Суббота, 15 Августа 2020, 05:13
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » NC-17

Побег из ада. Часть 2.08
[ ] 03 Июня 2011, 21:15

***
 
— Чего вам ещё? — устало спросила толстуха. На ней был дорожный плащ, в руках — саквояж.
 
— Вы сами будете убирать кровь и всё прочее? — Ремус сдерживался из последних сил.
 
— А, вы чистильщик. Так бы сразу и сказали. Как будете уходить, наложите чары на дверь. Ноги моей не будет в Лондоне, пока вы не поймаете Руквуда.
 
Женщина завертелась вокруг себя, как огромная пёстрая юла. Воздух с хлопком заполнили пустоту, которую она оставила, аппарировав. Умей тот маггл аппарировать, всё пошло бы иначе: семь молодых женщин были бы живы, а Ремус и Северус, скорее всего, так и остались бы чужими друг другу. Собственно, они и останутся. Северус ясно об этом сказал. Он умеет всё расставлять по своим местам. Ну и пошёл к чёрту. Ремус будет думать только о работе.
 
Работа: вычистить пол, стены, потолок, мебель; всё время помнить, что помещение трёхмерно, грязь может быть повсюду. В щелях на полу. В складках мягких игрушек. В завитках рамок для колдографий. Ремус приходит в загаженные, осквернённые дома и оставляет после себя чистоту.
 
Он огляделся. Внезапно ему захотелось сделать что-нибудь гадкое. Вдруг станет легче? Ремус присел на стул (вычищенное сиденье пахло озоном, как воздух после грозы) и расстегнул брюки. Ему было стыдно, но удержаться он не мог. Стыд лишь добавлял удовольствию остроты.
 
Один в пустом доме. Один на месте преступления.
 
Ремус провёл по члену пальцем, настраивая его, как музыкальный инструмент. Представил губы Северуса, охватывающие головку, смыкающиеся вокруг ствола, скользящие вверх, потом вниз.
 
— Ненавижу тебя, — шептал Ремус, онанируя. — Ненавижу… ах, Северус…
 
Сперма выплеснулась на сверкающий паркет. Ремус открыл глаза, тупо посмотрел на белёсые капли. Вытер член платком, застегнулся. Одно движение палочкой — и на паркете не осталось ни пятнышка.
 
***
 
Грузные облака плыли на север, луна освещала дома неверным светом.
 
Невидимка направлялся к себе, в своё новое жилище, неуютное, но тёплое. Улица была пустынна: ни торговцев, ни пешеходов. Невидимка усмехнулся: веревка, которую он нашёл в доме дьяволицы, оказалась очень кстати — теперь авроры ищут его по всем дистриктам. В любом мире полицейские тупы и их приятно водить за нос. Они его не узнают, даже если поздороваются с ним за руку. Когда от тебя не ждут дурного, всё сразу упрощается.
 
Говорят, первый сон на новом месте — вещий. Невидимка весь день пытался вспомнить, что же ему приснилось; в памяти всплывали разрозненные обрывки — мусорный бак, чернокожий подросток, дьяволица, у которой вдруг отрастали рога. Он так и не смог решить, к добру это или к худу. Надо верить в лучшее.
 
Полдела уже сделано. Чутьё Невидимки обострилось, теперь дело пойдёт быстрее. Он не будет тратить столько времени на подготовку.
 
Из-за угла показалась женщина. Невидимка спрятался в нише, разделявшей фасады двух магазинов, дождался, пока бесовка не подойдёт достаточно близко, чтобы можно было увидеть её лицо, и осторожно высунул голову из укрытия. Шляпу пришлось снять.
 
«Чёрная», — первое, что пришло ему в голову при взгляде на бесовку.
 
Её лицо будто светилось в темноте, как гипсовая маска, зато волосы и одежда сливались с сумраком ночи. Бесовка вскинула голову, тонкие ноздри трепетали. Смотрела она так, словно могла перекусить пополам любого, кто ей попадётся. У неё были длинные тёмные волосы, тонкая, как хлыст, фигура и пронзительные глаза.
 
«Это не дьяволица, — подумал Невидимка. — Нет, не она. Её смерть не принесёт мне освобождения. Пусть её убьёт кто-нибудь другой».
 
Другая, подспудная мысль, которую он немедленно изгнал из сознания, заставила его вжаться в нишу. Кем бы ни была эта бесовка с горящими, глубоко посаженными глазами, с печатью безумия на исхудалом лице, Невидимка не сумел бы с ней справиться. Ни единого шанса.
 
Он подождал, пока бесовка не продолжит путь, и вышел лишь после того, как затих цокот её каблучков по мостовой.
 
Сердце стучало в груди, вены на висках пульсировали. В последний раз Невидимка пережил подобный страх, когда Самая Первая дьяволица влезла ему в голову. Сказывалось напряжение последних месяцев. Надо взять себя в руки. Случайная встреча с безобидной бесовкой — и он едва не сорвался. Так нельзя, худо будет, если он попадётся в последний момент. Освобождение — дело недели или двух. Неделю или две Невидимка выдержит.
 
Он понял, что замедлил шаг, и заставил себя идти в обычном темпе. Пусть чёртова баба не успела уйти далеко, он просто пройдёт мимо.
 
Чёрная бесовка стояла на углу; приподняв подол мантии, она рассматривала свою туфлю. Невидимка остановился.
 
— Reparo.
 
Фонарь, висевший на вделанном в стену крюке, серебрил кудри бесовки, распущенные по плечам. Длинная тень вытянулась стрелкой, указывая в сторону переулка.
 
Бесовка повернулась, теперь её лицо было ярко освещено.
 
Оно изменилось.
 
Губы Невидимки растянулись в улыбке.
 
— Вот и ты, моя дорогая, — прошептал он.
 
Шумная компания нагнала его сзади — хохотали пьяные парни, визжали пьяные девчонки. Пропустив их, Невидимка двинулся следом и успел увидеть, как дьяволица свернула в переулок.
 
«Упустишь момент — пожалеешь», — шепнул голос матери.
 
Невидимка всего лишь намеревался выяснить, где живёт дьяволица, но если мать говорит…
 
Он достал нож из чехла, закреплённого под мышкой, и прибавил шагу.
 
***
 
Ремус решил вести себя, словно ничего не было — ни ночи, проведённой вместе, ни разговора в пабе. До лёгкости, с какой это проделывал Северус, ему было далеко: у того было больше практики или хладнокровия. Или же отношения с Ремусом ничего для него не значили. Скорее последнее — во всём прочем Северус хладнокровием не отличался.
 
Дверь в комнату Северуса была открыта. Уж конечно, не потому, что он ждал возвращения соседа. Ремус прошёл мимо, не заглянув внутрь. Принял ванну, переоделся, спустился на кухню, поужинал в одиночестве. Поднимаясь в свою комнату, Ремус прихватил с собой чашку чая. Потом спустился ещё раз и принёс чайник. Вспомнил, что забыл печенье.
 
— Люпин, перестань сновать туда-сюда. Хочешь войти — входи. — Северус запустил руку в волосы.
 
Пирамида из карточек вращалась посреди комнаты, переливаясь, как рождественская ёлка. Несколько свечей, рассеивавших тьму, довершали впечатление.
 
— Я просто пошёл за печеньем, — Ремус переступил порог, но садиться не стал.
 
— Прибереги свои отмазки для кого-нибудь другого. Я же с тобой не первый день знаком. Ты нашёл что-нибудь новое?
 
Ремус предпочёл не обращать внимания на язвительный тон (хотя всё равно было обидно).
 
— Нет. А ты?
 
— А я — да. И ты нашёл, только пока об этом не знаешь.
 
— Надо полагать, сам я не пойму, а ты мне не расскажешь?
 
Обида перешла в глухое раздражение.
 
— Разве тебе интересно? — Карточки улеглись на стол, покрыв его, словно мёртвые бабочки. — Извини, мне показалось, что тебя занимают совсем другие вещи — любовь, волчьи свадьбы и всё такое прочее.
 
— Отличная шутка. Я позже посмеюсь. — Ремус распахнул дверь.
 
— Люпин, вернись.
 
— Зачем? — Ремус остановился, но ладонь с дверной ручки не снял. — Твои запасы сарказма распирают тебя изнутри?
 
— Я ведь извинился.
 
— Ты вправду так думаешь?
 
— Да, я так думаю. Будешь слушать или нет?
 
Ремус захлопнул дверь и уселся в кресло. Взгляд Северуса смягчился.
 
— Когда ты убирал осколки в гостиной, тебе ничего не показалось странным?
 
— Нет, — буркнул Ремус.
 
— Такой же внимательный, как твои дружки с их симпатической магией. Всё, всё, перестал! — Северус поднял руки в примиряющем жесте. — Рама вокруг защёлки исцарапана осколками, и по расположению царапин видно, что в момент, когда стекло разбили, защёлка была открыта.
 
— И что из этого следует?
 
— Окно разбили для отвода глаз. Амбридж впустила убийцу сама.
 
— Но почему?
 
— Пока просто отметим этот факт. Итак, у нас есть маггл, которого Диана Гарланд подцепила где-то в маггловском Лондоне. Он жил с ней некоторое время, а потом убил. Есть основания предположить, что Диана практиковала на нём свои навыки легилименции. Маггл таков, что девушки готовы впустить его в дом или пойти за ним на заброшенный склад.
 
— Знойный красавец?
 
— Возможно. А может, просто милый парень, вроде тебя.
 
— А возможно, близкий знакомый. Руквуд.
 
— Нет, не Руквуд! — Северус взял верхнюю карточку и сердито бросил её обратно. — Он же Упивающийся в бегах! Любая девушка шарахнется от него, как от чумы.
 
— Ты просто не хочешь, чтобы это был Руквуд, ведь тогда окажется, что Сириус и Джеймс шли по верному пути, а мы только зря тратили силы.
 
— Отлично! Ступай и ты по верному пути — прямо в задницу! Буду тратить силы в одиночку.
 
Ремус положил ногу на ногу и сладко улыбнулся.
 
— К чему так переживать? У тебя всё лицо в пятнах. Злость тебя не красит.
 
— Пошёл вон! — заорал Снейп.
 
— То «останься, Люпин», то «пошёл вон». Где твоя последовательность?
 
Северус объяснил, где.
 
— Ого! — Ремус поднял брови. — Что ж, раз ты так настроен, действительно лучше оставить тебя одного. Так вот он какой, холодный логический ум.
 
Северус схватил банку с какой-то дрянью, в последний момент опомнился и поставил обратно, хорошенько стукнув ею о стол.
 
— Сегодня мы много чего друг другу наговорили, — сказал Ремус. — Длинный был день.
 
Тени изгибались между ними, как змеи.
 
— Да, — ответил Северус. — Пусть он закончится.
 
***
 
Сон не шёл, постель не согревалась. Ремус лежал, глядя на колеблемую сквозняком штору. Он был уверен, что не уснёт. Наконец он встал, накинул халат и решительно вышел в коридор. Остановился перед дверью Северуса, дёргая пояс за концы. От холода его била дрожь. Глупо так стоять — надо или войти, или отправляться в собственную кровать.
 
Ремус собрался с духом и постучал. Дверь открылась сразу, будто Северус только и ждал этого стука.
 
«То, что случилось между взрослыми людьми один раз, может повториться, не так ли?» — эту реплику Ремус приготовил заранее, но она оказалась ненужной, Северус не дал ему сказать ни слова.
 
Пауза длилась несколько секунд, необходимых для поцелуя; потом Ремус набрал воздуха в грудь и смог наконец вымолвить:
 
— Сказал бы, что хочешь. Я полночи думал, идти или нет.
 
— Давай обойдёмся без объяснений. И без прелюдий. — Северус снял с него халат, задрал рубашку.
 
— Если ты готов. — Ремус облокотился о спинку кровати, прогнулся в пояснице.
 
Северус вошёл слишком напористо, резким толчком. Ремус с всхлипом втянул воздух.
 
— Со мной можешь тоже не церемониться. — Северус взял его за бёдра, дёрнул вверх. — Не кончай, я тоже хочу.
 
— Я постараюсь. — У Ремуса снова вырвался всхлип, уже от удовольствия. — Но не обещаю.
 
— Taenio. 6
 
Эластичная лента туго охватила яйца Ремуса.
 
 
— Ох! Северус! О, проклятье… да двигайся же!
 
Оборачиваясь назад, Ремус видел свои ягодицы, член Северуса, то выскальзывающий почти целиком, то полностью исчезающий в нём, в Ремусе, и торс Северуса в рамке распахнутого халата, не видел только лица — Северус склонился, опираясь о спинку кровати, завеса волос колыхалась, когда он подавался вперёд, чтобы в следующий миг качнуться назад.
 
А если повернуть голову не так сильно, лечь на холодное дерево щекой, Ремус увидит руку Северуса — тонкие пальцы с квадратными суставами, побелевшими от напряжения, с синими выступающими венами, а выше, на предплечье — татуировка, метка Волдеморта.
 
— Как насчёт лицом к лицу? Ты сумеешь задрать ноги достаточно высоко? — пропыхтел Северус.
 
— Не вопрос, — с готовностью отозвался Ремус. — Только сними ленту. Пожалуйста. Получишь своё позже.
 
— Ладно.
 
Северус завалил Ремуса на постель. Они повозились, прилаживаясь друг к другу, Северус резко поднялся.
 
— Осторожней, ты мне спину сломаешь!
 
— Лишь бы член себе не сломать. — Северус присел. — Так лучше?
 
— Да-а! — блаженно простонал Ремус. Он упёрся локтями, чтобы не скользить по простыне, и услышал, как кто-то подвывает в унисон движениям.
 
— Люпин, мне за тебя стыдно, — Северус с оттягом шлёпнул его по левой ягодице.
 
— А мне нет! — выкрикнул Ремус. — Да! Да! Глубже!
 
Северус хлестнул его раскрытой ладонью ещё раз и ещё, подстёгивая, как лошадь, хотя Ремуса не надо было подстёгивать, он и так уже нёсся во весь опор.
 
Когда он остановился, и Северус остановился, и кровать остановилась, потому что она тоже, кажется, неслась во весь опор, — все были в поту, не исключая кровати. Северус осторожно снял ноги Ремуса со своих плеч («Никогда больше!» — сказал Ремус, растирая онемевшие, трясущиеся бёдра) и повалился рядом. Сердце даже не колотилось, а подпрыгивало, ударялось о грудную клетку и шлёпалось обратно, на ложе из мышц, подпрыгивало снова, но уже тише, и снова; Ремусу казалось, он слышит эти шлепки, но слышал он только дождь, заморосивший к утру.
 
Трижды или четырежды Ремус просыпался и каждый раз думал, что, открыв глаза, увидит пустую подушку и смятое одеяло, однако уже рассвело, а на подушке по-прежнему покоилась черноволосая голова, под одеялом вырисовывалось острое плечо, не менее острый локоть, сглаженная линия бедра и прочие детали северусова тела.
 
Когда Ремус пробудился окончательно, Северус не спал. Он вытянулся, сложив руки на груди — губы плотно сжаты, рассеянный взгляд обращён в никуда.
 
«Размышляет о маггле, — решил Ремус. — Где он да как он… А меня будто и нет».
 
— Ты был прав насчёт весны, — сказал вдруг Северус. — Лезут всякие дурацкие мысли, чувства какие-то… — он поморщился. — Не любовь, конечно (ещё не хватало!) а так, не хочется быть одному.
 
— Вот и не будь. — Ремус сунул пальцы ему под мышку — влажные от пота волосы, горячая кожа — и пощекотал. Северус дёрнулся, издав нервный смешок.
 
— Ещё раз так сделаешь, палец сломаю!
 
— Боишься щекотки, а?
 
— Ничего подобного. Люпин, прекрати! — Он схватил Ремуса за руки и дёрнул на себя.
 
Они возились, перекатываясь по отчаянно скрипящей кровати, пока наконец не затихли, утомившись. Лежали они так близко, что Ремус не видел улыбки Северуса, лишь чувствовал её щекой.
 
— Давай бросим это расследование, — прошептал Ремус. — Аврорам карты в руки, а мы птички вольные, можем проваляться в постели хоть неделю.
 
— Безответственная ты личность! — укорил его Северус. — Валяйся, если хочешь, а я встаю.
 
После чего немедленно заснул.


Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, NC-17
Просмотров: 707 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |