. Этот кто-то — ты.
— Блэк, да ты охренел?!
— Джей, кто из нас настаивал на разговоре?
— Да я ж не думал…
— Зато теперь тебе известно все.
Джеймс уперся лопатками в стену и с некоторой тревогой понял, что отступать ему некуда:
— Эй, чего это ты на меня так смотришь?!
— Нельзя смотреть?
— Приятель, стой, где стоишь!
— Ходить тоже нельзя? — Мягколап одним медленным текучим движением приблизился к Сохатому, неотрывно глядя ему в глаза.
— Блэк, убери руки!.. Убери, а то зааважу! Что ты делаешь?! Что делаешь?! Я не целуюсь с му… умм…
— Целуешься, и даже неплохо.
— Ммягколап, может, не надо?
— Не вижу причин, почему нет.
— Я же не… Это же мой… Охх, ммамочки!
— Звать сюда миссис Дори — плохая идея, Джей.
— Сириууус…

О, Моргана-заступница! Благослови британскую образовательную систему, плотные пологи и темные хогвартские ночи! Ну и заглушающие чары заодно…
— Слушай, я так и не понял, как ты узнал про Северуса?
— Сопливуса!
— Хорошо, как ты узнал про Сопливуса?
— Это долгая история. Потом расскажу… И, Сириус, больше никакого Снейпа!
— Разумеется! Теперь только Поттер…

***
Сириус Блэк спит, обнимая Сохатого и тесно прижимаясь к нему всем телом. Джеймс осторожно отодвигается, на ощупь находит волшебную палочку и тихо, чтобы ненароком не разбудить Мягколапа — один Мерлин знает, что еще придет ему в голову! — шепчет:
— Шалость удалась!
Завалившийся под кровать пергамент светлеет, а Джеймс думает о том, что от карты Мародеры, конечно же, будут в полном восторге. У него непривычно ноет спина, саднят стертые локти и коленки, и решительно непристойно болит там, где у приличных волшебников уж точно болеть не должно. Шалость и в самом деле удалась.

***
…Каждое их слово таило грязную шуточку, каждое движение — изощренное издевательство. Шли Мародеры напролом или лезли сквозь игольное ушко, результат был один: очередная жертва оказывалась лицом в грязи. И не всегда — иносказательно. И хорошо, если просто в грязи. Однажды… Впрочем, речь сейчас не об этом.
Заводилой у них считался Джеймс Поттер. Как же! Баловень судьбы и престарелой маменьки, всеобщий любимец… Хотя, что в нем привлекательного, кроме древнего рода, мешка галлеонов и безупречной игры в квиддич? Ровным счетом ничего! Волосы торчком (вот уж кому не помешало бы воспользоваться прилизельем!), вечно ухмыляющийся рот, и, кстати говоря, без своих фирменных очков он слеп, как летучая мышь.
А вот Ремус Люпин был по-настоящему опасен. Один из тех парней, тихих и незаметных, которые, как шкатулка со смертоносным секретом, открываются в самый неожиданный момент. И убивают. Держитесь от него подальше или не жалуйтесь потом, что я вас не предупреждал!
Питер Петтигрю… Говорят, он предпочел стать мальчиком на побегушках, чтобы не стать мальчиком для битья. Хотя мне всегда казалось, что в нем есть некая скрытая пружина. Неиспользованный шанс в череде возможностей. Но, вероятно, я ошибался…
Итак, их было четверо. Четверка несносных жестоких мальчишек! Но этот стоил всех прочих. Я о Сириусе Блэке, разумеется. Он был поистине невыносим, хотя красив — отрицать нельзя. Поразительный контраст черных волос и прозрачно-серых, почти серебристых глаз… мм, он пленял многих… Добавьте сюда гармонию черт, скульптурное сложение… этот разворот плеч … я … гхм! В общем, в лучших традициях Блэков. Они все красивы ровно в той степени, в которой безумны. Именно так!
Одной из специфических черт Сириуса… то есть Блэка была способность обращать людей в вещи. Использованные и сломанные он беспечно отбрасывал прочь, а необходимые… О, эти он оберегал со звериным упорством!
В то утро они явились на завтрак вчетвером. Как обычно, гоготали и хамили напропалую, подначивая всех вокруг и даже друг друга. Но что-то изменилось, что-то было не так…
Я не сразу понял, в чем дело. А потом он посмотрел в мою сторону, и все встало на свои места: Блэк всего лишь приобрел новую вещь, а другую — старую, ненужную — только что оставил.
Выпускник факультета Слизерин, пожелавший остаться неизвестным
 

 
Категория: PG-13 | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, PG-13
Просмотров: 2997 | Загрузок: 170 | Рейтинг: 5.0/3 |