Среда, 13 Декабрь 2017, 10:33
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [30]
Фики с рейтингом G
PG-13 [48]
Фики с рейтингом PG-13
R [104]
Фики с рейтингом R
NC-17 [94]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Гарри/Сириус » G

Плохая мать
[ Скачать с сервера (88.5Kb) ] 03 Сентябрь 2010, 01:13

Автор: Дайлис Джин

Персонажи: Лонгботтомы-старшие и Поттеры старшие, а также Блэк и немного Ордена в целом

Рейтинг: G

Жанр: драма

Дисклеймер: все права - Дж. К. Роулинг

Саммари: Орден празднует возвращение к активной работе двух мам. А Эльси думает о том, как трудно, когда мужчина любит маму, а не жену.

 

- За возвращение двух очаровательных мамочек! – провозгласил Элфиас Дож, поднимая бокал.

Эльси невольно посмотрела на настенные часы.

Минутная стрелка неумолимо подползала к цифре 9, часовая – к цифре 6.

Невилла пора кормить.

Но как же не хочется уходить. От музыки, от веселых голосов и улыбающихся лиц.

Хорошо Фрэнку. Сидит себе с друзьями, попивая огневиски.

Он ведь отец. Ему не надо спешить домой, чтобы дать грудь малышу.

Ее Невилл… ребенок, пробившийся сквозь все преграды. Малыш, захотевший жить, несмотря ни на что.

А ведь Элис была уверена, что все под контролем. Как и Лили – ее подруга по счастью.

Гарри, наверное, сейчас тоже просыпается и морщит нос. А потом его лицо скукоживается, и малыш плачет, потому что голоден…

 

- Эльси, я понимаю, что твоя работа для тебя важнее всего в жизни, - Августа Лонгботтом поджимает губы. – Но ребенок голоден. Ты понимаешь?! Ты опоздала на пятнадцать минут! Для тебя это всего лишь четверть часа, но Невилл все это время надрывался от плача! Ох уж эти современные нравы!

Младенец между тем утихает, найдя грудь. Он так смешно причмокивает, когда сосет… прости, маленький, я виновата… Я всегда виновата…

 

Когда они с Фрэнком поженились, все казалось таким ослепительным. Таким невероятным.

Они познакомились в Ордене, и Эльси даже глаз поднять не смела на руководителя Организации. Их было трое – Эдгар Боунс, Доркас Мэдоуз и Фрэнк. Фрэнк Лонгботтом. Преуспевающий аурор.

Он был единственным профессионалом среди «этих любителей». Так он говорил. А она верила.

Потом пришел Моуди, оповещенный одним из учеников. А на следующее заседание Ордена пожаловал Дамблдор. Может, его предупредил давний приятель, лучший из ауроров, может, директор Хогвартса просто заинтересовался рождественской открыткой, приколотой к телу одного из рядовых членов организации. Или оценил, что благодаря новой системе оповещения члены Ордена отбили Аберфорта Дамблдора. Тот, в общем-то, не очень и хотел, чтобы его отбивали, но так получилось. Так или иначе, Дамблдор заменил собой и Эдгара, и Доркас, и Фрэнка. Ее жених с облегчением воспринял такую перестановку. Остальные члены Ордена – спорили. Лонгботтом никогда.

Потом Эдгара убили. Вместе с семьей. Но уже пришли новенькие. Молодая поросль. Молодые безумцы. Особенно выделялись трое – Джеймс Поттер, Лили Эванс и Сириус Блэк.

- Боевка – тебе, - тихо сказала разом постаревшая Доркас.

- Что? Я всего лишь первогодок в аурорате! – возмутился Сириус. Искренне.

- Мне плевать. Боевка – тебе. И Джеймсу, разумеется…

Фрэнк хмурил брови. Но промолчал.

Эльси понимала его колебания. Он же профессионал. Аурор без шуток.

Но Фрэнк промолчал. И боевка отошла к малолеткам, которые только что вступили в Орден. Джеймс Поттер и Сириус Блэк. Смешно! Эти бандиты… Эльси закончила Хогвартс двумя годами раньше и вполне разделяла скептицизм жениха.

Боевкой Сириус занимался недолго – убили Мэдоуз. Блэк уже без всяких указаний – указывать мог только Фрэнк, но тот промолчал снова, а Дамблдор вообще играл в демократию и не встревал в обсуждения - «подхватил» от Доркас разведку. И через пару месяцев выяснилось, что члены Ордена знать не знали, что это такое на самом деле. Великосветский хлыщ умудрялся добывать такую информацию, что даже братья Прюитты, признанные асы в подслушивании и подглядывании, только руками разводили.

После того, как Блэк занялся шпионажем, им за какие-то два месяца удалось сорвать две операции Пожирателей Смерти и даже одну ликвидацию неугодных – так это называлась. Мисс Боунс, неподкупный заместитель председателя Визенгамота, осталась жива и даже здорова.

Новые орденцы в лице мародерской четверки живо натащили в организацию людей, которым нормальные люди и доверять не стали бы. Наземникус Флетчер умудрялся сочетать работу в Ордене с банальным воровством – и в итоге Дамблдору пришлось вытаскивать его из очень серьезной переделки, грозившей заключением в Азкабан. Арабелла Фигг вообще была сквибом и старой девой (уже двадцать восемь, с ума сойти!). Остальные тоже не лучше.

Тем не менее жалкие по отдельности личности в сочетании порождали нечто с трудом вообразимое, но непременно полезное. Арабелла, например, была связной – по маггловскому телефону!!!

Фрэнк считал, что это сущее безумие. Но все получалось. Раз за разом.

Фрэнк вообще очень много чего «считал» - и поэтому к нему обращались все реже и реже. И выслушивали с едва скрываемой скукой. Хотя Лонгботтом действительно был выдающимся аурором, а остальные… ну, за исключением Дамблдора, разумеется… в общем…

Эльси старалась не думать о подобных странностях. Как любая влюбленная по уши двадцатилетняя девушка, готовая любой недостаток ее мужчины превратить в достоинство. Например, его привязанность к матери.

 

Августа была похожа на маггловский танк. Такая же важная, неповоротливая, но зато непробиваемая.

Танк. Или крейсер. Или этот... С бобами. То есть бомбами. Который летает.

Эльси всегда знала, что не пара Фрэнку. И незачем напоминать об этом прискорбном факте каждый час.

"Эльси, ты неправильно пеленаешь ребенка. Дай мне, я сделаю..."

"Пеленки надо гладить с двух сторон. Можно заклятием, но лучше вручную".

"Эльси, ты опоздала на десять минут. Ох уж эти работающие матери! Ничего не успевают!"

"Ни в коем случае не бери его на руки! Ребенок должен быть самостоятельным! Ты его разбалуешь!"

Эльси могла работать сутки напролет, а могла сидеть дома. Сыпать в министерский камин летучий порох, заранее сжимаясь от «предвкушения» домашнего скандала, или торчать в соседней с детской комнате. Все равно.

Она плохая жена и недостойная мать. Точка.

А Фрэнк лишь улыбался – как-то по-особому безмятежно – и повторял: «Мама хочет нам добра. Если б не она…»

Если б не она!!!..

 

Невилл рос беспокойным, крикливым, вечно красным и несчастным. Он умудрялся болеть всеми болезнями – и маггловскими, и магическими. С ним было столько хлопот, что Эльси иногда боролась с искушением пойти в Лютный переулок, поймать какую-нибудь жалкую гадалку и поинтересоваться, не проклял ли кто малыша.

До замужества в подобные предрассудки она не верила…

 

Стрелка, казалось, не шла, а прыгала.

Скоро придется вежливо попрощаться – и вернуться в вечный домашний ад. Где тебя бесконечно поджаривают на сковородке собственной совести.

Ты плохая жена. Ты отвратительная мать. Вот в наше время…

 

Все младенцы Англии, Ирландии, Шотландии и Уэльса начинали беспокоиться в одно и то же время. Они пробуждались от дневного сна (даже если перед этим кричали часа полтора кряду и успокоились за двадцать минут до «часа икс»), открывали беспомощный ротик и начинали реветь – надрывно, жалостно.

Эльси словно слышала этот плач – уже сейчас. Хотя стрелка, хвала всем богам, дарила ей еще десять минут.

Она невольно глянула на вторую «мамочку» - Лили.

Та, как ни странно, не проявляла никаких признаков беспокойства. Сжимала в пальцах наполовину полный бокал со сливочным пивом – насколько Эльси могла судить, единственный за вечер (ей самой хотелось поглощать алкоголь литрами, и не пиво, а огневиски – чтобы не думать о том, какая она плохая…). Лили смеялась шуткам, обнажая безупречные белые зубки. Откидывала назад роскошные волосы…

Вечеринка была в самом разгаре, хотя главный заводила на ней не присутствовал. И Фрэнк не преминул это отметить. «Блэк не почтил своим вниманием наше скромное торжество».

Эльси – до замужества – терпеть не могла Мародеров.

Фрэнк их тоже не любил, но на самом деле не переносил на дух только одного из них – Сириуса Блэка. Потомка Морганы, погубившей Мерлина.

Фрэнк – надо сказать, единственный из всех, кто знал Блэка, - находил в нем безусловное и обвиняющее сходство с прародительницей Благородного Семейства. Но палец о палец не ударил, чтобы доказать свои подозрения. И вообще держал их при себе – и при Эльси.

Ей это было неприятно. Не потому, что Фрэнк неправ – она была уверена, что муж достаточно умен, чтобы отличать свои собственные антипатии от объективной реальности. Просто неприятно.

Так или иначе, Блэк все реже и реже присутствовал на праздниках, но не пропускал ни одних похорон. Его лихорадочное, на грани Авады, веселье было весьма подозрительно – и помогало пережить очередную потерю.

«Лощеный аристократик», - шипел Фрэнк, вернувшись домой.

 

Домой. Домой. Домой…

Как молоточком по виску.

Невилл наверняка подхватил очередную простуду – и хвала Мерлину, ее в этом не обвинят. Она не была дома со вчерашнего вечера.

Лили снова засмеялась, потом наклонилась к уху Эмми Венс и принялась что-то шептать, не обращая внимания на неумолимые стрелки.

Элис Лонгботтом, преуспевающий аурор (благодаря мужу) и отвратительная мать, не выдержала и пересела поближе.

- Ты и вправду ни разу не была в кинотеатре?! Но послушай, это действительно хорошее развлечение! Только представь: ты подбираешь наряд, стараясь забыть о существовании мантии, потом красишься…

- Зачем?

- Да ради смеха! Смешно же подрисовывать себе лицо – как будто ты не человек, а кукла на фабрике! Ну, в смысле, в мастерской… нет, Эмми, без всякого колдовства, в этом-то и прелесть! А потом…

Лили снова наклонилась к ушку давней подруги, которая недавно порвала с женихом – из-за каких-то сложных идеологических соображений. Мол, ругал магглов. Эльси верила – Эммелина была из тех, кто способен лишить неплохого по сути человека своего общества из-за пары неудачно сформулированных мыслей. Парень Венс был неплохой. Как минимум…

Эльси грустно улыбнулась. Подружки…

У нее подруг уже не было. Были лишь товарищи-по-счастью. Даже веселая Молли Прюитт, клявшаяся, что не выйдет замуж лет до тридцати, чтобы пожить в свое удовольствие.

В школе Молли мечтала стать певицей. А теперь слушала «бессмертную» Селестину Уорвик и носила седьмого своего ребенка. Ждала девочку. И…

И больше – ничего. Ничего.

Среди своих подруг Эльси-аурор была исключением. А Лили живо подружилась с двумя членами Ордена Феникса – чуть ли не через час после появления в штаб-квартире.

Эльси держалась особняком. Тогда она уже стала Женой Фрэнка.

Дура!..

 

Стрелка вонзилась под сердце – ноющей болью. А Фрэнк, между прочим, даже не напомнил ей, что пора.

Она поднялась и подошла к мужу.

- Я пойду. Время кормить Невилла…

- Ага, - пробормотал Фрэнк, увлеченный беседой с Моуди. Чуть ли не единственным человеком, которого Лонгботтом уважал в этой жизни. А Джеймс Поттер, между прочим, скармливал супруге очередную тарталетку…

И Эльси, собравшись с духом, подошла к Лили и спросила:

- Ты идешь?

- Куда? – удивилась та.

- Домой. Кормить Гарри.

На нее уже смотрели все. И Лили, и Эмми, и даже Джеймс, Ремус Люпин и Питер Пэттигрю.

- У меня сегодня выходной, - ответила Лили, пожав плечами.

- Везет, - сорвалось у Эльси прежде, чем она сообразила, что говорит.

 

Как ни странно, ее не прогнали. Наоборот, Джеймс и Ремус, как истинные джентльмены, тут же вскочили со стульев, предлагая ей любой – на выбор. А Питер живо притащил бокал со сливочным пивом.

- Нельзя, - пробормотала Эльси.

- Не хочешь? Подумаешь, проблема! – Поттер взмахнул палочкой, и жидкость тут же налилась оранжевым, превратившись в сок.

Ман-да-ри-но-вый.

Сладкий и веселый, как весеннее солнышко.

Фрэнк никак не мог выучить, что Эльси терпеть не могла цитрусовые – ни в каком виде. За исключением…

Но дурные мысли улетучились, стоило ей сделать первый глоток.

«Еще пять минут»…

Прошло десять минут. Пятнадцать. Двадцать пять…

- Гарри? Он с Сириусом. Бродяга отпустил нас на вечеринку, - ответил Джеймс на ее недоуменный вопрос.

- С кем?!

- С Сириусом! – Лили потянула к себе десерт из ягод и взбитых сливок. – А ты не знала, что у нас великолепная нянька?

- А главное – совершенно бесплатно! – подхватил Питер, заливаясь визгливым хохотом.

- Но-но, полегче. Вот расскажу Блэку, с каким неуважением вы отзываетесь о его милости – и в следующий раз будешь сидеть с Гарри сама! – пригрозил Джеймс, вопреки собственным словам ласково обнимая Лили за плечи.

Компания дружно рассмеялась. Эльси неуверенно улыбнулась.

Лили словно почувствовала что-то – и наклонилась к уху миссис Лонгботтом, как будто та была ее лучшей подругой. Если не единственной.

- Сириус на самом деле с Гарри. Знаешь, это такое счастье, когда у тебя есть человек, на которого можно без боязни оставить ребенка!

- На Блэка?! – Эльси не знала, что и думать.

Розыгрыш, на который эти Мародеры мастера?

- Ну да. Представляешь, он даже спит с Гарри! Мы с Джеймсом боимся – ну ты понимаешь, оба во сне вертимся, - а Сириус ничего. Устанут и оба рухнут, где придется. И хоть бы что!

- Вместе? – удивилась Эльси тихо.

- Ну да. Сириус на спине, а Гарри на его животе сопит. Или на груди. Знаешь, иногда просто смешно: наш олененок ка-а-ак вцепится Сириусу в волосы – не отодрать. А тот ничего, терпит… Что ты глаза таращишь? – Лили смеется – звонко и непринужденно.

Джеймс подносит к ее губам очередную тарталетку – и миссис Поттер отбивается, сердито хмуря брови.

- Я десерт хочу! Молочные продукты полезные!

- Скажи лучше вкусные. Если они, конечно, в виде взбитых сливок! – Джеймс смеется.

- А тебе что за дело, в каком они виде? Не мешай!

Эльси, забывшей про часы, все это кажется шуткой.

Но Лили ведь и вправду не торопится домой…

- Ремус… это правда?

- Что? – тот недоуменно таращит глаза.

- Ну… Сириус… с Гарри…

- Няня занята, - объясняет Люпин спокойно. – Вот Сириусу и пришлось остаться. Но он не против. Он, по-моему, вообще готов с Поттером-младшим не расставаться. Вот уж никогда бы не подумал…

Ремус задумчиво поднимает вилку и рассматривает на свет тонкий кусочек осетрины.

- Не расставаться?

- Ну да, - отвечает Лили, отвоевавшая права на вкусный десерт. – Он его чуть ли не с младенчества с собой таскает. Если не на работе. Возьмет подмышку – и вперед. Даже зелья неопасные с ним варит. И книги читает. Ой, - Лили снова засмеялась, - ты бы видела, как Гарри его кормит! Возьмет ложку – и начинается представление.

- А Сириус?

- А что он? Терпит. Он все терпит. Гарри его, по-моему, за большую погремушку держит. Кормит, за волосы таскает… Небось слюнявит даже, пока мы не видим.

- Но это же…

Эльси проглатывает окончание фразы. «Негигиенично».

И с собой носить. Тем более подмышкой. И вообще…

- А он у тебя часто болеет?

- Кто? Гарри? С чего вдруг?

- Все младенцы болеют…

- Ну не знаю. Мой толстый, вечно чумазый и орет, когда Сириус уходит. Вроде все, - отчитывается Лили. – Разве что зубы… но Бродяга ему яблочко дает. Держит в руке, а этот грызет… ох, я наверное, не мать, а ехидна! – притворно вздыхает миссис Поттер.

- Ты, наверное, домой хочешь? – серьезно спрашивает Джеймс.

- Еще чего? Ты только подумай, Рогатый, – они ж еще не весь дом разнесли, а мы мешать будем?!

И снова этот хохот.

- Принеси мне еще один десерт, а? Только с бананом!

- Слушаюсь, красавица! – говорит Джеймс на полном серьезе и поднимается.

Эльси невольно смотрит на Фрэнка.

А тот ведет беседу с Моуди. И почему-то кажется, что Аластор Великий остается на месте просто из вежливости.

- Невилл постоянно болеет…

- Ну, все младенцы разные, - отмахивается Лили. – Даже и не думай, что твой хуже, чем остальные. Просто он такой. Говорят, дети, если в младенчестве болеют, потом вырастают здоровыми. А у нас все впереди.

- Это что, опять в гостинице ночевать?! – возмущается Джеймс. И снова смех.

- Ты не обращай внимания, - вступает в беседу Эмми. – Просто это на самом деле анекдот. Когда Гарри один раз недомогал, Джеймс и Лили принялись выяснять отношения – и Сириус их выгнал. Под угрозой Тоталуса.

- А они?

- Ушли. Что им еще оставалось? Сириус, если разозлится… ну сама понимаешь. Не первый месяц в Ордене.

Не первый. Верно.

А оказалось, что Эльси Лонгботтом не знает ничего.

Не о борьбе – о жизни.

 

Невилл морщится и плюется.

- Ну же, мистер Лонгботтом! Пришло время привыкать к овощам!

Эльси смотрит на сына. И больше всего на свете ей хочется взять малыша на руки и покачать.

Он выглядит таким несчастным… И снова кашляет. Тонко, жалобно, надрывно.

 

- Сириус!

- А?

- Говорят, ребенку в таком возрасте нужно давать протертый кабачок!

- Вот и отпускай некоторых на вечеринки… какой к Мерлину кабачок? Ты сама-то это пробовала?

- Не-а.

- Сначала попробуй, а потом поговорим.

- Это мой сын, между прочим!

- Да я разве претендую?

- А кабачок?

- Картофельное пюре с горошком. Это вкусно.

- Но миссис Лонгботтом говорит…

- Эльси умеет говорить? Вот это новость!

- Да не Эльси, глупый! Августа!

- Такая важная дама? Которая выглядит раз в двести старее моей бабки?

- Причем тут возраст?

- А тертые кабачки причем?

- Слушай, я не хочу с тобой спорить!

- И правильно. Все равно не поможет. Короче, идите вы спать. Оба.

Гарри Поттер сладко сопит, сжимая в кулачке черную прядь крестного отца.

 

 

Категория: G | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, Гарри/Сириус
Просмотров: 1268 | Загрузок: 145 | Рейтинг: 5.0/2 |