Пятница, 07 Августа 2020, 22:01
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » NC-17

Побег из ада. Часть 2.11
[ ] 03 Июня 2011, 21:10

***
 
Сразу после совещания Молли отправилась выручать Алису, разошлись и все остальные. Северус сказал, что собирается купить кое-что в городе; Ремус не понял, почему покупки непременно нужно делать одному, но спорить не стал.
 
До вечера Ремус освоил два шоколадных кекса и душераздирающий триллер Горгоны Горгонцолы «Взгляд Персея». Он уже взялся за пирожные «Магглен» и «В поисках утраченной магии» Пруселя Муста, когда вернулся Северус.
 
— Был у Бэрбидж, узнал, каким путём она обычно ходит домой, — сказал он, выкладывая на стол какие-то свёртки и флакон с оборотным зельем. — Сейчас переоденешься и выпьешь зелье, посмотрим, что получится. Если ты действительно сойдёшь за Бэрбидж, приступим к охоте. Уверен, убийца уже пасётся в окрестностях.
 
— Он может счесть подозрительным, что Чарити не воспользовалась каминной связью.
 
— Может и не счесть. Он же маггл. Если не выйдет сегодняшним вечером, ты переночуешь в доме Бэрбидж, она разрешила, а я покараулю рядом. Рано или поздно убийца проявится.
 
— Дамблдор велел нам оставаться в Хогвартсе.
 
— Просил, а не велел, — уточнил Северус. — К тому же в доме Бэрбидж Упивающиеся нас искать не станут.
 
— Почему ты не рассказал о нашем плане Дамблдору? Он бы тебе поверил. Думаю, и Аластор не отказался бы помочь. — Ремус развернул нижнюю юбку и с отвращением уставился на неё.
 
— Постой, не одевайся. Разденься совсем и постой так. — Северус начал расстёгивать на Ремусе мантию.
 
— Нам лучше пойти в спальню, — Ремус позволил снять с себя брюки. По телу прошла волна приятного томления. — Здесь библиотека рядом, студенты могут зайти.
 
— Да и чёрт с ними. Я же не минет тебе делать собираюсь.
 
— А… да? Я думал… то есть нет, конечно… а что ты собираешься делать?
 
— Люпин, я восхищаюсь твоей готовностью хоть в каминной трубе, — Северус ухмыльнулся. — Пока что ограничимся защитными чарами. Только подумай, что случится, если тебя зарежут! Блэк и Поттер перестанут со мной здороваться. Уверен, я этого не переживу.
 
Ощущение от защитных чар было неприятным — словно по коже ползали ледяные слизни. Эрекция пропала, чему Ремус только обрадовался.
 
— Всё, — сказал Северус, — можешь наряжаться. Начни с белья.
 
— Эти штуки, — Ремус подцепил указательным пальцем кружевные панталоны с оборочками. — Мне обязательно их надевать?
 
— Ты сейчас из уродливого оборотня превратишься в красивую девчонку, а девушки семейных трусов не носят. Надевай, я выложил кучу денег за это барахло. Посмотри, какие чулочки! С меня семь потов сошло, пока я их выбирал — лавка была полна баб, и все на меня пялились, как на чудо какое-то. * 7
 
— Как только поймаем убийцу, устроим праздник, — пообещал Ремус. — С чулками и шампанским.
 
— А ты покраснел!
 
— Покраснеешь тут. Уверен, это твоя месть за тот случай, у озера.
 
Снейп перестал улыбаться, посмотрел враждебно.
 
— До сих пор злишься? — Ремус вздохнул. — Ну и память у тебя. Куда это прицеплять?
 
— Откуда я знаю. Вот тут какие-то штучки…
 
Минуту они возились, пытаясь прицепить чулки к поясу.
 
— Я позову Молли, — не выдержал наконец Северус.
 
— Нет! Нет, Северус! Снейп, я тебя прокляну!
 
— Не пойдёшь же ты в спущенных чулках, — сказал Северус рассудительно и выглянул из комнаты.
 
— Только не она! Ради всего святого… позови Альбуса, он всё знает.
 
— В библиотеке я видел Макгонагалл.
 
— Ну хорошо, зови Минерву. Зачем я на это согласился?! Дверь, дверь за собой запри! — крикнул он уже вдогонку. — Не дай Мерлин, принесёт кого-нибудь.
 
Вскоре дверь снова открылась, пропуская Макгонагалл. Она насмешливо посмотрела на Ремуса в чулках и кружевной комбинации, потом — на Северуса, поправила очки и спросила:
 
— Мальчики, а я-то вам к чему?
 
Когда Минерва наконец ушла, Ремус сумел отдышаться, застегнул последние пуговки на манжетах и безропотно выпил оборотное зелье. По спине, отрастая, заструились тяжёлые локоны. Северус запустил в них пальцы, ласково перебирая пряди.
 
— Тебе нравятся длинные волосы?
 
— Да.
 
Руки скользнули на грудь Ремуса и тут же отдёрнулись, нащупав две крупные мягкие выпуклости.
 
— Пьяные вурдалаки, — тихо выругался Северус, отступая, — всё не то. Люпин, хватит собой любоваться. Пройдись по комнате. Туфли надень.
 
Ремус прошёлся.
 
— М-да. — Северус потёр подбородок. — Ну ладно. Спишем на то, что девица только с больничной койки, какая уж тут грация. Выпить для храбрости не хочешь?
 
— Я не боюсь! — рассердился Ремус.
 
— Я имел в виду не убийцу, а то, что тебе придётся добираться до Хогсмида в таком виде.
 
— Никто же не знает, что это я. Вот Молли обрадуется, увидев тебя под ручку с красоткой!
 
— Что ж, у неё тоже должны быть маленькие радости.
 
— У неё их и так целых семь штук.
 
К счастью, из знакомых им попались только Филч и миссис Норрис.
 
До Хогсмида добрались быстро — Северус предусмотрительно приготовил пару мётел. Аппарация тоже прошла удачно, Ремус ничего не потерял.
 
— Не обязательно аппарировать на середину улицы, знаете ли! — буркнула колдунья, рядом с которой материализовался Ремус. — Совсем уже совесть потеряли.
 
— Уходим, мадам, — пробормотал Ремус своим голосом, опомнился и добавил голосом Бэрбидж: — Простите, мадам.
 
Непривычное тело со смещённым центром тяжести вело себя странно — грудь подпрыгивала, бёдра вихлялись.
 
— В чём дело, Люпин? — Северус дёрнул его за рукав. — Дух Мерлина на связи?
 
— Мне не нравится быть женщиной, — признался Ремус. — Это очень неудобно.
 
— Ты уж как-нибудь притерпись. Если убийца заметит слежку, ничего не выйдет, поэтому сейчас мы с тобой разделимся. Я буду ждать в доме Бэрбидж. Убийца ведь любит всё делать в доме. — Северус приколол Ремусу на грудь следящий маячок — брошку в виде бабочки. — Палочку держи наготове. Любой, кто с тобой заговаривает — потенциальный убийца, будь он хоть Николя Фламель. Ведёшь его домой к Бэрбидж, делишься впечатлениями о пережитом, рассказываешь, как страшно тебе будет ночевать одной и как ты жалеешь, что отказалась от охраны. При первом же угрожающем движении обездвиживай его. В случае опасности надавишь бабочке на крыло. Всё ясно?
 
— Да.
 
— Есть время отказаться.
 
— Ты меня вправду за девчонку принимаешь?
 
Северус коснулся его волос, потом — щеки.
 
— Ты мне и таким нравишься.
 
— Ты мне тоже.
 
Секунду они стояли и молча нравились друг другу, потом Северус отвёл глаза.
 
— Пора.
 
Он миновал перекрёсток и скрылся из виду. Ремус собрался надеть капюшон, потом передумал, чтобы не сбить убийцу со следа. Шёл он медленно, боясь потерять туфли. В маленьком пабе на углу кипела жизнь, несмотря на поздний час. Заглядевшись на вывеску, Ремус вступил в лужу, нога по щиколотку погрузилась в грязную ледяную жижу. Он опёрся на стену, стащил туфлю и вылил из неё воду. Ругаться вслух он не решался — убийца мог быть неподалёку.
 
Ремус оправил подол, поднял глаза и обнаружил, что взгляд его упирается в широкую замасленную грудь дюжего детины.
 
— Привет, цыпочка! — Громила осклабился. Зубы у него были крупные и жёлтые, как у огра.
 
— Что вам нужно, сэр?
 
— Известно чего, — парень хохотнул. — Ты ж не просто так тут подол задрала.
 
Прижав Ремуса к себе, громила стиснул его грудь. Ощущение было неожиданным и неприятным.
 
— Пош-шёл ты! — Ремус попытался освободиться, но даже рукой не смог пошевельнуть.
 
«Вот ведь дьявол, — подумал он озабоченно. — Так он меня и изнасилует».
 
— Отпусти её! Отпусти, кому говорят! — Ведьма в широкополой шляпе выступила откуда-то сбоку из темноты и теперь стояла как раз за спиной громилы.
 
— А ты чего лезешь, клюшка! — огрызнулся парень. — Вали отсюда, пока цела!
 
— Может, авроров позвать? — ощетинилась ведьма. — Они тут рядом пасутся, убийцу ищут. — Она отступила на шаг. — Или ты и есть убийца?
 
— Рехнулась совсем, корова. — Громила покрутил пальцем у виска. — Уже и шлюшку снять нельзя.
 
— Спасибо вам! — сказал Ремус ведьме от всей души.
 
— Милая, зачем ты ходишь одна в такое время? — Ведьма пристально посмотрела на Ремуса. — А ведь я тебя знаю. Ты Чарити Бэрбидж, верно?
 
Ремус кивнул.
 
— До чего же ты неосторожна, девочка! Или смерти ищешь? Пойдём со мной, приведёшь себя в порядок. У тебя платье на груди лопнуло.
 
— Не нужно, я живу неподалёку.
 
— А я — вон там, за два дома отсюда. Зайдёшь на минутку, починим тебе платье, и отправишься домой. Ну что это — все титьки наружу, прости Мерлин? Так ты далеко не уйдёшь, удальцов тут хватает. — Не слушая возражений, она потянула Ремуса в переулок.
 
Он решил, что зайдёт с ней за дом, а потом вернётся — отбиваться от домогательств ему не хотелось. Вряд ли несостоявшийся насильник и есть убийца. Разве порядочная девушка пойдёт с таким по доброй воле? Однако Ремус не сомневался, что убийца где-то рядом, надо лишь дать ему шанс.
 
Людей на улицах становилось всё меньше — поздний час и непогода разогнали по домам даже любителей ночных приключений; наконец Ремус и его навязчивая спутница очутились в тупике. Дома вокруг выглядели пустыми, как панцири мёртвых омаров.
 
— Куда вы меня тащите? — опомнился Ремус. — Постойте!
 
— Не волнуйся так, милая, — ведьма успокаивающе погладила его по плечу и улыбнулась.
 
Ремус оглядел её: высокая, тощая, в дурацкой шляпе, вокруг шеи обмотано облезлое боа из красных перьев. Острое, как топор, лицо странно подёргивается. Тётка явно не в своём уме.
 
— Извините, мадам. Я вам благодарна, и всё такое, но мне домой надо.
 
— Мне тоже надо домой, — сипло сказала ведьма.
 
И надо же было этой ненормальной привязаться именно сейчас! Ремус пнул кусок красноватой черепицы, валявшийся на земле, перевёл взгляд на ноги ведьмы. Из-под подола мантии, почти скрытой длинным плащом, тускло поблёскивал металл. Ботинки со стальным носком. «Гриндерсы».
 
Ремус повернулся в то самое мгновение, когда убийца нанёс удар. Повинуясь инстинкту, Ремус упал на землю. Убийцу его падение застало врасплох. Пробежав несколько шагов по инерции, он развернулся. Ремус вскочил, выхватил палочку… выхватил бы, если бы на нём была привычная мантия. Он лихорадочно шарил в оборках и складках, проклиная себя за то, что не догадался потренироваться перед вылазкой. Убийца прыгнул на него, вцепился в горло левой рукой, ножом полоснул по лицу. Если бы не чары, Ремус остался бы без глаз.
 
Уклонившись, он ударил убийцу в живот кулаком. Удар вышел слабый — ручки у девушки были хрупкие. Убийца кованым ботинком пнул Ремуса по голени, боднул головой в грудь.
 
Отлетев к стене, Ремус сполз на мостовую. Убийца подобрал нож. Ремус тряхнул головой, разгоняя туман перед глазами (стало только хуже). Палочка нашлась: во время борьбы она выпала и теперь лежала между ним и его противником, недалеко, но убийца уже потянулся к ней; лезвие его ножа переливалось в сером сумрачном свете, словно шёлковое. Ремус вжался в стену, подобрал под себя ноги.
 
Убийца приблизился почти вплотную. Шляпа съехала, боа из красных перьев волочилось по земле, но он не выглядел смешным. Он внушал ужас.
 
Ремус толчком выбросил ноги, метя противнику в пах. Немного промахнулся и попал в бедро. Убийца упал, Ремус бросился на него, вцепился в руки, пытаясь отобрать палочку.
 
— Мне надо домой! — заорал убийца. — Дьяволица, Лилит, Иезавель! Твоим подлинным именем заклинаю тебя — изыди!
 
— Изыду, — прорычал Ремус. — Ты у меня сам изыдешь, животное!
 
Палочка валялась на земле, поднять её было невозможно. Ремус несколько раз наступил на неё. Оставалось надеяться, что она не сломается. Если бы он только мог ударить подонка по-настоящему!
 
Убийца стиснул его запястье, повалил на землю, придавливая своим весом.
 
«Какая дурацкая смерть, — подумал Ремус. — Меня найдут в женском нижнем белье».
 
Свободной рукой он схватил противника за мошонку и сжал изо всех сил. Убийца издал вопль и отпрыгнул. Ремус на четвереньках бросился к палочке, схватил её — и тут же откатился от пинка под рёбра. Воздух внезапно кончился, дышать было нечем. Ремус захлебнулся стоном.
 
Убийца, пошатываясь, взял его за волосы, приподнял, занёс нож — и вдруг шарахнулся с возгласом изумления и страха. Ремус не раз видел этот ужас: такие лица были у людей, ставших свидетелями его превращений, но до полнолуния оставалось ещё два дня. И тут он почувствовал, что грудь больше не распирает одежду, голова стала лёгкой — тяжёлые кудри исчезли, сменившись привычной короткой стрижкой.
 
Прошёл положенный час. Многосущное зелье перестало действовать.
 
— Ты покупаешь юбки в той же лавке, что и я? — Ремус расхохотался и нагнулся за палочкой.
 
— Тварь, — прошептал убийца. — Вот ты как? Это тебя не спасёт!
 
Послышался топот. Взгляд маньяка заметался.
 
— Стоять на месте! — Задыхающийся Северус наставил на него палочку, отрезая ему путь.
 
— Я убью тебя! — Убийца занёс нож надо головой, готовясь метнуть его.
 
— Stupefy!
 
Лицо убийцы озарилось алой вспышкой; он отлетел на несколько шагов, ударился о стену… и исчез.
 
— Проклятье! Давай за ним! — Северус бросился в арку.
 
Ремус, покряхтывая от боли, последовал за ним.
 
На маггловской стороне было тихо и темно.
 
— Lumos! — Северус поднял палочку над головой, освещая цилиндрические железные баки.
 
— Эй, баклан, задуй свечку, — сказал неприятный молодой голос из темноты. — Ширнуться уже негде, в натуре.
 
— Тут женщина не пробегала?
 
— Гаси фонарь, говорю, пока из тебя самого бабу не сделали.
 
В темноте захихикали, вспыхнул огонёк. Парень был не один.
 
Ремус огляделся и показал Северусу на сетчатый забор, преграждавший путь на соседнюю улочку.
 
— Перелез, — прошептал он.
 
— Чувак, а у тебя сигаретки не найдётся? — Тень приблизилась к ним. — А чё это у тебя — тёлка? А вторая чё, сбежала? По ходу, им с тобой скучно. Иди сюда, киса, мы тебя развлечём.
 
Северус подтолкнул Ремуса к арке.
 
— Возвращаемся. Мы его потеряли.
 
— Ни хуя себе, — удивлённо сказали сзади. — Посмо…
 
— Как теперь доказать, что мы действительно его нашли? — Северус ударил себя кулаком по бедру. — Говорил же тебе — веди его прямо домой к Бэрбидж, ты каким местом слушал?!
 
— Я не думал, что это убийца!
 
— Ты вообще думаешь хоть когда-нибудь? — Северус схватил Ремуса за плечи, отдёрнул руку. — Да ты весь в крови!
 
Ремус сам чувствовал, что воротник и манжеты промокли насквозь.
 
— Просто порезы. Вот по рёбрам он мне хорошо заехал. Откуда ты взялся?
 
— Ты же сам меня вызвал. — Северус постучал пальцем по брошке.
 
— Это не я. Это один мой друг решил проверить, каков я на ощупь, — Ремус расхохотался.
 
— Ты точно в порядке? Могу отвести тебя в Мунго.
 
— Нет. Я хочу домой.
 
— В Хогвартс.
 
— О Мерлин… Ладно, в Хогвартс.
 
— Всё зря! — горько сказал Северус. — Ну почему я не воспользовался Авадой?
 
Он споткнулся, взглянул на мостовую и что-то поднял. Показал Ремусу: книга, распухшая от бесконечного перелистывания, поля и форзац исписаны вдоль и поперёк.
 
— «Врата Посвящения в Таинство Подлинного Искусства», — Ремус запахнул разорванную на груди мантию. — Ты был прав. И насчёт ботинок тоже. По ботинкам я его и узнал. Помнишь, мы нашли красное пёрышко? Он носил боа на шее.
 
— Какой же я кретин! — Для наглядности Северус постучал себя по лбу. — Как я мог не догадаться, что это женщина?


Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, NC-17
Просмотров: 652 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |