Воскресенье, 24 Сентябрь 2017, 16:54
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » NC-17

Драббл
[ Скачать с сервера (74.5Kb) ] 06 Июнь 2011, 15:52
Автор: Rebecca
Жанр: драма
Пэйринг: ЛМ/ДП, упоминание ДП/СБ
Рейтинг: NC-17
Примечание: написано на кинк-фест по заявке: "Задание Дамблдора на проверку вступивших в Орден Феникса оборачивается для Джеймса крупными неприятностями. Малфой не привык делится добычей.Малфой показывает Джеймсу, что значит беспомощность, власть и дикое желание. условие: жертва не видит и связана."

* * *


— Далась тебе эта фигня, Мягколап. Лили говорит — от маггловского мороженого толстеют.

— Да и насрать. Вкусно же!

Джеймс Поттер рассмеялся, глядя, как его любовник осторожно перехватывает пальцами тонкую деревянную щепку со сливочно-жёлтым цилиндриком на конце. Вот же, далась ему эта фигня. У Фортескью мороженое подают на любой вкус, но только в виде шариков, магглы предпочитают весовое или сэндвичи... а этому впёрлось именно "на палочке". Джеймс любил подкалывать Сириуса — мол, есть в этом что-то извращённо-эротическое, — но тот только ржал, а стоило им выбраться вместе в Лондон, начинал, по-собачьи принюхиваясь, выискивать ближайший лоток. И лопал, зараза, обсасывал эту хрень, как... Джеймс встряхнул головой и торопливо отвернулся. Надо было спешить.

— Заканчивай. Время.

— Ага, — Блэк с сожалением слизнул с губ сладкие капли, примерился, запустил недоеденным мороженым в ближайшую урну и вдруг застыл, глядя перед собой. Потом рассмеялся — резко, зло. Джеймс посмотрел на него с удивлением.

— Ты чего?

— Да ничего. Я только сейчас подумал — а ведь похоже на этого придурка. Мороженое, в смысле. Оно всегда с палочкой, а этот всегда со своей тростью...

— Тьфу, дурак, — Поттер расхохотался. — Ты извращенец просто. Идём.


Десять минут спустя они стояли в проулке между домами, напряжённо вглядываясь в узкую обшарпанную дверь на противоположной стороне улицы. Мало кто знал, что за ней скрывается бордель, принадлежащий Люциусу Малфою — добропорядочному гражданину, между прочим. Слежка за этим мерзавцем стала первым из заданий, полученных Джеймсом и Сириусом в Ордене Феникса, и сразу обернулась проблемой: выходя из дому, Малфой навешивал на себя массу защитных артефактов — они дезактивировали Следящие чары любой сложности — и обладал наблюдательностью законченного параноика. Уже со второго раза он заметил бегущего следом чёрного пса, и Блэк едва увернулся от Ступефая. После вчерашнего заседания и издевательской реплики Моуди по поводу криворуких новобранцев, Сириус с Джеймсом решились на отчаянный шаг: подобраться к Малфою поближе и получить какую-то личную вещь, в идеале — прядь волос или несколько капель крови. Это дало бы возможность привязать заклинание так, что никакой оберег не выдержит. Джеймс уже пытался подкупить обслугу — безрезультатно, увы — и сегодня собрался пойти в бордель сам. Сириус должен был ждать его на улице и в случае чего вызвать на помощь Моуди.

— Так. Значит, если сигналка сработает — ты знаешь, что делать. — Поттер набросил на себя мантию-невидимку и аккуратно поправил крошечное золотое колечко в ухе — артефакт связи, парный с сириусовым. Блэк внимательно посмотрел туда, где только что стоял его друг, и нахмурился.

— Осторожнее, Рогалис, Мерлином прошу.

— Поучи зельевара Бодроперцовое варить. Всё, пошёл, — донеслось из пустоты.


Сириус кивнул. В животе перекатывалось что-то холодное, будто съеденное мороженое никак не желало оставаться на месте. Он снова сдвинул брови. Дьявол... может, все-таки не стоит связываться? Но было уже поздно — потёртая дверь борделя хлопнула, словно от ветра, и наступила тишина. Сириус присел у стены и приготовился ждать.



...Проводя рекогносцировку перед операцией, Джеймс хорошо изучил здание и знал, где находится кабинет Люциуса. Он без труда добрался до него — толстые ковры в коридорах превосходно скрадывали шорох шагов, и никто из встреченных по пути шлюх его не заметил. Дальше следовало тихонько открыть дверь, наложить на хозяина кабинета невербальный Петрификус, срезать прядь и свалить по-быстрому. Первая часть плана прошла безупречно: невидимый Джеймс стремительно скользнул в комнату, бесшумно прикрыл дверь и бросил заклинание в сторону письменного стола, за которым Малфой обычно восседал, решая вопросы с клиентами и "девочками". Но холодная волна чар растворилась в пустоте — Люциуса не было. Джеймс беззвучно выругался — неужели промахнулся со временем? Впрочем, спустя секунду он облегчённо вздохнул: в глаза бросилась знакомая узкая физиономия и длинные белобрысые пряди. Люциус Малфой раскинулся на кушетке в дальнем углу кабинета — он спал и даже не почувствовал присутствия чужой магии. Джеймс зло усмехнулся. Похоже, ублюдок устроил личную проверку какой-нибудь новенькой шлюхе и теперь отдыхает от трудов праведных. Ох, как кстати. Он подкрался к кушетке, окинул брезгливым взглядом холёную лисью мордочку и осторожно вытащил из кармана крошечные ножницы. Мантия мешала, Джеймс откинул её полу в сторону и уже примерился к малфоевским патлам, но в самый последний момент случилось непредвиденное. Едва он поднёс ножницы к бледному виску, глаза Люциуса распахнулись.

— Петрификус Тоталус!

Комната встала вверх тормашками. Перед глазами оказался потолок с лепниной в виде толстозадых херувимчиков, затылок гулко стукнулся об пол. Джеймс захрипел, чудовищным усилием воли пытаясь сбросить чары, но, разумеется, не смог. А Малфой уже склонялся над ним — в обычно блеклых серых глазках горело отвратительное ликование, тонкогубый рот торжествующе кривился.

— Так-так.. Что это тут у нас?

Мантия отлетела в сторону.

— О. Какой подарок. Маленький предатель крови решил навестить дальнего родственника?

Джеймс зарычал, и Люциус довольно хихикнул:

— Что такое? Ты ожидал другого приёма? Прости, дорогой, но с незваными гостями разговор у меня короткий. Впрочем, я выслушаю твою версию. Фините инкантатем. Инкарцеро!


За долю секунды, что разделяла два заклятия, Джеймс попытался дотронуться до серьги, но не успел — руки скрутило жёсткими верёвками. Малфой злобно усмехнулся.

— Левикорпус!

Поттера подбросило в воздух и швырнуло на кушетку, ещё хранившую тепло чужого тела. Наколдованные путы не давали пошевелить ни рукой, ни ногой, голова кружилась после Петрификуса. Он задёргался, но верёвки только сильнее врезались в кожу. Люциус, поигрывая палочкой, подошёл поближе и поддел носком сапога серебристую ткань.

— Придурок. У этих плащей срок действия не больше часа. Ты хоть думал, как будешь выбираться назад?

Слава Мерлину, этот козёл не понимает, что перед ним не обычный плащ-невидимка из "Горбин и Бэрк", а нечто гораздо более серьёзное.

— Не твоё собачье дело!

— Даже так, — Малфой поджал губы. — Ты ещё огрызаешься, щенок... Ну и какую каверзу ты приготовил мне на этот раз?

— Какой ты любопытный, Малфой. Свербит?

— Если ты не заговоришь сам, я позову сюда охрану, — Люциус скучающе зевнул. — А могу и сам с тобой поразвлечься.

Джеймса зазнобило. Он слишком хорошо знал, что скрывается за словом "поразвлечься", если оно исходит из уст Люциуса Малфоя. Ненависть вскипела в крови, затуманила разум и выплеснулась наружу привычной вспышкой издевательского веселья.

— Хотел срезать твои патлы, придурок. Для Оборотного. Ты даже не представляешь, как обрадовались бы в "Пророке" снимкам голого мистера Малфоя, дрочащего на колдографию Флитвика... ну или Хагрида — тоже очень неплохо. Твою невесту вообще удар бы хватил.

— Ах ты... — лицо Люциуса пошло бурыми пятнами. — Мерзавец! Дрянь! Да я сейчас...

— Тш-ш, Малфой, не верещи, на тебя и так смотреть тошно, — притворно сморщился Поттер. И тут же понял, что совершил ошибку — Люциус затрясся от злобы и направил палочку ему в лоб. Джеймс сжал зубы, ожидая Круцио, но не дождался. Бледная рука медленно, задумчиво опустилась вниз. На физиономии Малфоя появилась гаденькая улыбочка.

— Спорим, Поттер, что через минуту тебе понравится на меня смотреть? Таких мерзавцев, как ты, надо наказывать, чтобы неповадно было нарушать покой мирных граждан...

— Мирных? — Джеймс зло расхохотался. Он уже не мог остановиться, слова вылетали словно помимо его воли. — И это мне говорит владелец тайного притона и дружок Волде...

— Молчать, мерзавец! — Малфой взвизгнул, как помешанный — Сейчас я тебе устрою колдографию с Хагридом! Ты привык ко вседозволенности, маленькая дрянь, к власти… Привык быть первым — в своей ублюдочной четверке. Думаешь, Северус мне ничего не рассказывал? Я тебе преподам урок!
 
Знакомое, слишком знакомое — он и сам не раз применял его, когда Сириус нарочито медленно стягивал штаны — заклинание сорвало с Джеймса одежду. Он не ждал ничего подобного, и в первый момент окаменел от ужаса, но тут же рванулся в путах, бешено рыча. Успокоившийся Малфой снова хихикнул.

— Погоди орать, я ещё не начинал. Обскуро!

На глаза словно опустилась мягкая повязка, и вокруг Джеймса сомкнулась непроглядная тьма. Он яростно заморгал, но ослепляющее заклинание и не думало поддаваться.

— В темноте всё по-другому… Правда, Поттер? — раздалось над ухом.

Обездвиженный, ослеплённый, абсолютно беспомощный, Джеймс мог лишь прислушиваться к звуку шагов — сначала они отдалились, потом приблизились вновь, и неожиданно в рот ткнулось что-то твёрдое, железное — попытавшись сжать зубы, Джеймс едва не обломал их к мерлиновой матери. А следом в горло струей потекла сладковатая жидкость. Попытки выплюнуть её ни к чему не привели — холодные пальцы Люциуса зажали нос, так что волей-неволей пришлось проглотить часть непонятного напитка.

— Хорошо. Хорошо-о-о... — Малфой почти мурлыкал. — Вот так... Теперь немножечко подождём, и все будет чудесно, Поттер.


Несколько минут спустя Джеймс глухо застонал. В паху появилось слабое жжение, оно разгоралось все шире и шире, охватывая ягодицы, бёдра и живот, пронизывало до костей, отдавалось в позвоночнике пронзительно-острыми укусами. Зудело все: кожа, мышцы, даже кровь, казалось, растекается по сосудам как струйки кислоты. Соски напряглись, отвердели, как два камешка; в головку члена будто налили раскалённого свинца. Джеймс хватал пересохшим ртом воздух и корчился на кушетке, изнемогая от дьявольской горячей щекотки и желания потереться набухшим членом хоть обо что-нибудь. Афродизиак — явно из запрещённых — терзал его хуже, чем Круцио. Но страшнее всего была слепота — Джеймс казался себе земляным червём, провалившимся в глубокую яму с нефтью. Чувствительность обострилась так, будто с него содрали кожу: когда холодный палец Малфоя коснулся соска, Поттер не выдержал и глухо вскрикнул. Люциус сжал пальцы — сквозь рёв крови в ушах Джеймс различил довольный смешок.

— Отличная штучка, правда? Когда попадается маггл, способный сопротивляться Империо, пара глотков этого снадобья решает все проблемы.

Возникшая на мгновение мысль — значит, осведомители не врут, и в бордель Люциуса действительно поставляют похищенных магглов! — исчезла без следа. Рука Малфоя отпустила сосок, обрисовала раскрытые в мучительной попытке вдохнуть побольше воздуха губы Джеймса, пощекотала ухо, скользнула по шее, груди, животу. Она остановилась в дюйме от распухшей, ноющей головки члена, и Джеймс выгнулся, упираясь связанными ногами в кушетку — так невыносимо было это незавершённое прикосновение, такой чудовищной пыткой оно казалось. Рука поползла назад, и измученный Поттер яростно вскрикнул, пытаясь перевернуться на живот. Люциус легко опрокинул его назад и рассмеялся.

— Хочется, да? Так хочется, что ты готов на все, лишь бы кончить? Попроси меня, Поттер. Просто попроси, это же так легко. Ну? Я сделаю это для тебя.

Его пальцы продолжали издевательские ласки — стискивали соски, щекотали пупок, ерошили волосы в паху, На мгновение они сжали мошонку, и Джеймс заорал от тугого всплеска крови, прокатившегося по всему телу и ударившего в затылок. Тьма вокруг взрывалась миллионами багровых искр, голова раскалывалась, руки и ноги дрожали, как в лихорадке.

— Не хочешь просить? — насмешливо сказал Люциус. — Ну не буду настаивать. Тогда поступим проще.

Над головой опять раздались шаги, зашуршала ткань, а потом в волосы вцепилась безжалостная рука и рванула кверху. На миг ему показалось, что он повис в пустоте; голова закружилась, тьма бешено заколыхалась вокруг. Джеймс беспомощно крутил головой, вздрагивал, потерявшись в пространстве, и когда щеки вдруг сдавили холодные пальцы, не сразу сообразил, что происходит, а когда сообразил — было уже поздно. Челюсти раздвинуло упругое кольцо, не позволяющее закрыть рот. Джеймс сдавленно замычал, пытаясь вытолкнуть дрянь наружу.

— Тихо-тихо... Не старайся, фиксатор так просто не выплюнешь, — Люциус возбуждённо дышал совсем рядом. — Поработай ротиком, Поттер. Тебе не привыкать, я уверен. Представь, что это конфета... или мороженое.

Запахло мускусом — и прямо в горло Джеймсу ткнулась головка члена. Люциус подавался вперёд со стонущими вздохами, его толчки были глубоки и ритмичны, влажные звуки, с которыми член скользил во рту, плеском волн отдавались в ушах Поттера — все это, вкупе с жарким зудом в паху и болью в закаменевших яйцах, погружало его в какой-то безумный транс. Джеймс механически двигал головой, давился, кашлял, но ладонь Малфоя только сильнее и сильнее прижимала его к паху. Джеймс даже не понял, сколько времени длилась эта пытка — просто в какой-то момент его отпустили, раздался визгливый стон, и на лицо брызнула липкая струйка. Сперма стекла по языку в глотку, Поттер неразборчиво зарычал от омерзения — солёный вкус едва не вывернул его наизнанку.

— Вот так… — голос Люциуса прерывался от смеха, — …вот так закончатся все твои попытки навредить мне, Поттер. Что ж, дальше разбирайся сам. Твой плащик уже не поможет — так что сам думай, как будешь выбираться отсюда. И утрись — смотреть на тебя тошно. А мне пора. Акцио трость! Ах да... Фините инкантатем. Аппарейт!


Свет больно ударил по глазам, освобождённые конечности свело судорогой, и Джеймс закричал от боли. Он не слышал хлопка аппарации, все мысли стремились только к одному: вытащить изо рта чёртов ублюдочный фиксатор, стиснуть пальцами разрывающийся член — и после трёх дёрганых движений кончить. Без наслаждения, просто избавившись от отвратительного зуда. Джеймс свернулся клубком на полу, с трудом удерживая слёзы ярости. Постепенно зрение сфокусировалось, и он увидел перед носом батистовый лоскут с вышитой монограммой "ML", В памяти всплыл издевательский голос Малфоя, и Поттер, выругавшись, схватил платок. Он стирал с лица чужую сперму и скрипел зубами от ненависти.

Постепенно движения его замедлились. Джеймс с трудом поднялся на ноги, не отрывая взгляда от гнусной тряпицы. На мгновение застыл, размышляя, потом хмыкнул — в тишине кабинета сорванный голос прозвучал хрипло, как карканье — и уже аккуратно и тщательно обтёр лицо, стараясь не утерять ни капли. Он осторожно свернул платок, с трудом оделся, накинул плащ и выскользнул в коридор. От запаха вина и дешёвых духов к горлу вновь подкатило, но Поттер сжал челюсти и бесшумно понёсся к выходу.
* * *


— ...я уже психовал, Мерлин меня разорви! Ещё десять минут — и Патронуса бы Аластору… Ну ты даёшь, придурок, что ты там делал — шлюху, что ли, себе нашёл... — когда Блэк нервничал, он говорил без умолку. Джеймс не отвечал, быстро шагая с ним рядом. Ему хотелось как можно скорей оставить позади проклятый бордель. А ещё голова разрывалась от мыслей... Наконец Сириус замолчал и после паузы нерешительно спросил:

— Как все прошло. Получилось?

— А? — Джеймс очнулся. — Да. Все нормально. Получилось, Мягколап.

— А что так долго?

— Ну... возникли кое-какие трудности. Но теперь все нормально.

— А где волосы?

— Не волосы, друг. Лучше.

— Ох ты.

Сириус прищёлкнул языком.

— Слушай, превосходно. Альбус будет в восторге. Привязка на кровь лучше всего, меня ещё мамаша в детстве учила, что...

— Это не кровь, Сириус. Это сперма.

Блэк остановился так резко, будто его ударили в грудь. Он догнал Джеймса только через несколько секунд и какое-то время шёл молча. Потом глубоко вздохнул.

— Джейми, — произнёс Блэк очень медленно, — ты не хочешь мне рассказать, какие трудности у тебя возникли с Люциусом Малфоем?

— Это уже не важно, — Поттер облизнул искусанные губы. — Важно другое. Мягколап, ты же любишь мороженое, а? На палочке.

Блэк почти со страхом взглянул ему в лицо.

— Сохатый. Ты что?

— Все в порядке, Мягколап. Просто... помнишь, ты говорил, что мороженое всегда с палочкой? А если эту палочку засунуть в мороженое... поглубже... и провернуть пару раз?


— По вторникам он бывает в Лютном — покупает ингредиенты для зелий своей мамаше, — после долгой паузы ответил Сириус. — Мы можем взять его там — место малолюдное, а обереги я беру на себя. Теперь, когда у нас есть его... бля, его семя, можно дезактивировать любую дрянь.

— Здравая мысль, — Поттер коротко усмехнулся.


...Ветер кружил под их ногами измятые яркие обёртки от мороженого, похожие на обрывки чьей-то праздничной мантии.
 
 
Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, NC-17
Просмотров: 670 | Загрузок: 73 | Рейтинг: 0.0/0 |