Пятница, 07 Августа 2020, 21:57
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » NC-17

Побег из ада. Часть 2.09
[ ] 03 Июня 2011, 21:14

***
 
За окнами сгустилась туманная мгла, и Ремус зажёг несколько свечей, чтобы гостиная не казалась слишком мрачной. Снейп только что вернулся из Министерства: Отдел Тайн внезапно вспомнил о своем сотруднике и завалил его работой. Работа Северуса раздражала.
 
— Приносят груду какого-то хлама и требуют проверить его на тёмные заклятия. Почему я должен тратить на это своё время именно тогда, когда нужно ловить спятившего убийцу? — жаловался он.
 
— По-моему, тебе стоит открыть частное детективное агентство.
 
— Угу. И будем искать драгоценности, украденные домовыми эльфами, и следить за неверными жёнами и их любовниками-оборотнями?
 
— Почему сразу оборотнями? За что такая дискриминация? — возмутился Ремус.
 
— Потому что оборотни сексуально невоздержанны.
 
— Эй, мне казалось, ты не против?
 
— А разве я говорю, что против?
 
Северус притащил в гостиную пачку каких-то своих заметок и углубился в их изучение, забыв о чашке ароматного чая, исходившей паром на столике. Наконец он оторвался от бумаг и в задумчивости принялся водить пальцем по губам.
 
— Северус, — не выдержал Ремус, заворожённо следивший за этим пальцем, — у меня такое ощущение, что у тебя встаёт на интеллектуальные загадки.
 
— Это твои фантазии, Люпин.
 
— Знаешь, однажды у Слагхорна пропала из хранилища шкурка бумсланга. Дамблдор знал, что виновен кто-то из нас четверых. Так как было полнолуние, я оказался вне подозрения. Если бы был виновен Джеймс, то у него был бы ровно один соучастник, а если Питер, то у него было бы ровно два соучастника. Следует ли из этого…
 
— Да, да, ещё! — дурашливо застонал Северус и откинулся на диван, раздвигая ноги.
 
— Ррр! — Ремус навалился сверху, подминая его под себя.
 
— Камин закрой, — задыхаясь, сказал Северус через минуту. Теперь, когда рука Ремуса сжимала их члены, его стоны стали по-настоящему страстными.
 
— Чёрт! Кто оставил на диване этот колючий плед!
 
Некоторое время спустя они сидели на кухне и чинно пили чай. Правда, на Северусе при этом были только трусы, а на Ремусе — только рубашка.
 
— Так вот, — как ни в чём не бывало сказал Северус, — если бы ты не перебил меня, я бы сказал тебе, что убийца рано или поздно снова себя проявит и, возможно, оставит нам какую-нибудь зацепку, а пока остаётся только ждать.
 
Ремус опустил глаза, рассматривая след от засоса у себя на бедре. Наверное, будет синяк.
 
Раздался громкий стук — сердитый почтовый филин колотил клювом в оконное стекло.
 
«Рем! Где бы ты ни был, хватай палочку в зубы и аппарируй в Мунго. Он снова напал, но на этот раз девушка жива. Джеймс».
 
Ремус молча передал записку Северусу.
 
— Это как раз то, чего я ждал, — констатировал тот.
 
***
 
Собирая разбросанную по гостиной одежду, Ремус обнаружил, что один носок повис на каминной решётке; огонь, как мышь, выел дыру на месте большого пальца.
 
— Скорее, Люпин! — поторопил его Северус. — Заснул, что ли?
 
Ремус поспешно натянул носки и обулся.
 
До Мунго они добрались быстро, но у Джеймса и Сириуса всё равно был раздосадованный вид. Сириус нетерпеливо отталкивал ногой невероятно длинный, пушистый, полосатый хвост, выглядывающий из-под юбки сидевшей рядом ведьмы.
 
— Что вы творите? — возмутилась она наконец.
 
— Ваш хвост лезет мне в штаны, мэм. Сделайте с ним что-нибудь.
 
— Если бы я могла что-нибудь с ним сделать, меня бы тут не было. — Ведьма надулась.
 
— Ты спал, что ли? — спросил Джеймс у Ремуса. — Почему так долго?
 
— Вышивали диванные подушки — подарок вам на свадьбу, — ответил Северус, не дожидаясь, пока со щёк Ремуса схлынет краска.
 
— Лучше бы ты носовой платок себе вышил. Потерпевшая в отделении созданных травм, доставлена два часа назад. Должна была уже прийти в себя.
 
— Кто она? — спросил Ремус.
 
— Чарити Бэрбидж. Знаешь её?
 
— Вроде нет.
 
Они поднялись на второй этаж. Оказалось, торопиться было ни к чему: ответственный целитель велел им подождать.
 
Они расселись на стульях у двери палаты, словно родственники, явившиеся навестить больную старушку. Джеймс закрыл глаза и задремал. Северус смотрел на портрет Аргухарта Ракхарроу. Сириус уставился на Северуса, скрестив руки на груди и презрительно щурясь. Ремус шевелил пальцами ноги в ботинке и вспоминал, осталась ли у него хоть одна пара носков, целая и чистая одновременно.
 
В коридор вбежала румяная пожилая целительница.
 
— Кто тут у нас папочка? — весело спросила она, останавливаясь рядом.
 
— Вон сидят, целых два, — Северус кивнул в сторону Джеймса и Сириуса.
 
Целительница озадаченно захлопала глазами.
 
— Это не к нам, мы из аврората, — отозвался Джеймс.
 
— Ах, мистер Поттер, я вас и не узнала! Ну как вы? Жар спал? Поносика больше нет?
 
— Нет, — сказал Джеймс, бурно краснея.
 
— Поменьше шоколадок, поменьше!
 
Из-за угла вывернул молодой человек, бледно-зелёный, как лист салата.
 
— Ах, вот и наш папочка! — обрадовалась целительница, устремляясь ему навстречу.
 
— Поносик, — задумчиво повторил Северус. — Говорил я тебе, Люпин, не злоупотребляй шоколадом. У Поттера уже понос.
 
— Ты прекрасно понял, о ком она говорила, — буркнул Джеймс.
 
— Значит, я должен терпеть и молчать, а этот урод пусть болтает что хочет?! — Сириус вскочил, отшвырнув стул. — Этот жалкий, склизкий, подлый, ублюдочный…
 
— Давай, давай, — поощрил его Северус. — Посмотрим, насколько богат твой словарный запас. Поттер подарил тебе словарь синонимов? Трудно жить с человеком, который понимает только «Сидеть!» и «К ноге!».
 
Сириус набрал воздуха в грудь.
 
— Как вам не стыдно? — не выдержал Ремус. — За стеной умирает девушка, а вы задираете друг друга, точно малышня в песочнице!
 
— Сразу не умерла, так теперь уже и не умрёт, — сказал Северус.
 
Сириус фыркнул, плюхнулся на стул.
 
— Вот именно. И какая ей разница, чем мы тут занимаемся?
 
Из палаты выглянул целитель.
 
— Чем бы вы ни занимались, прервите свой приятный досуг. Мисс Бэрбидж пришла в себя.
 
Чарити Бэрбидж лежала у самой двери. Остальные две кровати были пусты. Свет едва сочился сквозь маленькое окно, лампы были притушены.
 
— Мисс Бэрбидж, — тихо проговорил Джеймс, — вы меня слышите?
 
Девушка повернула к нему голову. Её глаза казались непомерно огромными.
 
— Да, — сказала она чуть слышно.
 
— Мы из аврората, мисс Бэрбидж.
 
Девушка слабо кивнула.
 
— Вы единственная… — Джеймс откашлялся, — единственная, кто видел убийцу. Только вы можете помочь нам схватить его как можно быстрее. Как он выглядел?
 
— Я не знаю. Он подошёл сзади. Ударил меня по голове. Я упала, он пнул меня в бок, было так больно… я хотела вытащить палочку, но не смогла. Слишком больно. Я попыталась, и он наступил мне на руку. Я слышала, как сломалась кость. Он всё бил меня и бил, я даже закрыться не могла… Не знаю, как он выглядел — всё как-то смешалось — помню ботинки, на толстой подошве, носок стальной, я никогда таких раньше не видела. Длинный плащ, кажется — полы мелькали перед глазами. Потом он поднял меня за волосы… я думала, они оторвутся вместе с кожей… упёрся коленом мне в спину, я выпятила живот, и он поднял нож, и… — Бэрбидж замолчала, переводя дыхание. — Кто-то зашёл в переулок, целая компания, несколько человек. Они нас не увидели. Он меня бросил и ушёл. Я слышала его шаги — он не бежал.
 
— Он что-нибудь говорил?
 
— Нет. Я не слышала его голоса.
 
— Вы знакомы с этим человеком? — Джеймс протянул Бэрбидж колдографию Руквуда.
 
— Нет. — Девушка закрыла глаза.
 
— Довольно, — тихо сказал целитель. — Спите, мисс Бэрбидж. Нож прорезал кишки и остановился в волосе от диафрагмы, — сказал он после того, как все вышли из палаты. — Когда Бэрбидж доставили, мы сомневались, что она останется жива. В жизни не видел, чтобы человека так изувечили без применения чар.
 
— Она поправится? — спросил Джеймс.
 
— Физически — безусловно. Душевно… — целитель задумался, — наверное, тоже. Люди умеют забывать даже самое плохое.
 
— Видишь, Рем, — сказал Сириус, — мы играем честно. Ты знаешь всё, что знаем мы. Сейчас мы в аврорат. Прочешем местность частым гребнем: возможно, Руквуд прячется где-то поблизости.
 
— Что с ловушкой?
 
— Пока не сработала. И всё же он попадётся, дело времени.
 
— Надеюсь, он не успеет напасть на кого-нибудь ещё, — сказал Джеймс. — Луни, мы хотели пригласить тебя на ужин, но ничего не получится. Похоже, сегодня мы не будем не только ужинать, но и спать.
 
— Удачи. — Ремус почувствовал себя бесполезным лодырем.
 
Джеймс и Сириус ушли, ловко огибая укушенных и израненных страдальцев, ковыляющих по коридору.
 
Ремус ждал, что Северус не преминет выпустить пару ядовитых стрел по поводу отсутствия связи мисс Бэрбидж и Руквуда, но тот промолчал — и молчал до самого дома.
 
***
 
Дождь стучал по водосточным трубам. Небо словно отгораживалось пеленой облаков от мрачного мира, лежавшего под ним.
 
Невидимка развернул газету.
 
— Невероятно, — сказал бес с человеческим именем Том. — Ещё одна. Он всё время их опережает.
 
— И немудрено. Их только ленивый не обскачет, — отозвался Невидимка, безошибочно опознав в «них» Министерство вообще и авроров в частности. — Но эта, кажется, осталась жива.
 
— Ей повезло, — согласился Том.
 
«Это не ей повезло, — подумал Невидимка. — Это я сделал глупость».
 
Бесконечное кружение по Аду, погони, мнимое достижение цели затмили его рассудок. Он сорвался, обезумел от ненависти: набросился на дьяволицу, бил её, целя в лицо, в живот, сокрушая хрупкие кости, разрывая кожу, обнажая мускулы. За вспышкой ярости последовало наказание. Вместе с дьяволицей он потерял надежду на спасение.
 
Невидимка положил газету на стол, тщательно разгладив лист с колдографией. Когда его пальцы коснулись лица дьяволицы, она жалобно сморщилась, отвернулась, закрываясь рукавом больничной рубахи. Невидимку охватило чувство жалости к себе и к съеденным дьяволицей бесовкам — бессмысленные, лишённые души существа, они вертелись в кругах Ада, словно листья, гонимые ветром, но даже этого ничтожного существования их лишили. Невидимка вытер увлажнившиеся глаза.
 
Том посмотрел на него с сочувствием.
 
— Не стоит так переживать, — сказал он. — На молодых всё заживает быстро. Вот увидите, до конца этой недели она выйдет из лечебницы.
 
— Верно. — Невидимка прерывисто вздохнул.
 
Скоро раны дьяволицы затянутся, и тогда можно сделать попытку… нет, как говорила мать, «или ты что-то делаешь, или не делаешь»; он не попытается, он прикончит эту тварь.
 
— Ещё чаю? — благожелательно спросил Том.
 
— Пожалуй. Благодарю вас. — Невидимка перевернул газету и принялся разгадывать кроссворд.
 
***
 
Ремус стоял напротив плиты, вдыхая аромат жарящегося мяса и прислушиваясь к его скворчанию на сковороде.
 
— Зачем ты задёрнул шторы? — спросил Северус. — И так темно из-за этих туч.
 
— Не могу смотреть на соседний дом. Элизабет Уорлок жила совсем рядом, но даже её мы не смогли спасти.
 
— Да хоть бы в соседней комнате, — буркнул Северус. — Не мы же её убили, верно?
 
— Рем, ты сентиментальная старая калоша, — произнёс Ремус голосом Сириуса, тряхнул головой, отбрасывая назад воображаемую гриву.
 
Северус расхохотался.
 
— Как ты это делаешь?
 
— Делаю, и всё.
 
Ремусу было приятно, что ему есть чем удивить Северуса. Тот прищурился, что-то обдумывая, окинул Ремуса оценивающим взглядом.
 
— Мы пришли к выводу, что убийца следит за жертвами, не так ли?
 
— Да.
 
— И газеты, надо полагать, читает. А Скитер уже растрезвонила о чудесном спасении мисс Бэрбидж на весь волшебный мир.
 
— Надо удвоить охрану. — Ремус нахмурился.
 
— И что? Вечно будешь её охранять? Лучшая защита — это нападение, Люпин. Поймаем его на живца.
 
— Оборотное зелье! — догадался Ремус. — Но если он так умён, то может догадаться.
 
— А ты на что, с твоими-то способностями? — Помолчав, Северус язвительно добавил: — Если ты боишься, живцом могу стать и я, мне не впервой. Только, боюсь, убийца на меня не клюнет — я не умею кокетничать.
 
— Я, стало быть, умею! — обиделся Ремус.
 
— Ты кокетничаешь со мной с того дня, как мы поселились вместе.
 
— Нет!
 
— Да, кокетничаешь. Поскольку даже я повёлся, убийца и подавно соблазнится. Нужно будет попросить у Бэрбидж прядь волос. Лучше, если это сделаешь ты — женщины тебе доверяют. Но для начала мы отправимся в Министерство и поговорим с Петтигрю.
 
— Рад слышать, что ты освоил слово «мы», — одобрил Ремус. — Полагаю, со временем ты научишься спрашивать моё мнение перед тем, как подписать меня на какую-нибудь авантюру.
 
— А ты против? — Северус погасил огонь под сковородой и достал тарелки.
 
— Нет. — Ремус выложил отбивные, поставил тарелки на стол.
 
— Так я и подумал. Не волнуйся, Люпин, ничего с тобой не сделается. — Северус уселся, бросил на колени салфетку.
 
— Волдеморт тоже тебе так говорил?
 
— Посмотрите, у нашего волчка прорезались зубки! А где салат?
 
— Волки не едят салата, — ухмыльнулся Ремус. — Закусывай смертью.
 
— У меня от неё несварение. Так что, поговоришь с Петтигрю? Пусть даст информацию о том, что мисс Бэрбидж, выйдя из больницы, официально отказалась от охраны, но тем не менее Министерство ручается за её безопасность, бла-бла-бла, три ведра воды, как Петтигрю делает, когда хочет сказать, что если с вами что-то стрясётся, это будет ваша вина, а если нет — заслуга Министерства.
 
— Чарити не откажется от охраны, она напугана до смерти, — возразил Ремус, теряя нить.
 
— Ты что, по пояс деревянный? — Северус постучал себя пальцем по лбу. — Бэрбидж останется в Мунго.
 
— А! — сообразил Ремус. — Хамить вовсе необязательно, — добавил он, спохватившись. — А не то…
 
— Да? — Северус поднял глаза и осклабился. — Что ты сделаешь?
 
— Закроюсь вечером в спальне и буду читать книжку!
 
— Шантаж и угрозы. — Северус покачал головой. — Кажется, я начинаю тебя уважать. Ну что, переодеваемся, и в путь?
 
— Да, конечно.
 
Ремус поднялся в спальню, сменил домашний свитер на мантию и остановился у окна. Накладывать водоотталкивающие чары, или можно обойтись без этого? Дождь, кажется, перестал, не стоит тратить время. Окна в комнате Лиззи Уорлок задёрнуты. Интересно, уехала ли Селестина. Наверное, да.
 
Ремус постучал пальцем по стеклу. Капля, замершая на стекле снаружи, поползла вниз. Ремус наблюдал за её движением, засунув руки в карманы и покачиваясь с пятки на носок.
 
— Люпин, чёрт тебя возьми со всеми потрохами! Полчаса прошло!
 
— Что такое? — Он растерянно поглядел на Северуса.
 
— Ты поднялся на минутку, чтобы переодеться. На минутку, Люпин!
 
— Прости. — Ремус чувствовал себя одуревшим, словно его внезапно разбудили. — Иногда я забываю про время. Пойду куда-нибудь, задумаюсь, а потом оказывается, что прошёл час или два, а я даже не помню, где был.
 
Северус поднял бровь, однако оставил признание Ремуса без комментариев.


Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, NC-17
Просмотров: 637 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |