Суббота, 15 Августа 2020, 05:21
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » NC-17

Побег из ада. Часть 2.13
[ ] 03 Июня 2011, 21:09

***
 
— Теперь я понимаю, для чего вам понадобилось переодеваться, — Минерва улыбнулась насмешливой, кошачьей улыбкой. Ремус покраснел. — Поздравляю с победой.
 
— Какая там, к вурдалакам, победа? — Северус поморщился. — Если бы убийца дорезал Бэрбидж, по сей день гулял бы на свободе. Буду заниматься своими чарами, больше я ни на что не гожусь.
 
— Я тоже не догадался, — попытался утешить его Ремус.
 
— От тебя этого никто и не ждал, — отрезал Северус. — Я возвращаюсь домой, Альбус. Руквуда схватили, скоро и сообщников его возьмут. Хмури сам его допросит. Люпин, ты остаёшься?
 
— Я только… — начал Ремус.
 
— Вот и отлично. Жду тебя к ужину. Вино куплю я, ты всё равно не умеешь его выбирать. — Северус наклоном головы попрощался с Дамблдором и Макгонагалл и двинулся по коридору, бросая высокомерные взгляды на школьников.
 
— Молодые люди такие восхитительные глупцы, — сказал Дамблдор, улыбаясь. — Эта самоуверенность, это сознание своего превосходства! Пальму первенства я бы отдал Сириусу, но Северус дышит ему в затылок. Я просто наслаждаюсь.
 
Макгонагалл покачала головой.
 
— Нет-нет! — Дамблдор поднял руку в протестующем жесте. — Они восхитительны в своём непонимании законов жизни, не более того. Как вы могли подумать, моя дорогая? И всё-таки они очень милы, вы не можете этого отрицать.
 
Макгонагалл неодобрительно откашлялась.
 
— Комочек шерсти? — Дамблдор поднял брови.
 
Ремус с недоумением посмотрел на Макгонагалл.
 
— Ступайте, Ремус, — сказала она. — Профессор Дамблдор сегодня в игривом настроении. Некоторые основания у него для этого есть. Я тоже испытываю облегчение при мысли, что убийств больше не будет.
 
Ремус не хотел расстраивать Минерву, поэтому промолчал.
 
Убийства будут всегда.
 
Разумеется, она тоже об этом знала.
 
 
Примечания
 
6 — От лат. taenia — лента
 
7 — Известно, что магазин мадам Малкин процветает и одежда в нем самая дорогая потому, что покойный мистер Малкин является автором заклинания, изменяющего размер одежды. Стоит только обладателю надеть новую, купленную в "Фирменном магазине мадам Малкин" одежду, и в течение получаса она обретёт нужный размер. К сожалению, изменение размера возможно только один раз, так что если вы внезапно похудели, потолстели или выросли, вам придется потратиться на новую одежду.
 
 
***
Дорога в Хогсмид раскисла, и Ремус пожалел, что не взял метлу. Он старательно обходил лужи и не сразу заметил Джеймса и Сириуса, шагающих в некотором отдалении. Контуры их фигур расплывались в пропитанном моросью воздухе, словно их нарисовали тушью на мокрой бумаге.
— Ребята! — крикнул Ремус.
Они обернулись.
— Мы не знали, что ты остался, а то подождали бы тебя. Думали, ты ушёл со Снейпом, — сказал Джеймс.
— Дело завершено. Теперь можно и отдохнуть друг от друга.
— Вот это правильный подход, — одобрил Сириус. — К вурдалакам Сопливуса! Старый добрый Хог, и мы снова вместе, как раньше. Одного Питера не хватает. Интересно, чем он сейчас занят? Не иначе, сочиняет очередную залихватскую статью.
— Питер сам не пишет, он только одобряет. — Ремус вспомнил кружку с надписью «Мистер Большая Шишка» и улыбнулся. — В воскресенье иду к нему на вечеринку.
— А нас он не приглашал, — задумчиво сказал Джеймс.
— Я бы и не пошёл. У него такая скучная компания. Все добропорядочные до зевоты, — Сириус сделал гримасу. — Мы лучше к Луни в гости зайдём.
— Можно прямо сейчас, — предложил Ремус. — Гарри всё равно в Хогвартсе.
— Правильно! — одобрил Сириус. — Чего зря время терять?
— Северус как раз собирался купить вина…
— Браво, Рем! — расхохотался Джеймс. — Главное — выпить вино до того, как Снейп успеет разбавить его ядом.
Ремус поморщился. Его немного беспокоила возможная реакция Северуса на внезапных гостей.
— А ты не бери бокал из его рук, — сказал он. — Сможешь представить моё крыльцо? Тогда лучше аппарировать к тому складу.
Склад был опечатан. Ничто не напоминало бы о произошедшей здесь трагедии, если бы не букет: розмарин, анютины глазки, рута.
— Селестина? — Джеймс кивнул на цветы.
Ремус молча пожал плечами.
По дороге они зашли в лавку, чтобы купить огневиски.
— Вино пусть пьёт Сопливус и бабы вроде него! — заявил Сириус.
— Например, я? — осведомился Ремус. — Честное слово, иногда тебе лучше пить, чем говорить. С закрытым ртом ты выглядишь умнее.
— Уел он тебя, Бродяга? — ухмыльнулся Джеймс.
Ремус надеялся, что Северуса дома не окажется, однако тот сидел в гостиной, спиной к камину, на столике рядом с ним стояла непочатая бутылка вина. Ремус почувствовал себя немного виноватым: наверняка Северус купил эту бутылку, чтобы вместе отпраздновать поимку убийцы. Снейп оглядел Джеймса и Сириуса, перевёл взгляд на Ремуса и осведомился:
— Хмури наконец-то выгнал их с работы? Их дом отобрали за долги? Люпин, скажи, что случилось хоть что-то хорошее!
— Когда хорошее видит тебя, Сопливус, оно перебегает на другую сторону улицы. — Сириус поставил бутылку на стол, уселся в соседнее кресло и непринуждённо закинул ногу на ногу. — Ползи в свою нору, поиграй в песочек.
Ремус взмахнул палочкой, призывая из кухни стаканы и пододвигая к камину диван.
— Почему бы нам всем не вести себя как цивилизованные люди? — сказал он мирно.
— Для начала пусть попробуют вести себя хотя бы как люди. — Северус поднял бровь. — Люпин, если кто-то из твоих друзей пометит углы, уборка за тобой. И постарайтесь выть не слишком громко, это испортит мне аппетит.
Он направился на кухню, нарочито неторопливо, прихватив с собой и свою бутылку. Ремус махнул рукой и начал разливать огневиски.
— Вот так всегда, — сказал Джеймс философски, — или квартира — дыра, или сосед — говно.
— Слышал, какого он обо мне мнения? Вечная жертва клеветы, вот я кто. — Сириус пригубил виски с таким скорбным видом, будто пил на собственных поминках. — Одного не могу понять — как этот парень ещё не засадил меня в Азкабан по обвинению в убийстве дюжины магглов?
— Кстати, об убийцах магглов. Руквуд был один?
— Да. Мы поймали его при помощи симпатической магии, а это что-то вроде направленного Империо. Заклинание действовало только на него одного, — объяснил Джеймс. — Использовали его зуб.
— Откуда вы взяли его зуб? — Ремус хихикнул. Он не успел пообедать, и выпитое ударило ему в голову.
— У них коллекция, — донеслось сквозь распахнутую дверь, — уши, зубы и отрубленные пальцы. Скоро добавятся чучела и черепа.
— Он что, подслушивает? — спросил Джеймс после паузы.
— Не вижу, как этого можно избежать. — Ремус расслабленно вытянул ноги к огню.
— Набить из него чучело, — предложил Сириус.
В кухне презрительно расхохотались.
— Мы отдали Хмури Руквуда потому, что он видит людей насквозь. — Сириус повернул стакан, виски золотистой волной перекатилось от стенки к стенке. — У нас есть шанс взять всю банду скопом. Они прячутся все вместе, и ятаган у них.
— Почему ты в этом уверен?
— Почему я уверен, что у меня есть яйца?! — рявкнул Сириус.
— Потому что постоянно проверяешь их через дыру в кармане, — подал голос Снейп.
— Пойду разобью ему башку бутылкой. — Сириус встал.
— Только не бросай осколки в окно! — встревожился Ремус. — Соседский пёс порежется.
— Я заставлю Блэка проглотить каждое стёклышко, — пообещал Северус, появляясь на пороге. — Ни одной собаки, кроме него, не пострадает. Люпин, ты сегодня воздержишься, или как обычно — трое на одного?
— Ты был прав, Джеймс. Он дерьмо, — грустно подытожил Ремус.
— Теперь я понял, почему ты со мной связался. Волки любят поваляться в дерьме. — Северус подошел расслабленной нетрезвой походкой, вынул стакан из его руки, допил и провёл языком по губам, глядя Сириусу в глаза.
Повисло молчание.
— М-мать! — Сириус ударил кулаком по столу, бутылки подскочили. — Твою мать! Луни, что за хрень?!
Оконная рама хрустнула и стала медленно подниматься. Огромная чёрная тварь, которую Хмури выдавал за сову, протиснулась под ней, расправила крылья и рванулась вперёд, метя Джеймсу в лицо. В последнюю секунду она взмыла вверх, уронив пакет с посланием.
— Эта тварь меня когда-нибудь сожрёт. Рем, дай ему кнат, пока он не вцепился тебе в глотку. — Джеймс надорвал пакет. Его лицо помрачнело. — Всё, друзья, концерт окончен. Сириус, придётся срочно протрезвляться.
— Я даже бутылки не выпил! — оскорбился Сириус.
— Это хорошо, потому что новости у меня плохие. Руквуд раскололся и выдал, где прячется вся его банда.
— Ты сказал — «плохие новости», — Ремус смотрел на Джеймса в недоумении.
— Они в доме на Гриммо. В твоём доме, Бродяга.
 
***
Крыша чернела на фоне неба, как нос гигантского корабля. Стая голубей сорвалась с неё, хлопая отяжелевшими от сырости крыльями. Фрэнк вздрогнул и проводил их взглядом. Ремус сидел на корточках, прислонившись к шершавому мокрому камню стены, и пристально глядел на дверь чёрного хода.
— Надеюсь, старика не убьют, — сказал Джеймс. — Сириус к нему привязан.
Он поморщился и потёр висок. Ремус вздохнул. От протрезвляющего зелья голова трещала так, будто похмелье смяли в комок и запихнули в череп вместо мозга.
— Если бы я занялся чарами, дело бы пошло быстрее. — Северус зевнул.
— Тебе вообще нечего здесь делать. Ты не аврор.
— Я невыразимец и имею право забрать ятаган. Он должен храниться в нашем отделе.
— Он уже хранился в вашем отделе, и вы его проворонили.
— Ненавижу ожидание. — Ноги затекли, и Ремус поднялся.
— Кто тебя сюда тащил? — проворчал Хмури. — Что ты вообще здесь делаешь?
— Люпин хочет, чтобы Блэк нанял его убирать дом, — немедленно среагировал Северус. — Это обеспечит его пожизненной работой.
— Ты точно невыразимец, Снейп, — сказал Хмури. — Невыразимое трепло.
— Жаль, что нельзя применить чары невидимости. — Джеймс надвинул капюшон на глаза.
— Примени, — отозвался Хмури. — А ещё наведи Сонорус и проори: «Отворяйте двери — авроры пришли!».
Из-за угла появился Сириус.
— Всё, я закончил. Наденьте это на запястья. Если дядя поставил кровную защиту, должно помочь.
Он протянул Джеймсу и Хмури широкие ленты, пропитанные свежей кровью.
— Луни, тебе лучше остаться здесь, — сказал он. — Что, всё равно пойдёшь? Подожди секунду. — Сириус закатал рукав, обнажая запястье, прошептал режущее заклинание. Вымочил в крови ещё одну ленту.
— А ему? — Ремус кивнул на Северуса.
— Не трудись себя резать, Блэк, я так отопью, — любезно сказал тот.
— За каждую отпитую каплю я буду откусывать по дюйму, — пообещал Сириус, сделав выразительно-непристойный жест.
— О том, чтобы откусить, даже не мечтай. А отсосать я тебе позволю, так уж и быть.
— Давайте пустим его вперёд, — предложил Сириус. — Вместо щита.
— Тихо! — шикнул Хмури.
Он легонько толкнул дверь чёрного хода. Друг за другом они вошли на кухню. Их никто не ждал. Кухня выглядела так, словно в доме уже много лет никто не жил: мало копоти, много пыли и паутины, медные сковороды и котлы покрыты патиной, плита холодна, как вершина Юнгфрау. Пахло, однако, не запустением: в воздухе витал тонкий, свежий аромат. Ремус вспомнил, как однажды на него накатило, и он съел в один присест почти пять фунтов апельсинов, а потом полгода не мог на них смотреть. Северус потянул носом, и его лицо приняло озабоченное выражение. Фрэнк, который шёл последним, запечатал дверь заклинанием — чтобы никто из Упивающихся не смог сбежать этим путём.
Было так тихо, что Ремус засомневался, есть ли в доме хоть одна живая душа. Похоже, Хмури подумал о том же.
— Вот троллий сын! Если пустил нас по ложному следу, шею ему сверну, — буркнул он.
Фрэнк зацепил край портьеры, прикрывающий портрет Вальбурги Блэк. Джеймс показал ему кулак. Сморщенные головы эльфов таращились на пришельцев своими стеклянными глазами. Одна их них шевельнулась. Ремус вздрогнул, но тут же понял, что это живой домовик, прижавшийся к стене.
— Это всего лишь Кричер, — сказал Сириус. — В доме есть кто-нибудь кроме тебя, Кричер? Где дядя?
— Берегитесь! — завизжал домовик. — Пришли осквернители! Они здесь!
Сириус бросился к нему, но эльф уже исчез. Душераздирающе заголосила дама на ближайшем портрете, Блэки на остальных картинах подхватили её крик. Вопль прокатился по всему дому, как волна, нарастая, пока не достиг крещендо. Уже не таясь, авроры побежали вверх по лестнице. Дверь в одну из спален была приоткрыта. Хмури сделал знак, Джеймс и Фрэнк встали по обе стороны двери.
— Да идите вы к вурдалакам с вашими осторожностями! — рявкнул Сириус и распахнул дверь пинком.
Дядя Альфард, мирно сидевший в кресле, уставился на него с изумлением. Перевёл взгляд на остальных. В его руке дымилась трубка, на коленях лежал увесистый фолиант.
— Что происходит?
— Белла здесь? — отрывисто спросил Сириус.
— Ты имеешь в виду твою кузину? — уточнил дядя Альфард. — Ты последний, к кому она придёт, Сириус. Она ведь скрывается. Впрочем, всё утро вокруг дома кто-то слонялся. Но если бы она пробралась в дом, я бы услышал. Разве что задремал…
— Мы осмотрим левое крыло, — перебил его Сириус.
— Ни в коем случае! — дядя Альфард замахал трубкой. — Докси разлетятся по всему дому, нам с Кричером их в жизнь не переловить.
— Мы их уничтожим. Я привёл целую команду ликвидаторов зловредных тварей. — Сириус резко повернулся, едва не сбив с ног стоявшего за ним Хмури, и вышел в коридор.
— Я могу снять с него Империо, — предложил Ремус.
— Потом, некогда с ним возиться. Да и вряд ли он под чарами. Дядя просто спит на ходу, ничего вокруг себя не замечает.
Коридор, ведущий в левое крыло, был перекрыт завесой чар, мерцающей, точно стена стоячей воды. Сириус произнёс заклинание, и стена замёрзла, превратившись в ледяную пластину. Сириус ткнул в неё палочкой — по льду побежали трещины. Послышался хруст, и стена рассыпалась в пыль. Резко похолодало, пол и одежда авроров вмиг покрылись инеем. Запах апельсинов усилился настолько, что стало трудно дышать. Ремус несколько раз чихнул.
— Ятаган здесь, — сказал Северус. — Это от него так пахнет.
Ни звука. Никто не торопился преграждать аврорам путь. Обитатели портретов тоже все попрятались.
— Разойдёмся и осмотрим каждую комнату, — предложил Джеймс.
— Нельзя разделяться, — возразил Северус.
— Можешь постоять в коридоре, — бросил Сириус с презрением. — А ещё лучше — подождать на улице. Там твой румпель будет в безопасности.
Щёки Северуса вспыхнули. Он молча толкнул ближайшую дверь и скрылся за нею.
— Чисто, — донёсся его голос изнутри.
Ремус вошёл в соседнюю комнату. Она была почти пуста — пурпурные портьеры до пола, незастеленная кровать с пыльным матрацем, расшитым золотыми лилиями, вылинявшие обои.
Послышался хлопок, тени вдруг стали резче, приобрели насыщенный цвет, словно за дверью вспыхнуло полуденное солнце. Ремус выбежал в коридор и тут же отступил, закрывая глаза рукой. Ослепительное, злобное сияние обожгло сетчатку.
— Стоять! — раздался голос Хмури. — Petrificus Totalus!
Ремус сморгнул слёзы. Ржавые пятна всё ещё плавали перед глазами, будто он смотрел сквозь грязную воду.
Последний раз Ремус видел Крауча полтора года назад. Теперь Барти выглядел на добрый десяток лет старше — кожа пожелтела, волосы свисали, как пакля. Он лежал на полу, обездвиженный. Хмури подобрал его палочку и бросил ему на грудь комочек белой паутины. Нити поползли по телу Крауча. Через секунду Барти, спелёнатый от пяток до шеи, походил на жертву акромантула.
— Impedimenta!
Кэрроу вылетел из соседней двери, Хмури и Ремус едва успели отскочить. Кэрроу развернулся и бросился бежать. Фрэнк Лонгботтом гнался за ним по пятам.
— Чего рот разинул? — рявкнул Хмури на Ремуса. — Шевелись давай!
— Я сейчас. — Ремусу показалось, что в дальнем конце коридора мелькнула мантия Северуса.
Он поспешил туда, но тут же понял, что ошибся, обманутый движением на портрете. Из распахнутых дверей гостиной доносились крики и шум схватки. Ремус заглянул в неё, готовый отразить атаку. Хмури стоял, отвернувшись, и держался за глаз.
— Раздавил его! — прорычал он. — Прямо так и наступил своим проклятым башмачищем!
На полу корчился Яксли, его рвало. Рядом поблёскивали стеклянные осколки и какие-то мелкие детальки — всё, что осталось от волшебного глаза Аластора.
Беллатрикс Лестрэндж и Сириус кружили вокруг огромного обеденного стола.
— Наконец-то братец решил меня навестить! — Красная вспышка сорвалась с палочки Беллатрикс. Витрина со старинными чашами разлетелась вдребезги. — А я уже потеряла надежду.
— Надо было только позвать. — Сириус ловко уклонился и швырнул в неё ответным заклинанием. Со стены рухнул портрет, его обитатель разразился гэльскими проклятиями. — До чего ж ты застенчива, моя маленькая мышка!
Беллатрикс оскалила острые зубы.
— Serpensortia!
Перед Сириусом, отчаянно извиваясь, упала гадюка. Сириус отшвырнул ногой.
— Хочешь, чтобы я умер от смеха? Expellearmus!
Беллатрикс яростно вскрикнула, бросилась за палочкой, но поскользнулась на остатках волшебного глаза Хмури и упала.
— В Азкабане тебе понравится, — небрежно сказал Сириус. — Заживёшь с дементорами душа в душу.
Беллатрикс зашипела, чёрные глаза злобно сверкали из-под завесы волос.
— Маленькая мышка думает, что она — маленькая змейка? — издевательски спросил Сириус. — Petrificus…
— Постой! Ты хотел узнать о Регуле?
Сириус замер. Беллатрикс поднялась на одно колено, отбросила волосы рукой.
— Ты что-то знаешь о нём? Говори! Где он?
— Он мёртв! — пронзительно выкрикнула Беллатрикс и схватила свою палочку. —Avada…
— Avada Kedavra!

Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, NC-17
Просмотров: 615 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |