Суббота, 25 Ноябрь 2017, 06:29
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » NC-17

Quisque suam (Каждый — сам). Глава 1
[ Скачать с сервера (239.5Kb) ] 06 Июнь 2011, 16:17
Автор: Rebecca
Бета: Маграт
Размер: небольшое миди
Жанр: драма
Пейринг: ДП/СБ, намёк на СС/СБ и ДП/ЛЭ
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: немного обсценной лексики
Примечание: в названии использована латинская поговорка "Fortunam suam quisque parat" - каждый сам находит свое счастье
 
 
Маграт, показавшей мне мистера Блэка в лицо. И сзади.
 
...Вся семья Блэков училась на моем факультете, но Сириус окончил Гриффиндор.
Жаль — он был талантливым парнем.
«Гарри Поттер и принц-полукровка»
 
Глава 1
 
* * *
 
Утро в Хогвартсе. Оно может быть добрым — если накануне вечером ты не сидел допоздна в библиотеке, ночью не застревал в колючем кустарнике, зацепившись рогом за какую-то хрень, а первым уроком в твоём расписании не стоит Зельеварение. А может — таким, как сейчас.
 
— Вот чёрт вас дёргал, спали бы сейчас себе и спали...
 
Джеймс, прищурившись, смотрит на Питерову кровать и запускает в пододеяльный холм ботинком. Сонный бубнёж прерывается ругательством, Хвост высовывает наружу... нет, не хвост, а свою подвижную мордочку — точно мышонок из норы:
 
— Совсем сбрендил? Дурак!
 
Джеймс радостно предъявляет ему средний палец. Второй рукой он делает массу дел разом: застёгивает мантию, машет палочкой, призывая учебники, бросает Рему на тумбочку предусмотрительно сбережённую с ужина шоколадку. Вернётся от Помфри — пожуёт.
 
— Ботинок верни, Хвостик. Э, э, ты даже не вздумай! Акцио!
 
— Между прочим, мне больно, — жалуется Пит, потирая бок.
 
— А Мерлин всегда наказывает тех, кто смеётся над чужой бедой. Так что не ной, Питти... кстати, ты на завтрак пойдёшь? — Сириус неспешно и вдумчиво повязывает галстук.
 
— Не-е... спать хочу. Устал.
 
— Офигеть. Ты всю ночь то на мне, то на Сохатом проездил — с чего вдруг?
 
— Ну-у... Вы же не дадите мне умереть с голоду и что-нибудь принесёте?
 
— Всё с тобой ясно. Разбери тогда постель для Луни, он же никакой явится. — Сириус довольно смотрится в зеркало. Джеймс прислушивается к шёпоту из серебристой стеклянной глубины: "Отлично, красавчик, только оставь узкий конец покороче..."
 
— Что сегодня?
 
— Грантчестер.
 
— Тебя не достало ещё?
 
— Не-а. Это весело. А завтра будет двойной Виндзор. — Сириус уже неделю забавляется, приходя на завтрак с какой-нибудь вычурной хренью на шее — девчонки балдеют, а криворукий Эйби Гойл звереет от зависти. Джеймс задёргивает полог кровати и подхватывает сумку.
 
— Пошли уже, красавчик.
 
— Как скажешь, радость моя.
 
— Фу, придурки. А кровать сами разбирайте — все равно вы уже на ногах. — Пит всегда бесится, когда они развлекаются таким образом. Джеймс не успевает среагировать: Сириус оставляет в покое галстук, неторопливо приспускает брюки и демонстрирует Хвосту смуглый голый зад.
 
— Вот таков тебе будет мой ответ, дружище, — лениво замечает он и звонко хлопает себя по ягодицам. Пит с тоскливым воем уползает обратно под одеяло, багровый от смеха Джеймс подходит к Сириусу. Его ладонь уже взлетает над блэковской задницей, чтобы отвесить смачную плюху, но в последний момент останавливается. Короткий взгляд в сторону кровати Хвоста — шутливый шлепок обращается в ласку, и кончики пальцев нежно пробегают по тёплой коже. В этом жесте всё — жар летних ночей в доме Поттеров, шепот в тёмных углах бесконечных коридоров Хога... общая тайна, которую приходится прятать даже от друзей. Мягколап усмехается, смотрит через плечо на Джеймса, а тот быстро целует его в губы.
 
— Бросай свою тряпку, а то опять все сандвичи сожрут.
 
— Дай мне ещё минуту... де-етка.
 
— Да отвалите вы наконец или нет?! — истошно орёт Питер. В ответ — взрыв хохота.
 
— Сладких снов, Хвостик!
 
 
...В дверях Блэк резко тормозит и суёт руку за пояс, однако Поттер опережает его и первым вытаскивает палочку. Несколькими быстрыми движениями он приводит кровать Рема в должный вид — раздвигает полог, откидывает одеяло, взбивает подушку. Пит, конечно, ленивая свинья, но что поделаешь.
 
* * *
 
— ...итак, господа, главное — соблюдать порядок закладки ингредиентов, — палочка Слагхорна описывает круг, и на доске появляются чёткие меловые строчки. — Мистер Фенвик, вы меня слушаете?.. превосходно. У вас есть полтора часа, друзья мои, и — время пошло.
 
— Всё-таки жаль, что парни недобрали ТРИТОНы, — бормочет Джеймс, поднимая на подставку тяжёлый котёл, — вчетвером было бы веселее.
 
— Учитывая, что мне пришлось бы варить две порции вместо одной — то просто охренеть как весело, — недовольно отвечает Сириус. Его руки порхают над кучкой корней натрикса так быстро, что у Джеймса начинает рябить в глазах, — Блин, Сохатый, как ты можешь работать таким ножом — им только жаб потрошить. Я говорил...
 
— Да наточу я его, наточу, честное слово. — Ну вот, началось. Единственное место, где Мягколап строит из себя заучку — кабинет Зелий. В его футляр для инструментов страшно взглянуть: ножи пяти видов, ножницы — трёх, пестики расположились по размеру, отдельный кармашек для серебряного кинжала и даже специальный, мать его, ланцет для препарирования. Джеймс тяжело вздыхает, и Сириус на миг отрывается от чёртовых корешков.
 
— Возьми мой... ага, вот этот. И Мерлином клянусь, если вечером ты не займёшься...
 
Пошло-поехало. Поттер тихо стонет, но стон теряется в густой мешанине звуков. Постукивают ножи, булькает основа в котлах, то тут, то там вспыхивают шёпотные переговоры и шуршат страницы учебников. В открытое окно тянет горькой свежестью осени. Кабинет заполнен всего на треть: к Продвинутым Зельям допустили лишь полтора десятка студентов. От хаффлов только одинокая Мэгги Прюитт, зато больше половины присутствующих — Рэйвенкло. Слизов трое: разумеется, Снейп, его тестралообразный дружок Мальсибер и манерная красотка Этель Монтегю — Джеймс привычно подмигивает ей и получает в ответ томный взор... Гриффиндорцев тоже трое. Лениво кромсая натрикс, Поттер следит взглядом за рыжей головой — ветер играет локонами, шевелит тонкие блестящие волосинки. Глупо, но Джеймс даже немного завидует ветру. Летом он почти не вспоминал Лили Эванс — в голову сразу лезла мерзкая картинка неоконченного сопливусовского стриптиза, начинала ныть вроде бы зажившая щека, и становилось противно. Но сейчас всё другое. Он скучал по ней... и это тоже глупо.
 
— ...Северус, мальчик мой, великолепно! Идеальная промежуточная стадия. Но почему вы мешаете против часовой?
 
— Так удобнее, — бурчит Соплеверус, тряся головой. Джеймс морщится — такое чувство, что сейчас она у него оторвётся и плюхнется прямо в бурлящую розовую жижу... Стоп. Позвольте — какого хрена она розовая?! Джеймс смотрит на синее варево в собственном котле и тянет Сириуса за рукав.
 
— Мягколап.
 
Не слышит, мешает свое зелье. Тоже, кстати, розовое. Вот чёрт!
 
— Мягколап! Эй! Глянь-ка.
 
Сириусу хватает секунды, чтобы понять, где Джеймс напортачил.
 
— Добавь ещё пару косточек, — почти не разжимая губ, шипит он, — да не этих, оленья твоя башка, крысиных. А теперь мешай. Медленнее.
 
Через пару минут зелье розовеет, и Джеймс присаживается на стул. У него есть минут пятнадцать, пока жидкость загустеет до нужной консистенции. Сириус уже закончил и задумчиво листает учебник. Слагхорн на кафедре углубился в какой-то журнал — время от времени он тихонько запускает руку куда-то под стол, и незаметно сует в рот конфету — моржовые усы обсыпаны сахарной пудрой, будто новогодняя елка — снегом. Эванс задумчиво смотрит в окно, Соплеверус исподтишка раздевает её взглядом... Урод, блин. А ведь с начала года Эванс с ним и словом не перемолвилась. Джеймс хмурится.
 
 
— Сириус. Взгляни, как интересно.
 
— Хм.
 
— Да ты посмотри.
 
— И что? Он по ней с ума сходил с первого курса — думаешь, это так просто закончится?
 
— Не пройдёт — я помогу, — тихо бесится Джеймс. — Сейчас он у меня враз забудет, как глаза куда не надо пялить.
 
— Джей, не дури.
 
— И не думал. Акцио лунный камень. Вингардиум Левиоса.
 
— Блин, ну ты шутни... — Сириус не успевает закончить фразу — овальный камешек с тихим "чавк!" падает в котёл Сопливуса. Варево тут же зеленеет и сворачивается, издавая резкий запах болотной тины. Снейп вскидывается, словно ему дали под зад, и чуть ли не носом лезет в котёл — Джеймс не может сдержать хохота. А в следующую секунду уже резво машет палочкой, выставляя щит против Жалящих чар.
 
— Ты что наделал, ублюдок?! — визжит Сопливус.
 
— Эй. Язык свой прикуси. — Сириус тут же заводится, и от его презрительной усмешки Снейпа корчит, как в кривом зеркале:
 
— Вы, сволочи! Я вам сейчас покажу!
 
— Северус, что с вами? Сириус, прекратите немедленно, — Слагхорн, пыхтя, выбирается из-за кафедры. Его никто не слушает.
 
— Поттер, сука, убью!
 
— Сначала сопли утри, уродина.
 
— Да заткнитесь вы все! — это уже Эванс. Выскакивает вперёд, красная, злющая, как чёрт, к потной щеке прилипла рыжая прядка... Поттер уже готов опустить палочку, но Снейп вдруг отчаянно верещит:
 
— Сектум...
 
— Экспеллиармус!! — почти одновременно со Снейпом орёт мгновенно побледневший Сириус. И окончательно звереет — его голос становится резким, словно рык атакующего пса. Джеймс хватает друга за руку, но это уже бесполезно.
 
— Ты, гадина скользкая, ты опять?! Ступефай!
 
Эванс стремительно толкает Снейпа в плечо, уводя с линии обстрела, и заклинание бьёт прямёхонько в его котел. Свернувшееся варево выпрыгивает оттуда — под потолком зависает гнусного вида зелёный сгусток. А через секунду он рушится вниз.
 
— Мама... — произносит кто-то в полной тишине.
 
 
...Редкое — да что там редкое, неповторимое! — зрелище: Слагхорн в ярости. Похож на огромную тучу с сизым грозовым подбрюшьем.
 
— Опустили палочки! Немедленно! Мерлинова борода, что за детские выходки! Мистер Блэк, вы меня огорчили. Снова. А от вас, мистер Снейп, я и вовсе не ожидал ничего подобного. Мисс... эээ... успокойтесь, сейчас я вас очищу. Тергео максима! М-да...
 
Не "Северус" и не "Сириус", значит, действительно, здорово разозлился. Немудрено — громкие, равномерные как колокольный звон, всхлипывания Элен Беннет с каждой минутой набирают силу. Как и пульсирующие зелёные нарывы на её коже — щёки, лоб, кисти рук, шея в вырезе мантии. Джеймс болезненно морщится. Чёрт, как мерзко всё вышло... Один из нарывов лопается со смачным хлюпом, Беннет визжит, и вместе с ней дружно визжат все девчонки — редко когда можно увидеть такое единодушие между факультетами. Голос Слагхорна подскакивает на октаву:
 
— Вы хоть понимаете, что натворили?
 
Беннет обливается слезами, как хренова водяная ведьма.
 
— Понимаете?!
 
— Да, сэр, — Сириус. Мрачно и почти растерянно — он не выносит чужих слёз, Джеймс знает это с первого курса. — Простите. Могу я отвести Элен к мадам Помфри?
 
— И незамедлительно! И двадцать баллов с Гриффиндора! А потом — взыскание! И только посмейте выкинуть что-то в таком духе ещё раз — будете разговаривать с директором Дамблдором.
 
— Сэр, — Джеймс выступает вперёд. — Это всё моя вина. Не Сириуса.
 
— Мне уже плевать, мистер Поттер! И с вас двадцать баллов! Будете оттирать пол без магии, ясно вам?
 
— Более чем, сэр. — А Соплеверусу — ни слова. Старый жирный удав. Джеймс хмуро усмехается, полосуя слизеринского декана взглядом, сжимает кулаки. Откуда-то сбоку почти беззвучно подхихикивает Мальсибер, и Джеймс отрешённо думает, что надо бы после уроков дать ему пару тычков — чтоб не скалил зубы почём зря, гадюка.
 
— Ступайте! И жду вас после занятий. И вас, разумеется, тоже, мистер Снейп. Да, и вы лишили наш факультет.. эээ.. десяти баллов. Безобразие.
 
Ага, спохватился все-таки. Соплеверус дергает плечом и с ненавистью смотрит в спину Сириусу — тот осторожно поддерживает под локоть ревущую Беннет. Хлопает дверь, завывания стихают в коридорной глубине. Слагхорн нервно поправляет мантию, стучит палочкой по кафедре.
 
— Продолжим работу! Мистер Поттер, а вы идите в подсобку — отсортируйте-ка мне флоббер-червей. Вас опасно оставлять в одном помещении с мистером Снейпом.
 
Эванс, возмущенно фыркнув, возвращается к своему столу. Снейп мрачно смотрит в пустой котёл, кривит губы. Джеймс уходит в подсобку, и там, ковыряясь в дурнопахнущем аквариуме с червями, ругает себя последними словами. Надо было так подставить... Мягколап мне голову оторвёт — и будет прав.
 
...А она на меня так и не посмотрела...
 
 
* * *
 
Выяснение отношений с Сириусом занимает всего пару минут — стоит тому завидеть виноватое выражение поттеровского лица, как злость испаряется к чёрту. Беннет хватает извинений, парочки апельсинов и дружеского поцелуя в щёчку. И остаётся самое неприятное — вечерний визит в кабинет старины Снобхорна.
 
В подземельях даже воздух — тёмный. Забивает ноздри прелостью болотного тумана, оседает в груди тяжёлым комком. Сириус мило беседует с портретом какой-то очередной своей тетушки, а Джеймс насвистывает унылый мотивчик и про себя поражается, сколь бурно реагируют на Мягколапа все ведьмы в радиусе мили — хоть живые, хоть нарисованные. Ну... почти все. Стук каблуков по камню заставляет его вздрогнуть, злой взгляд зелёных глаз — выразить свои чувства удивлённым "Ого!".
 
Теперь в подземельях пахнет свежестью.
 
— Эванс, ты почему здесь?
 
Эванс его игнорирует. Задирает нос и встаёт у двери в кабинет — прямо статуя Морриган, только колесницы не хватает.
 
— Защитница убогих пожаловала... — бросает Сириус. Колдунья на портрете вторит ему жеманным хихиканьем. Эванс испепеляет обоих взглядом:
 
— Идиоты.
 
— Вы не находите, милый племянник, что юные девы нынче ужасно, просто безобразно грубы? — щебечет портретная стерва. — Всё дело, конечно, в происхождении...
 
Зря она это говорит. Джеймс Поттер слишком хорошо воспитан, чтобы влезать в родственную беседу, но ещё лучше он знает, как ненавидит подобные выпады Сириус.
 
— Тётушка Араминта, это ведь вы автор проекта закона об охоте на магглов? — любезным тоном спрашивает Мягколап. И почти без паузы добавляет: — Ужасный, просто безобразный идиотизм.
 
Ведьма теряет дар речи. Эванс чуть слышно фыркает, её глаза немного теплеют. Оскорблённая Араминта Мефлуа — надо же, даже имя вспомнил, думает Джеймс — с визгливой бранью исчезает в глубине портрета, и, словно эхо её голоса, в коридоре звучат тяжёлые шаги. Слагхорн с трудом тащит по коридору своё здоровенное брюхо, а рядом, как тощая рыба-прилипала, плетётся чёртов Сопливус. Лицо Эванс тотчас становится равнодушным.
 
— Все уже в сборе? — от Слагхорна ощутимо несёт хересом. Храбрости, что ли, набирался? — Превосходно. Прошу ко мне.
 
...Получасовая душеспасительная беседа вгоняет Джеймса в окончательную тоску. Равномерный бас действует как Глоток Живой Смерти — хочется привалиться к тёплому плечу Мягколапа и от души вздремнуть. Он приходит в себя только от ошарашенного голоса Эванс:
 
— Предлагаете что?!
 
— Совместный проект, дорогая, — мурлычет Слай. — Враждебность между моими самыми многообещающими учениками мешает учебному процессу. Согласитесь, сегодняшняя сцена ужасна. Между прочим, мисс Беннет лишь полчаса назад вернулась к себе.
 
Джеймс хлопает глазами, косится на Сириуса — и вздрагивает. Такого бешенства пополам с растерянностью он не видел на его лице со времён истории с Хижиной. Что за...
 
— Но какое отношение это имеет ко мне? — дерзко спрашивает Эванс. Слагхорн улыбается.
 
— Самое прямое, дорогая. Вы тоже участвовали в...
 
— Я не стану работать со Снейпом! — вдруг рявкает Сириус, и Джеймс подпрыгивает на месте, решив, что ослышался. Но куда там. Злобно-изумлённое выражение соплеверусовской морды говорит само за себя. Как и его истеричный визг:
 
— Профессор Слагхорн! Я отказываюсь...
 
— Значит, вы будете лишены права посещать мои занятия! — неожиданно твёрдо отвечает Слагхорн. — Зато получите ежевечерние отработки. На три месяца, мистер Снейп, и под руководством мистера Филча. Думаю, он будет несказанно рад. Это относится ко всем четверым, дамы и господа.
 
Вот гадство.
 
— У меня два раза в неделю тренировки. Сэр, — произносит Джеймс.
 
— Это не имеет значения, мистер Поттер. И, кстати, профессор Макгоннагал со мной абсолютно солидарна. Либо вы разбиваетесь на пары — вы с мисс Эванс, а мистер Блэк с мистером Снейпом — и работаете совместно до конца семестра, либо — вы меня слышали. Третьего не дано. Да, и тему проекта выбираю я лично — во избежание сложностей.
 
Старый пожиратель ананасов просто лучится от самодовольства, Сириус мрачно молчит, а Сопливус весь трясётся и смотрит на него с ненавистью, от которой Джеймсу делается совсем тошно. Тошно — и страшно. Аврорат. Без Продвинутых зелий им с Мягколапом нечего даже думать попасть на стажировку. Чёрт, какой же я крети-ин. Воздуху тесно в груди, а рука сама собой ползёт к палочке... Эванс вдруг поднимается с резким смешком, откидывает назад волосы, и всплеск рыжего пламени приводит Джеймса в себя.
 
— Хорошо, профессор, — говорит она. — Если альтернатива — неаттестация по Зельям, я буду работать даже с ним.
 
— Вот и чудесно, — гудит Слагхорн, — а вы что скажете, господа?
 
...Десять минут спустя в тёмном подземном коридоре Джеймс Поттер впервые получает по шее от Сириуса Блэка. И даже не пытается убедительно возразить.
 
В конце концов, именно по его вине они попали в глубочайшую задницу.
Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, NC-17
Просмотров: 1988 | Загрузок: 169 | Рейтинг: 4.7/3 |