Среда, 12 Августа 2020, 10:04
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [30]
Фики с рейтингом G
PG-13 [48]
Фики с рейтингом PG-13
R [104]
Фики с рейтингом R
NC-17 [94]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Гарри/Сириус » PG-13

Невозвращение. Глава 6
[ ] 15 Июня 2009, 20:04
 

ГЛАВА 6

 

- Что ты собираешься делать?

- Не я, а ты, - Гарри соскользнул на пол и сел напротив крёстного. - Ты же был аврором, значит, ты должен знать заклинания, позволяющие проникнуть в сознание другого человека.

Сириуса передёрнуло.

- Да, я знаком с магией такого рода - в самых общих чертах, но достаточно для того, чтобы не иметь никакого желания ею пользоваться.

- Это единственный выход.

- Ты можешь просто рассказать. Ты же знаешь - я верю тебе, - анимаг позволил себе взять мальчика за руку и мысленно поздравил себя с тем, что жест вышел нейтральным, ничего не говорящим.

- Нет, лучше будет, если всё же ты это сделаешь, - Гарри сжал пальцы. - Понимаешь, о некоторых вещах я не то что рассказать - я и объяснить-то их не могу - даже самому себе. Может быть, Легилименс поможет.

- Ты уверен, что действительно этого хочешь? Я же смогу увидеть не только то, что нужно, но и то, что никому и никогда не показывают, ни при каких обстоятельствах. То есть у меня не просто будет возможность это увидеть, я обязательно увижу - просто не смогу выбирать. А я считаю, каждый человек имеет право на личные тайны…

- Я уверен.

- Ты гораздо взрослее, чем я был в твоём возрасте, - задумчиво сказал Сириус. - Чем были и Рем, и Джейми… а иногда кажется, что ты и сейчас взрослее меня. Хорошо, пусть будет так, как ты считаешь правильным. Только это не так просто - я никогда такого не делал и мне нужно подготовиться. Поставишь защитный контур?

- Зачем? Сюда кто-то может войти?

- Очень вряд ли, но мне так будет спокойнее. В отличие от Снейпа я не мастер контролировать своё сознание.

- Ты двенадцать лет сопротивлялся дементорам, и это теперь называется «не специалист». Все снейпы нервно курят в сторонке. И вообще - не надо о нём, особенно на ночь глядя, - Гарри усмехнулся. - А то я подумаю, что и ты к нему неравнодушен, начну ревновать, опять что-нибудь подожгу…

- Не надо поджигать, я ещё не успел оценить фразу насчёт ревности, - машинально отшутился Сириус. На самом деле ему показалось, что его ударили в солнечное сплетение - сильно и больно, и срочно надо было сказать что-нибудь бессмысленное, чтобы не умереть на месте. А умирать почему-то резко расхотелось. Захотелось что-то сделать - пусть даже то, против чего он протестовал только что. - Ну давай, ставь контур.

- Эээ… я не имел в виду прямо сейчас… Тебе надо по крайней мере поесть и… эээ… окончательно протрезветь…

- А может быть, и это потом?

В комнате было жарко - камин быстро нагрел воздух до температуры июльского полдня - душного, пасмурного, предгрозового.

- Может, - тихо, почти неслышно.

Сириус взял апельсин. Безжалостно отрываемая от мякоти кожица брызнула на пальцы липкой горечью, ярко-оранжевые кусочки шкурки упали на потёртый ковёр.

- Хочешь?.- на ладони - ароматная долька. Одна.

Гарри наклонился и захватил её зубами. Капля сока потекла по подбородку, Сириус снял её лёгким поцелуем… слишком лёгким, на вкус мальчика, и тот подставил губы, обоснованно надеясь на большее и получив желаемое плюс некоторое количество бонусов в виде сброшенных мантий и рук под его рубашкой. Прикосновения, вызывающие озноб, - Гарри ещё не понял, как к этому относиться, но точно знал, что отныне ни одно ощущение, не похожее на эти, не сможет заставить его почувствовать, как земля уходит из-под ног и привычный мир рассыпается на составляющие - пронзительно чёткие и, да, - правильные.

Возвращающие его к самому себе, как бы странно это ни звучало в данной ситуации. Какие-то образы молниеносно проносились в сознании, но разбираться совершенно не хотелось, да ещё и не совсем привычные формы выражения эмоций требовали внимания - всего, без остатка. К тому же юноша точно знал, что не забудет ничего из пережитого, потому что каждый момент мистически воспринимался как последний. То есть совсем. Где-то под веками маячили очень знакомые тускло мерцающие нити, и Гарри ничуть не удивился, когда, откинувшись на ворох одежды, уже изрядно затуманенным взором упёрся не в дощатый потолок, а в бездонное пепельно-серое небо.

А потом все видения растворились в болезненно-остром наслаждении, в котором, как в хорошем ликёре, перемешались горечь и сладость, и одно только яснее выявляло и подчёркивало вкус другого. Когда же всё закончилось и судорога оргазма выбросила его в реальность - оглушённого, задыхающегося, усталого, выяснилось, что Сириус с ним в чём-то радикально не согласен.

- О нет, только не это, - пробормотал анимаг, набрасывая на себя полу мантии.

- Что "это"? Надеюсь, не то, чем мы только что занимались?

- В таком случае протест был бы уместен до процесса, а не после. Я о том, что ты сказал о моей матушке: братьев и сестёр в этой жизни мне было более чем достаточно. Кстати, кто тебя научил так ругаться?

- Ну не мог же я ждать, пока ты научишь, - нервно хихикнул Гарри, одновременно пытаясь представить, каких радостей он умудрился пожелать этой старой стерве. По всему выходило, что представить это невозможно, то есть возможно, но лучше не стоит. Воображение у него всегда отличалось некоторой неуместной в отдельных ситуациях конкретностью.

Чтобы отвлечься, он стянул с Сириуса его и без того весьма условное прикрытие. Внезапность жеста застала того врасплох, поэтому шалость удалась, но в общем и целом результат ушёл в минус: скорчив рожу, которую мог бы принять за недовольную только человек, очень плохо знакомый с Блэком, и приподнявшись, крёстный вытащил из-под себя мантию и завернулся в неё целиком.

- Ты не мёрзнешь, - вздохнул мальчик. - У тебя просто комплекс. Но, знаешь, мне совершенно всё равно, сколько тебе лет и как ты выглядишь, хотя и то, и другое, между прочим, далеко не безнадёжно - я помню это с тех пор, когда ещё обращал на это внимание…

- Как мило, - с ехидством, достойным Снейпа, раздалось от двери; та, предательница, даже не скрипнула! - Акцио волшебная палочка! Здравствуй, Гарри. Здравствуй… дядюшка.

***

- Вы удивлены?

- Пожалуй, нет, - Северус рассматривал свои руки. Правая ладонь всё ещё оставалась розовой и очень гладкой; следы старых ожогов выделялись белыми пятнами. - Он был моим любимым учеником и остался таковым даже тогда, когда я понял, что его жажда знаний преследует одну цель - выделиться. Стать лучшим. Обратить на себя внимание. Обыкновенные желания обыкновенного мальчишки, озабоченного самоутверждением, - а кто в этом возрасте не мечтает о том, чтобы окружающие оценили его уникальность и неповторимость? Но желание и способности воплотить их в жизнь - редкое сочетание. И очень опасное…

- Если резюмировать, Вы видели в нём самого себя, - рожица домашнего эльфа просунулась в дверь кабинета Дамблдора, и директор кивнул: - Да, Тикки, принесите ужин сюда, мы не спустимся в Большой зал.

- В несколько подредактированном варианте, - криво усмехнулся Снейп. - У меня не было ни шанса завоевать дешёвую популярность среди соучеников - ни денег, ни внешности, ни умения подать себя на блюдечке с голубой каёмочкой. У него было всё. И всё же он оставался вторым, всегда вторым. Поэтому в начале шестого курса он пришёл ко мне и попросил давать ему частные уроки.

- Только зелья или что-то ещё?

- В основном зелья, но ещё контроль сознания, защита от тёмных искусств, почему-то маггловедение… Учить его было легко: в отсутствие своего главного раздражающего элемента - Поттера, а также слизеринцев, перед которыми нужно было «держать марку», он становился вполне вменяемым и даже более того. Впрочем, вполне возможно, что таким образом он пытался произвести впечатление на меня. И у него получилось: мне нравились его серьёзность, упрямство, если не сказать - упёртость, его умение сразу отделить главное от второстепенного и сосредоточиться на принципах действия заклинания, а не тупо заучивать слова и движения палочкой…

На столе появилось несколько подносов с едой; оценив количество сладостей, алхимик поморщился. Может быть, сладкое и обладало способностью стимулировать умственную деятельность, а это им сейчас было как нельзя кстати, но от этого менее противным для него оно не становилось. Хвала Мерлину, нормальная еда тоже присутствовала.

Аккуратно - ножом и вилкой - отделяя мясо от костей того, что когда-то было курицей, Северус задумался, с какой радости он так разоткровенничался с Дамблдором. Дело было в Драко? То, что тот стал Пожирателем смерти, он узнал давно, в первый день войны, когда большая половина слизеринцев приняла сторону Волдеморта. То, что мальчик не удовлетворится ролью послушного исполнителя, было понятно задолго до этого. Так что ничего нового и интересного ему не открылось.

Любое знание - палка о двух концах. Одним и тем же составом можно вылечить, а можно и убить. Изучая ЗоТИ, невозможно обойти вниманием сами Тёмные искусства - надо же знать, от чего собираешься защищаться. Научившись не допускать никого в своё сознание, начинаешь понимать, каким образом возможно подчинить сознание другого...

Авроры способны сопротивляться Империусу, но как сопротивляться зову собственной крови? Этого он Драко не объяснял. Просто сказал как-то раз: «Самая действенная магия - самая простая. Ею пренебрегают современные, образованные - дальше некуда, волшебники, считая прерогативой деревенских ведьм и недоучек. И совершенно безосновательно - в руках человека с неразвитым магическим потенциалом шанс, что она сработает, весьма и весьма невелик, но если ею научится управлять сильный колдун, она сможет принести много неприятностей. Поэтому всегда сжигай волосы, остающиеся на расчёске. Обрезанные ногти. И особенно - окровавленные бинты, если поранишься».

Тонкий, почти невидимый шрам на запястье Тонкс не заметила даже она сама...

В принципе, судьба девчонки Северуса не волновала, особенно учитывая некоторые личные аспекты. Гадать, было или не было что-нибудь у неё и Люпина, он считал ниже своего достоинства, а уж спрашивать об этом - тем более. Может быть, да. Может быть, нет. На людях они вели себя как друзья, но оборотень вообще был очень сдержан в проявлениях чувств, и догадаться, что творится под неизменно ровной и спокойной оболочкой, было практически невозможно. За несколько месяцев их довольно тесного общения Рем ни разу не вспылил, не вышел из себя, даже не повысил голос в ответ на зачастую откровенно провокационные слова и поступки Профессора зелий.

И что самое странное, эта непробиваемость не подливала масла в огонь снейпова раздражения, а наоборот - поглощала его без остатка. Как стены в психиатрическом отделении клиники св. Мунго с наложенными на них успокаивающими заклятиями. Чем расплачивался за это Люпин, было примерно понятно, и Снейп был благодарен судьбе за возможность хоть как-нибудь облегчить упомянутую расплату.

«В сущности, внутри каждого человека живёт зверь, и ликантропия просто материализует сей факт, не только насильственным образом выволакивая второго наружу, хвала Мерлину, не так уж часто и ненадолго, но и давая возможность первому узреть и осознать своё альтер эго, помогая, таким образом, максимально дистанцироваться от него…»

- У Вас есть какие-нибудь предположения насчёт того, зачем ему понадобилось перевоплощение Тонкс в Гарри? - голос директора выдернул алхимика из пучины размышлений, имеющих весьма отдалённое отношение к обсуждаемому предмету.

- При принятии Оборотного зелья между объектами возникает некая связь сродни симпатической или ритуальной магии, основанной на подобии. Когда маг-метаморф принимает облик реального человека, происходит по сути то же самое. Существует комплекс специальных зелий для усиления этой связи, в состав которых входит кровь реципиентов - или одного из них, или обоих. Собственно, это модифицированные варианты зелья Подвластия или зелья Поиска - основа одна и та же. Так что, полагаю, имела место быть попытка воздействия на Поттера.

- Возможно, - кивнул Дамблдор. - Гарри после окончания войны был несколько… эээ… подавлен, о чём неоднократно писали в «Пророке», и Малфой мог подумать, что это ему на руку.

- Значит, одним нерешённым вопросом стало меньше, - усмехнулся Снейп. - Осталось всего несколько. С каких это пор авроры пользуются чёрной магией и заклинаниями, а именно таким, которым Тонкс буквально размазала по стенке Петтигрю? Зачем и почему это понадобилось Малфою? Где Флетчер? И какое отношение ко всему этому имеет Поттер?

Директор молча жевал лимонную дольку. В его бороде застряли крошки уничтоженной до этого халвы. Северус заёрзал, пытаясь устроиться поудобнее на жёстком сидении, и почувствовал, что между ручкой кресла и его бедром зажато что-то твёрдое, более того - это «что-то» имеет наглость, притворяясь нужным предметом, лежать в кармане его мантии…

***

- Так, а теперь давайте ещё раз, но по порядку, - манера Гермионы раскладывать всё по полочкам, потом снимать и раскладывать повторно, и так до победного, несколько утомляла Ремуса ещё во время его недолгой карьеры преподавателя. Впрочем, нельзя не признать, что иногда эта методика оказывалась единственно действенной. - Утром, когда Вы пошли на работу, Гарри и Тонкс завтракали. Потом Гарри направился в библиотеку узнать, что пишут о нём в «Ежедневном пророке». Профессор, Вам не кажется это странным?

- Что именно? - после недавней процедуры Люпин чувствовал себя помолодевшим лет на десять и никак не мог понять, как к этому относиться. С одной стороны, исчезновение некоторых признаков возраста и неприятных ощущений как в жизненно важных, так и не таких уж необходимых, если задуматься, частях тела, не могло не радовать, а с другой - полнолуние-то никуда не делось, и на фоне внезапно «встряхнувшегося» организма его приближение било по нервам особенно сильно.

Будущая Профессор трансфигурации посмотрела на бывшего Профессора ЗоТИ как на дитя малое, неразумное.

- Когда Гарри интересовало, что пишут в «Пророке»? Да после того, что появлялось на страницах этого, с позволения сказать, источника информации еще на пятом курсе, он только кривился от моих попыток пересказать ему что-то, кроме новостей. А уж про себя, да ещё в ситуации, когда заранее ясно, что ничего хорошего ждать не приходится… Рон, твоё хихиканье действует мне на нервы.

- Извини, - из-за края газеты появились два блестящих карих глаза. - Мне тоже, знаешь ли, не очень весело, но тут такое… Профессор Люпин, Вы не читали? Тогда Вам, наверное, будет интересно. Вот, слушайте: «В качестве свидетелей на слушании выступали крёстный отец Гарри Поттера Сириус Блэк, восставший из мёртвых (его юридический статус ввиду беспрецедентности ситуации остаётся невыясненным, да и физический весьма сомнителен, не говоря уже о том, как двенадцать лет в Азкабане и два с половиной года за таинственной Завесой могли повлиять на его рассудок); оборотень Ремус Люпин (осмелимся напомнить уважаемым читателям, что до полнолуния осталось меньше недели) и бывший Пожиратель смерти, шпион и, по слухам, любовник Волдеморта Северус Снейп». Бедному Снейпу, как всегда, досталось больше всех…

Рем хмыкнул. Слышал бы Снейп, как мальчишка Уизли называет его «бедным»!

- Рон, я просила тебя найти не весьма сомнительный компромат на Профессора Снейпа, а причину, из-за которой Гарри настолько сильно захотел сжечь эту газету, что сделал это без помощи палочки! - нахмурилась Гермиона.

- А что, того, что я прочитал, недостаточно?

- Того, что ты прочитал, достаточно для того, чтобы посмеяться и забыть, - мягко сказал Люпин, - но для того, чтобы непреднамеренно - а мне не кажется, что Гарри сделал это сознательно, - выпустить огненный шар, нужно что-то посерьёзнее. Подобные заклинания относятся к числу наиболее опасных - после трёх Непростительных, разумеется, - и соответственно требующих наибольшего приложения сил и каких-то не менее сильных эмоций, в данном случае отрицательных. Положительных хватит только на то, чтобы разжечь камин или костёр. Увы, к сожалению, ненависть, злость и страх человек переживает ярче, незамутнённее и острее, чем любовь, радость или счастье. Последнее - субстанция вообще эфемерная, а в любви есть своя тёмная сторона...

- Философствуете? - до боли знакомый голос невольно заставил Гермиону сесть прямо, а Рона - выронить газету и изобразить выражение лица, предположительно означающее "весь внимание". Привычка - вторая натура. - Ну и какую же тёмную сторону Вы видите в… любви?

Последнее слово было произнесено примерно так, как Беллатрикс могла бы произнести слово «кастрюля». С каким-то брезгливым недоумением.

- Привязанность, Северус. Привязанность делает нас слабыми и зависимыми от её объекта, - пряча улыбку, ответил Ремус. - Поэтому многие предпочитают скрывать свои чувства или вообще их не иметь. Зачастую это своеобразный психологический защитный барьер, за которым человек скрывается от враждебного или кажущегося ему враждебным мира.

- А собственно, чем обязаны, профессор Снейп? - Рон вспомнил, что они больше не школьники, а стало быть, снять с их факультета баллы или назначить им взыскание никто больше не сможет.

- Видите ли, мистер Уизли, - яда в голосе Снейпа с лихвой хватило бы, чтобы отравить половину населения волшебного Лондона, включая домашних эльфов, - мистер Люпин весьма рассеян, а точнее, феноменально забывчив, даже когда речь идёт о вопросах, жизненно важных для него и окружающих. Я почти уверен, что Волчье проклятие он сегодня не пил...

- Я собирался, - обиженно возразил оборотень.

- ...поскольку временная иллюзия возвращения здоровья имеет свойство пагубно влиять на рассудок отдельных индивидуумов, воображающих, что мир вертится вокруг них. Впрочем, это верно лишь в том случае, когда рассудок у индивидуума присутствует хотя бы на уровне воспоминаний о собственных поступках и вещах.

- Вещах?

- Я уже во второй раз пытаюсь вернуть Вам Вашу собственность, - пошарив в кармане мантии, Снейп извлёк оттуда и грохнул о стол пресловутые часы, стрелки на которых прыгали от одной надписи к другой, не в силах определить, где же сейчас находится Гарри. - Надеюсь, что эта попытка окажется последней - я, знаете ли, тоже не железный и, признаться, несколько утомился перемещаться из одной антиаппарационной зоны в другую.

Люпин смотрел на беспомощно мечущиеся стрелки. «Гриммаулд плейс, 12» - нет. «Нора» - нет. «Диагон-аллея» - нет. «Хогвартс» - нет. «Хогсмид» - нет. «Министерство магии» - нет. «Клиника св. Мунго» - нет. «Дом Лоуренсов» (Миранды и её многочисленных родственников) - нет. «Кармайкл» - нет. И снова «Нора»…

«А я так и не поговорил с Молли», - Ремус вздохнул и… не смог выдохнуть.

- Северус, - просипел он. - Если Вы думаете о том же, о чём и я…

- Десять… нет, пять баллов Гриффиндору, - покривил тонкие губы Снейп. - Никогда не занимался такими бесполезными вещами, но если я правильно понимаю механизм действия данного артефакта, его можно перенастроить?

- Идём, - от волнения Люпин не заметил, как перешёл на «ты». - Надежды немного, но всё же это лучше, чем ничего.

- Мы можем чем-нибудь помочь? - вскочила Гермиона, но, наткнувшись на фирменный взгляд алхимика «оно-ещё-и-говорит», села обратно, подавившись вопросом по поводу Тонкс, уже вертевшимся на кончике языка.

***

- Поттер, кто тебя учил принимать гостей в таком виде? - Малфой откровенно веселился, но в его голосе слышались истерические нотки. - Хоть бы накинул что-нибудь на себя… для приличия.

- Гостей??? - Гарри вскочил, Драко воскликнул: «Протего!» - и серебристая завеса разделила юношей. - После того как ты… ты…

- Красноречие, достойное величайшего героя волшебного мира, - усмехнулся слизеринец. - Вообще-то я пришёл не для того, чтобы драться с тобой, так что, может быть, в кои-то веки поговорим нормально?

- Нам не о чем говорить, - выдохнул юноша с ненавистью. - Если ты думаешь, что я поверю хоть единому твоему слову, ты очень сильно ошибаешься.

- Гарри, - Сириус, уже успевший одеться, протянул крестнику его вещи, - по-моему, он не врёт. По крайней мере сейчас. Но люди, пришедшие просто поговорить, обычно не начинают разговор с «Акцио волшебная палочка», - последние слова были обращены уже к Малфою.

- Это чтобы не аваднули вместо приветствия, - охотно объяснил тот. - С Поттером мы давно знакомы, да и про тебя мне отец кое-что рассказывал. Вы друг друга стоите. Вы с Поттером, я имею в виду. Так что Авада с порога - самое безобидное, что могло мне грозить. Сначала я хотел прийти с подарком, но потом подумал, что прятаться за не такую уж широкую спину Флетчера как-то нехорошо. Да и просто противно, если честно.

- Он жив? - Блэк не знал, радоваться или огорчаться открывшемуся факту. С одной стороны, два с половиной года назад (а по его внутреннему времени - совсем недавно) Флетчер был почти что его другом, учитывая, что выбирать было особо не из кого. А с другой стороны, если он присоединился к остаткам Пожирателей…

- Живее всех живых, - подтвердил Драко, скривившись. - Более того: я готов вернуть его вам в целости и сохранности - разумеется, в том случае, если результаты нашего разговора меня устроят.

Сириус подумал, что понимает, почему Гарри, мягко говоря, невзлюбил Малфоя. Примерно потому же, почему больше двадцати лет назад он сам и остальные Мародёры невзлюбили Снейпа. Было в этих двух персонажах что-то общее, какой-то болезненный надлом, который они, вместо того чтобы излечить или хотя бы оставить в покое, холили и лелеяли, всячески укрывая от любых воздействий внешнего мира вот этим самым демонстративным презрением ко всему на свете. И этот своеобразный защитный купол невольно хотелось разрушить - просто из милосердия. Ну и что, что милосердие на деле получалось извращённым? Уж какое есть.

Мальчишка выглядел совсем не опасным. Аккуратно причёсанные светлые волосы, которым, казалось, нипочём никакой ветер, правильные, но невыразительные черты лица. Глаза, полуприкрытые тяжёлыми веками. Мог бы быть красивым, будь он чуть поярче. Мог бы показаться искренним, если бы не острый взгляд из-под бесцветных ресниц и напряжённые руки, скрещённые на груди в бессознательном (или сознательном?) жесте отстранения.

- А кого же тогда вы прикончили на глазах у бедняжки Тонкс? - Сириус решил поддержать видимость непринуждённого полушутливого общения. По крайней мере пока.

- Об этом, я думаю, лучше Гарри расскажет, - ухмыльнулся Драко. - Тебе должно понравиться. Зря всё-таки Шляпа его в Слизерин не определила.

- Гарри? При чём тут Гарри?..

Тот виновато взглянул на крёстного.

- Я хотел рассказать. И даже показать. Но тебе не понравится - не слушай эту сволочь.

- Всё любопытственнее и любопытственнее, как говорила одна моя старая знакомая. А давай-ка я всё-таки попытаюсь составить собственное мнение? - Сириус подмигнул Гарри и тот несколько расслабился.

- Это долгая история, - медленно произнёс он. - И мне бы не хотелось излагать её в присутствии Малфоя. Это, знаешь ли, его не касается.

- Как это не касается? - светлая бровь взлетела так высоко, что полностью скрылась под чёлкой. - Поттер, если ты забыл, я принимал в твоих забавах самое непосредственное участие и даже более того. Я, можно сказать, бросил к твоим ногам гордость и цвет моей маленькой армии, и что же я слышу вместо слов благодарности? «Это его не касается»?

- Кажется, мою благодарность ты уже получил, причём отнюдь не словесную, - прошипел Гарри.

- Ты догадался? - восхитился Драко. - Что ж, это даже упрощает дело. Давай, я немножко помогу тебе с этой «долгой историей», вот только самого начала, к сожалению, не знаю. Но могу предположить, исходя из пьяного бреда, который мне пришлось выслушать вечером 31 июля… это ведь твой день рождения, не так ли? Я встретил тебя случайно, в третьесортном магглском баре, где у меня была назначена встреча… неважно, с кем. Я мог позволить себе не изменять внешность - никому бы даже в голову не пришло искать потомка Малфоев, для которых неприемлемо было не только родство с магглами, но и какие-либо контакты с ними, в самом сердце или, вернее, на самом дне неволшебного Лондона. Что делал там единственный и неповторимый герой войны, победитель Волдеморта, кавалер Ордена Мерлина первой степени и прочая и прочая, стало понятно сразу же, как только я взглянул на тебя. Зрелище, мягко говоря, не вдохновляло…
 
Категория: PG-13 | Добавил: Макмара | Теги: Гарри/Сириус, PG-13
Просмотров: 531 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |