Среда, 12 Августа 2020, 10:31
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » NC-17

Побег из ада. Часть 2.15
[ ] 03 Июня 2011, 20:55

Из ларца вылетел сияющий шар, завис над головой Северуса, а затем, превратившись в огненную струну, несколькими витками оплёл его торс и тут же исчез. Запахло палёным. Северус издал короткий вопль и упал. Ремус бросился к нему.
Дядя Альфард вынул из нагрудного кармана трубку.
— Какая неприятность! — сказал он. — Я был уверен, что не наложил защитные чары. Наверное, забыл.
Одежда Северуса была цела, но, расстегнув сюртук и рубашку, Ремус увидел багровые полосы на его груди, перекрещивающиеся наподобие решётки.
— Foculicio 9 , — сказал Хмури. — Не трогай, а то вся шкура слезет. Пусть лежит, заберу его с собой в Мунго. — Подняв безвредный теперь ларец, он заглянул внутрь. — Вот и наш красавчик! Долго же мы тебя искали!
Дядя Альфард с размаху ударил по столу трубкой — куски пенки полетели в разные стороны — и исчез.
На миг в комнате воцарилось ошарашенное молчание.
— Соплохвоста вам в штаны! Я же говорил, что нельзя его развязывать! — заорал Сириус.
Лицо Северуса, мертвенно-бледное, походило на восковую маску, но он дышал, сердце билось, а из ран не текла кровь.
Ремус вдохнул, задержал дыхание. Выдохнул. В голове прояснилось.
— Мистер Блэк никому не сможет причинить вреда, — пытался успокоить Сириуса Фрэнк. — Он бежал в чём был, у него нет даже палочки.
— Мы его найдём, Бродяга, — поддержал Фрэнка Джеймс.
— Проще змеиное ухо сыскать! Он уже на континенте. — Сириус треснул кулаком по столу. — Дураков с палочками и без мозгов на его век хватит. Правда, Кэрроу?
— Мне нужен целитель, — просипел Кэрроу.
— Аластор, возьмите Северуса с собой, — попросил Ремус. — Мои полномочия ещё в силе?
— Да.
— Тогда я доставлю ятаган в отдел тайн, пока ещё что-нибудь не случилось. — Он взглянул на Джеймса. — У вас и без того дел полно, верно?
— Точно. И будет полно самое меньшее неделю.
— Перед каждой вонючкой из Министерства отчитайся, каждому бумажку напиши. Лучше бы Белла меня убила, — Сириус состроил мрачную гримасу.
— Так и тянет наложить на тебя заклинание вечного молчания! — сказал Джеймс в сердцах.
Ремус следил, как Хмури окутал Северуса коконом защитных чар, взял в охапку и вместе с ним шагнул в камин. Фрэнк последовал за ним, подталкивая Кэрроу палочкой в спину.
— Ты можешь пойти с ними. Мы отнесём ятаган невыразимцам, — предложил Джеймс.
— В больнице я буду только мешать, — отозвался Ремус уклончиво. У него были свои планы. — Загляну туда позже.
— Успеешь до вечера?
— Конечно, успеет! — сказал Сириус. — Может, увидимся в Мунго, Рем. Мы придём, чтобы встретить старину Хмури и его новый глаз.
***
Освободился Ремус даже раньше, чем рассчитывал. С формальностями покончили быстро: дежурный хранитель раскрыл замусоленный журнал, нашёл нужную графу, вычеркнул «убыл», вписал «прибыл», после чего вытолкнул Ремуса в чёрную комнату.
— Мне нужен глава отдела! — сказал Ремус.
Одна из дверей раскрылась. Ремус вошёл, и тут же ноги его оторвались от пола. Он был в зале планет.
— Есть здесь кто-нибудь? — крикнул он. — Отзовитесь!
— Подлетайте к Марсу, — пригласил бесплотный голос из тьмы.
Ремус сделал несколько движений, будто плыл брассом, и завис над огромным багрово-рыжим куполом, тускло сияющим, как медный Аресов щит.
— Что вам угодно? — осведомился голос.
— Вы не могли бы сделаться видимым?
— Мог бы, если бы захотел. Но я не хочу. Говорите кратко. Вы и так меня отвлекли.
Ремус сообщил о возвращении ятагана, а также о том, кто его похитил и каким образом он был обнаружен.
— Очень мило, — равнодушно произнёс голос. — Хотя вы напрасно суетились. Дамблдор всегда наделает шуму из-за пустяков. То этот Волдеморт, теперь вот ятаган…
— С помощью ятагана Альфард Блэк хотел призвать Великих Спящих.
— Чудак человек. Всё равно как мышка решила бы призвать стаю голодных котов.
— Если бы не Северус Снейп, ятаган остался бы у Блэка.
— Я понял.
— Северус едва не погиб!
— Бывает.
 «Бесчувственный пень!» — подумал Ремус.
— Но, к счастью, не глухой. — Голос хихикнул.
Ремус покраснел, радуясь, что в темноте этого не видно.
— И не слепой, — произнёс голос со злорадством. — Если у вас всё, можете быть свободны. Северусу Снейпу привет. Передайте, что хоть он и внештатник, я был бы рад иногда видеть его на рабочем месте.
— А где его рабочее место? — сердито спросил Ремус.
— Между Ио и Европой.
Ремуса охватил чудовищный холод — такого он не чувствовал никогда, планеты смазались, перед глазами мелькнула синяя полоса. Он не успел и вдоха сделать, как обнаружил себя растянувшимся на мраморном полу чёрной комнаты.
Через четверть часа Ремус был в Мунго.
В палату его пустили не сразу, пришлось посидеть в комнате ожидания. Несколько раз Ремус вставал, чтобы размять ноги, наколдовал чашку кофе (отвратительного, как всегда бывало с кофе, добытым волшебством), потом задремал на жёстком больничном стуле. Когда его разбудили, он не сразу смог сообразить, где находится. Опомнившись, вскочил на ноги.
— Мистер Снейп пришёл в себя, — сказал целитель. — Можете зайти к нему, только ненадолго. И постарайтесь его не утомлять.
Северус лежал на койке у двери. На второй кровати сидел ещё один пациент. Он с хлюпаньем втягивал в себя чай через соломинку, щупальца, покрывавшие нижнюю часть лица, взволнованно шевелились.
— Северус, ты меня слышишь? — прошептал Ремус, склоняясь над кроватью.
— Люпин? — Северус открыл глаза. — Что ты здесь делаешь? Сегодня полнолуние.
Голос был едва слышен, но, судя по звучавшему в нём раздражению, умирать Северус не собирался.
— Луна ещё не взошла. — Ремус сел на краешек кровати, погладил острое колено, обтянутое простынёй.
— Если бы взошла, я бы заметил. — Северус сбросил его руку и сделал еле заметное движение подбородком в сторону соседа.
— Я доставил ятаган в отдел тайн. Сказал, что это ты меня прислал.
— Зарабатываешь для меня баллы? — Северус усмехнулся.
— И для себя тоже. Мы ведь команда.
— Первичная ячейка общества.
Ремус посмотрел на него с недоумением.
— Иди домой, Люпин. Со мной всё в порядке. Целоваться не будем. — Северус с раздражением покосился на головоногого свидетеля.
Ремус кивнул, украдкой коснулся волос Северуса и вышел.
В коридоре он остановился и закашлялся. В горле першило, будто он простудился.
— Перцовое проклятие? — на ходу спросила уже знакомая целительница — та самая, что искала «папочек». В руках у неё была колба с зельем такого ядовито-зелёного цвета, что Ремус испуганно сказал: «Нет-нет, просто подавился» и заспешил к выходу. На лестнице он почти врезался в Сириуса, вдумчиво копавшегося в карманах.
— Я же говорил, что мы увидимся! — весело приветствовал его Сириус. — Как там Снейп, ещё не подох?
— Не дождёшься, — ответил Ремус с некоторым вызовом. — Ты что-то потерял?
— Ключи от мотоцикла. А, вот они. Отличная штука — мотоцикл, не то что метла. Хотел прокатить Хмури с ветерком, поразвлечься, да не вышло.
— Его не выписывают?
— Выпишут завтра. Вставили новый глаз, грознее прежнего, так наш Аластор сидит на койке, разглядывает целительниц и причмокивает. Зря он, между прочим: как вставили, так и выбьют.
— Альфарда ещё не задержали?
— Нет. — Сириус помрачнел.
— Может, и к лучшему. Всё-таки он — твоя семья.
— В моей семье не приносит человеческих жертв и не служит тёмным тварям. Джеймс и Гарри — вот моя семья. — Сириус взглянул на часы. — Должно быть, они уже вернулись из Хогвартса.
— Мне тоже пора. Темнеет. Так и не дали нам спокойно напиться. — Ремус улыбнулся.
— Ещё успеем, — ответил Сириус бодро. — Какие наши годы.
 
***
 
Дома было пусто, как бывает пусто оттого, что уехал кто-то близкий. Недопитые бокалы, закуска на тарелках по-прежнему стояли на столе, за окном мерно стучал по подоконнику унылый дождь. Ремус принял зелье и бродил по дому, стараясь унять тревогу о Северусе. Он постоял перед закрытой дверью в комнату Северуса, но, так и не решившись войти, спустился в подвал. Заклинанием опустил наружный засов, выпил зелье сна-без-сновидений, разделся. Улёгся на тюфяк, разостланный на каменном полу. Капала вода, просочившаяся снаружи.
 
Ремус закрыл глаза, прислушиваясь к размеренному падению капель. Зелье начало действовать. Он подложил под голову согнутую руку. Через некоторое время рука занемела и стала как чужая. Можно было даже представить, что это рука Северуса. Ремус повернулся на спину, гадая, сколько времени прошло.
 
Клепсидра отсчитывала время: шестьдесят капель — минута. Звуки капель слились, превратившись в мерный шорох.
 
Ремус закрыл глаза. Снов он не видел, просто уснул, а когда проснулся, было уже утро.
 
Плащ Северуса висел на месте. Ремус улыбнулся и погладил плотную чёрную ткань. Умяв сковороду яичницы с беконом, он принял горячую ванну, переоделся и решил сварить Северусу кофе.
 
«Сегодня можно его побаловать, — подумал он с лёгкой насмешкой. — Раненый герой, всё такое».
 
Стучать Ремус не стал.
 
Северус полулежал в кресле, завалившись набок, шея выгнулась под странным углом, нижняя челюсть слегка отвисла. Секунду Ремус всматривался в него, потом приблизился и коснулся его шеи, нащупывая пульс. Бессильно свисавшая рука метнулась и схватила его за запястье. Ремус вздрогнул, горячий кофе выплеснулся из чашки.
 
— Мерлинова мать! — взвыл Северус, вскакивая.
 
— Ой, прости. — Ремус полез за палочкой, остатки кофе вылились на ковёр. — Мне показалось, ты без сознания.
 
— И ты решил меня добить?!
 
— Я принёс тебе кофе, чтобы ты взбодрился. — Ремус наконец догадался поставить чашку, вынул носовой платок и попытался промокнуть им брюки Северуса.
 
— Ты преуспел. Я бодрее снитча — готов летать под потолком. — Северус оттолкнул Ремуса и стащил брюки. Над коленом алело неровное пятно. — Ну, Люпин! В следующий раз просто ткни меня шилом в бок!
 
— Ткну, если сумею вытащить его из твоей задницы. — Ремус провёл палочкой над ожогом, и пятно исчезло. — Зачем ты открыл ларец?
 
— Чтобы удостовериться, что ятаган там.
 
— Надеюсь, результат тебя порадовал.
 
— Старик выглядел сущим идиотом, — проворчал Северус. — А на самом деле идиотом оказался я. Ничуть не лучше вас с Блэком… надеюсь, ты понимаешь, что я фигурально выражаюсь? Впрочем, у тебя иногда случаются проблески разума, в отличие от Блэка. Там блистать нечему, сплошная чернота. — Он поскрёб плечо под халатом. — Надо смазать шрамы. Чешутся.
 
— Тебе помочь?
 
— Угу. Достань синий флакон из той шкатулки. Нет, постой, я сам!
 
Ремус уже раскрыл большую деревянную шкатулку и разглядывал её содержимое: три небольших флакончика с зельями, аккуратно свернутый слизеринский галстук, полуобгоревший игрушечный мишка, из-под которого высовывались розовые кружева…
 
— Глазам не верю. Мои панталоны! Зачем ты их сохранил?
 
Северус тряхнул головой, волосы закрыли покрасневшее ухо.
 
— Лет через тридцать я превращусь в старого хрыча и никто мне не даст — какой может быть секс, когда тебе за пятьдесят, так ведь?
 
У Ремуса были широкие взгляды, но тут он был вынужден согласиться.
 
— Вот тогда мне эти трусы и пригодятся. А пока я не перешёл на самообслуживание, можешь пощупать мои боевые шрамы. — Северус сбросил халат и повернулся.
 
Ремус наложил мазь на заживающие рубцы, ровной сеткой пересекавшие спину от плеч до поясницы, и втирал, пока спина не заблестела. Прижался губами к шее Северуса, вдыхая знакомый запах. Теперь его руки массировали ягодицы Северуса.
 
— Если мы трахнемся, ты не лопнешь по швам? — прошептал он.
 
— Если мы не трахнемся, у меня точно кое-что лопнет. — Северус повернулся, обнял Ремуса, заваливая его на себя… и зашипел от боли. Ремус ощупал шрам — края раны разошлись.
 
— Не надо было этого делать, — сказал он виновато.
 
— Да чёрт с ним. Небольшая кровопотеря ещё никому не вредила. Даже пикантно.
 
— Я не собираюсь заниматься любовью в луже крови. Ляг на живот.
 
— Ага!
 
— Я подсушу раны, а потом мы осторожненько…
 
Ремус водил палочкой по шрамам, изучая их, как линии рек на картах далёкой страны. Когда реки пересохли, Северус повернулся. Одеяло сбилось в кучу где-то в ногах, Ремус не заметил, как избавился от одежды, но, вытянувшись подле Северуса и лаская его член рукой, а его язык — своим языком, он был наг, как в первый день появления на свет. Северус застонал, сперма выплеснулась Ремусу в ладонь. Он прижался к Северусу и тёрся об него, пока не кончил сам.
 
— Секс для выздоравливающих, — Северус перекинул ногу через бедро Ремуса. — Что-то вроде бульона — всё самое вкусное успели вынуть.
 
— Будешь себя хорошо вести — получишь десерт.
 
Послеоргазменная истома стала переходить в дремоту.
 
— Северус, ты ведь был у Кассандры Трелони?
 
— Угу.
 
— Что она тебе предсказала?
 
Северус посмотрел Ремусу в лицо и язвительно поднял брови.
 
— Можешь не отвечать, — сказал Ремус поспешно. — Что-то плохое?
 
— Да нет. Скорее несбыточное. Что я много лет проживу с любимым человеком, — Северус засмеялся.— Пошутила, должно быть.
 
— В каждой шутке есть доля шутки, — Ремус прижал Северуса к себе. Теперь его губы касались ключицы Ремуса, и дыхание оседало на коже тёплым туманом.
 
— Собираешься сходить к Сибилле? Сходи, только не забудь прихватить бутылку хереса. От хереса пророчество забористей.
 
— Мне не нужны предсказания. — Ремус закрыл глаза и улыбнулся про себя.
 
Его будущее лежало рядом, и ни одна сивилла не могла бы предсказать, как оно себя поведёт и чего захочет. По крайней мере, Ремус знал, чего хочет он сам.
 
***
 
— Мерлин мой, Северус, ты как спрут!
 
— Ммм?
 
— Расплети свои конечности, мне надо в уборную.
 
Северус неохотно разомкнул руки и откатился в сторону.
 
Ремус сходил в туалет, вернулся в комнату, налил воды из графина и остановился у окна. Никто на него не смотрел — Лиззи Уорлок больше нет. Он ощутил мимолётное сожаление.
 
Дождь прекратился, влажные крыши блестели под солнцем, в стеклах переливалась лазурь. Первый солнечный денёк с начала весны. Первый день покоя.
 
На крыльцо дома наискосок вышел старик. Сегодня он был без шляпы, седые волосы трепал свежий ветер. Спаниель поднял нос, втянул запах земли и воды, доносившийся от канала, и залаял звонким, молодым голосом. Хозяин отстегнул поводок, и пёс подпрыгнул — так высоко, как позволяли артритные лапы.
 
Ремус вернулся в постель. Северус повернулся, положил руку ему на грудь. Ремус обнял его, сдул прядь, щекочущую нос, закрыл глаза.
 
Он видел каменную стену, отвесно уходившую вверх. Крепостные ворота были распахнуты настежь, в проёме клубилась тьма.
 
— Выходи, — сказал Ремус.
 
— Ты можешь войти и остаться, — ответили из тьмы.
 
— Нет. Выходи сюда, ко мне.
 
Ворота начали смыкаться. Ремус поднял палочку — окованные железом створки сорвались с петель, раздался лязг. Ремус вздрогнул и проснулся.
 
Северус смотрел на него с любопытством, подперев голову рукой.
 
— Просто сон. — Ремус откашлялся.
 
— Я слышал. Отлично входит, замечательно выходит, — ухмыльнулся Северус.
 
Ремус расхохотался и двинул его кулаком в плечо.
 
Солнечный свет заполнил комнату, мерцая, словно вода в колодце; он слепил глаза, и Ремус и Северус, улыбаясь, щурились и смаргивали проступившие слёзы.
 
~ end ~
 
8 Lustrum от лат. «трясина»
9 Foculicio от лат. «foculus» — «жаровня»
Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, NC-17
Просмотров: 660 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/4 |