Понедельник, 11 Декабрь 2017, 19:56
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [30]
Фики с рейтингом G
PG-13 [48]
Фики с рейтингом PG-13
R [104]
Фики с рейтингом R
NC-17 [94]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Гарри/Сириус » NC-17

In the eye of the storm. 1-2
[ Скачать с сервера (168.0Kb) ] 03 Июнь 2011, 22:14
Автор: TerryBolger
Бета: kasmunaut, rlreader
Жанр: драма
Пэйринг: ДМ/СБ/ГП
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Дисклеймер: Все принадлежит Роулинг, мы – только шалим.
Саммари: Гарри просто тосковал по Сириусу. А Драко вытащил этого самого Сириуса Блэка из-за Завесы.
Примечания автора:
– в фике Снейп упоминается как крестный Драко
– Сириус, похоже, ООС
Фик написан на фест "Карта Мародеров" на форуме Polyjuice Potion, 2011
 
- 1 -

Джинни Уизли – нет, уже Джинни Поттер – педантично заправила за ухо выбившуюся из прически прядку и, поджав губы, протянула руку. Этот неожиданный, неестественный, почти агрессивный и нарочито маггловский жест вызвал у Драко ухмылку и заставил поморщиться Поттера.

– Малфой, мы уже договорились. Если ты хочешь изменить условия, то мы найдем другого покупателя. Который вряд ли оценит всю красоту, – Гарри буквально выплюнул это слово и повел шеей, обнажая розовую кожу, натертую жестким воротником рубашки, – этого музея Темномагических искусств.

– И эпохи Ордена Феникса. – Уголок рта Драко дернулся в намеке на презрительную усмешку, когда листы договора чуть не до крови резанули пальцы – жена Поттера выхватила протянутое ей соглашение.

– Я посмотрю, Гарри. – Джинни уткнула нос в пергамент, конец которого уютно устроился на ее уже хорошо заметном животе, обтянутом белым трикотажем. – Думаю, нас все устроит, Малфой.

– Хорошо, дорогая. – Тон Поттера смягчился. Но даже в свете зажженных мановением волшебной палочки свечей было видно, что он все еще хмурится. – Я осмотрю дом.

– Советую обратить внимание на третий и десятый пункты договора, Уи… Поттер.

Драко переставил статуэтки на низком столике: рогатый Цернунн* как ему было и положено, теперь стоял на шкатулке с серебряными змеями, на него сердито поглядывал Тевтат*. Поттер задержался в дверях, готовый в любой момент вмешаться их разговор, защитить жену, если Драко скажет что-нибудь лишнее, оскорбительное. Джинни резко кивнула – Драко видел это в мутном металлическом зеркале, которое взял в руки. Похоже, зеркало было не простым: скорее всего, мощным древним артефактом. Видел Драко и отражение мгновенной гримасы Поттера, заметившего, что Драко вертит в руках зеркало.

Хлопнула дверь, приглушая разговор наконец-то ушедшего Поттера с домовым эльфом, который шлепал босыми ступнями по ледяному полу. Бывшая Уизли что-то бормотала себе под нос. Змейки на оправе зеркала лениво извивались, переползая подальше от слишком теплых пальцев Драко, обнажая гравировку «Toujours Pur» и царапины.

«Он тогда чуть не расколол мое зеркало, – Нарцисса, расчесывая волосы, повернулась к сыну, который сидел на полу и рассматривал семейный альбом с колдографиями. – Сириус так злился на мать, что со злости колотил моим зеркалом по стене. Сам руки чуть не до крови изодрал», – она говорила все тише, а само воспоминание таяло в тумане. Драко поморщился: история Блэков вся состояла из недомолвок, недоверия и легко забывалась, ускользала из поля зрения, из рук.

Пергамент похрустывал под пальцами жены Поттера – в тон ее вздохам. То ли она сожалела, что дом продали так за дешево. То ли радовалась, что ее муж не сможет больше сюда приходить и тосковать.

– Мне надо выйти, – сухо бросил он, быстрым шагом покинул комнату.

Двери в коридоре выглядели совершенно одинаково, но Драко был совершенно уверен, что знает, где Поттер. И не только потому, что на давно немытом полу были видны его следы. Драко незаметно проверил внутренний карман мантии – все было на месте. В чуть приоткрытую дверь он несколько минут наблюдал за Поттером…

Комната выглядела такой же, как и десять лет назад: разворошенная после визита Снейпа и словно только что оставленная хозяином. Откинутое покрывало кровати манило, а примятая сероватая подушка словно обещала показать сны, которые видел… видел Сириус. Гарри с усилием заставил себя отвернуться и подойти к зачарованному окну.

Дыхания не хватало.

– Малфой, либо заходи, либо убирайся.

– Долго же ты думал. – Драко аккуратно прикрыл за собой дверь. Поттер даже не обернулся; Драко подозревал, что он пытался спрятать то ли мокрые, то ли красные пятна на щеках. – Я могу поменять один пункт в договоре. Не больше.

– Что-то ты слишком добрым стал, Драко. – Смешок Гарри был хрипловатым. Оборачивался он медленно. – Неужели влюбился? Говорят, от любви добреют.

Драко прилег на кровать, заложив руки за голову. На потолке была хорошо видна трещина, напоминающая силуэт бегущего за оленем пса. Поттер возмущенно-громко сопел рядом. А потом почти всхлипнул.

– Можешь забрать отсюда все, что хочешь, – легко и беззаботно ответил Драко.

– Джинни будет против.

– Подкаблучник?

– Не лезь, куда не звали, Малфой.

– Поттер, – Драко с полуулыбкой растягивал слова, – я же тебе долг жизни сейчас отдаю. Это я тебе говорю, если ты еще не понял. – Пальцы ласкали гладкие страницы в кармане, шершавые сгибы. – Все Министерство в курсе, что вы с Уизли скандалите и чуть ли не на грани развода из-за этой старой развалины. Дом этот, конечно, имеет историческую и магическую ценность, но, похоже, ты тут просто потихоньку подыхаешь…

– Я подпишу все, что ты там напроектировал. Только помолчи, Малфой.

Молчание было как глоток свежего воздуха, хотя Драко сильно сомневался, что Поттер позволил бы открыть в этой комнате окно. Слишком уж дорожил прошлым, рассыпающимся прямо в руках.

Даже пустив экспертов Отдела тайн в дом Блэков, Поттер поставил одним из условий полное сохранение существующего состояния дома: несдвинутая мебель, закрытые окна, неснятые заклятья. Кричер строго следил за исполнением наказа хозяина, хотя и на главного эксперта в этом проекте, Блэка по крови, смотрел почтительно.

Сириус Блэк, наверное, лежал в этой комнате, на этой кровати долгими ночами и курил – крошки табака кололи пальцы. Мечтал о том, как геройствовал бы на войне, и о том, как развлекался бы с друзьями, которых уже давно не было в живых. Или представлял новую жизнь вместе с Джеймсом, то есть Гарри Поттером, который писал ему трогательные письма. Драко прочитал их все, специально задерживался, отпуская всех подчиненных, сидел в гостиной, пил принесенное Кричером вино и читал, что написано неровным поттеровским почерком на пожелтевших листах. Ответы Сириуса Блэка Драко тоже прочитал. И не по одному разу.

– Гарри!

– Джинни, – зачем-то объяснил Поттер, поднимаясь с пола и, похоже, совершенно автоматически накладывая на свою одежду очищающее заклинание. Драко напрягся, сжав бумаги в кармане завлажневшей почему-то рукой: мучил вопрос, когда Поттер приобрел эту привычку. Впрочем, ответ был очевиден: Поттер часто навещал дом на Гриммуальд Плейс.

Поттер обвел взглядом комнату, явно запоминая каждую деталь, вплоть до молекул воздуха, запахнул мантию на груди – каким-то совершенно снейповским жестом, от которого в груди у Драко что-то сжалось. Поттер вел себя так, словно здесь кроме него никого в комнате не было. Возможно, Поттер был даже не здесь сейчас, а в той комнате, что была на месте этой много лет назад, куда приводил его Сириус Блэк, его крестный. Слишком уж блестели его глаза, слишком уж юным было сейчас лицо, слишком уж сумасшедшей – улыбка: как у Сириуса в молодости. Драко видел фотографии, Драко видел воспоминания своей матери.

– Ты позаботишься о доме, Малфой? – Взгляд поверх очков был строг, почти суров.

Драко фыркнул вслед вышедшему Поттеру. А письма Сириуса Блэка, неотправленные крестнику, так и остались в кармане мантии Драко Малфоя, уже который год изучавшего историю Благородного Дома Блэков и всегда мечтавшего познакомиться с братом матери, которого в семье считали безумным.

- 2 -

Драко устало положил голову на руки – зашуршали под локтями сдвинутые в сторону бумаги. Бесконечные перерасчеты вызвали головную боль, невыразимо раздражало эхо шагов ночного дежурного, проверявшего, закрыты ли кабинеты Отдела Тайн. Все известные материалы об Арке и Завесе были давно изучены. Как всегда, за изучением теории должно было последовать применение полученных знаний на практике. Драко усмехнулся: он мог без запинки цитировать книги про Завесу, точно так же, как и письма Сириуса Блэка, хранившиеся теперь в самом надежном месте – в личном сейфе Драко в небольшом поместье на севере Шотландии. Он купил его несколько лет назад, как только доходы от работы на Министерство стали перекрывать расходы на содержание Малфой-мэнора. После войны и короткого судебного процесса пришлось долго и мучительно налаживать отношения с гоблинами, чуть было не закрывшими счет Малфоев в Гринготтсе. Теперь, когда с насущными проблемами было решено, у Драко появилась возможность заняться тем, чем действительно хотелось…

– Есть кто живой? – раздался из-за приоткрывшейся двери голос.

Крысиная мордочка новенького сотрудника, безумно боявшегося оставаться на ночные дежурства, введенные после памятной атаки на Архив, закончившейся смертью... Драко выпрямился, отмахиваясь от ненужных мыслей.

– Мистер Ковард? – медленно протянул он, лениво поглаживая трансфигурированного из чернильницы хорька. – С какой стати вы задерживаетесь? Захотели составить компанию нашим призракам? – Драко самодовольно усмехнулся, заметив, как заблестели капельки пота на висках у зашедшего в кабинет молодого человека. – Впрочем…

– Сэр, я на дежурстве, – он чуть ли не заикался.

– Впрочем, – Драко всем своим видом показывал, что ему неприятно, когда его перебивают, и что мистер Ковард ему неприятен, – вы можете быть свободны. У меня достаточно работы, которую вы можете помешать мне сделать. Мистер Ковард.

Драко чуть наклонил голову, из-под полуопущенных век наблюдая, как поспешно парень откланивается и выходит за дверь, чуть ли не падая на пороге. Благословенная тишина моментально наполнила пустые помещения. Но ненадолго. В голове тут же зазвучал голос Сириуса Блэка, прокуренный, тяжелый:


«Если бы ты пришел, то точно бы не пожалел. Черт, да никто не жалел! Я бы закрыл дверь, пока ты привыкал к темноте, повалил бы тебя на диван и свел бы тебя с ума. Ласкал бы медленно, мучительно медленно.

Не будь идиотом. И не приходи, Гарри».



Часы пробили полночь, и Драко направился в зал с Аркой. Снять охранные заклинания паролем заняло всего полминуты. Стоило ему войти в зал, как с потолка полился мягкий, похожий на лунный, свет. Заколыхалась Завеса, нашептывая. Драко прислушался:

– К нам, к нам… с нами, с нами… вернуться – нельзя… я…

– Замолчите, а?

Драко сам усмехнулся: за месяцы работы с Завесой он привык к шепоту с той стороны, к прохладному ветру, порой вырывающемуся из-за нее. Но разговаривать с Завесой он начал совсем недавно, когда эксперименты подошли к финальной стадии. Драко до сих пор передергивало – он опять работал с канарейками, а это слишком напоминало шестой курс Хогвартса. Сейчас он также не был уверен в том, что делает правильную вещь. Так же, как и тогда, он собирался вытаскивать упавшего за Завесу только потому, что хотел обеспечить хорошее будущее себе, быть рядом с крестным, отомстить тем, кто оказался в этой жизни удачливее его.

Подготовка заняла совсем немного времени: вычерченный круг, пара артефактов, забранных из Аврората, отработанные движения волшебной палочкой, собственный шепот, достаточно тихий, чтобы никого ни по эту, ни по ту строну Завесы не потревожить.

Когда появилась рука, крепкая, сильная, Драко помедлил – вероятность, что он призвал все же не того человека, была достаточно велика, чтобы принимать ее в расчет. Но все же схватился за грязные пальцы и потянул, считая удары собственного сердца, с чего-то сильно зачастившего.

Блэк почти упал на него, повиснув на плечах. Драко пошатнулся, но выстоял, хотя спасенный был почти на голову выше него. Дав пару минут: ему – отдышаться, а себе – чтобы всмотреться в красивое, как с колдографии, лицо, Драко заставил Блэка встать прямо.

– У нас нет времени. Нужно выбираться отсюда, – прошептал он.

И быстро взмахнул палочкой, накладывая заклинание нетеряемости, не давая Блэку возможности увернуться. Блэк дернул плечом и раскашлялся. Драко, сглотнув, пытаясь побороть брезгливость, зажал ему рот ладонью.

– Тише! – он шипел. – Мы здесь не одни, понятно? И никто, кроме меня, не будет рад тебя увидеть.

– Почему? Кто победил? Или?..

Драко жестом заставил его замолчать, внутренне содрогнувшись от того, как легко ему это удалось, – ведь Сириус Блэк был воплощением бунта, непокорности.


Драко шел вперед, стараясь не вслушиваться в наполненное хрипами дыхание Блэка, еле поспевавшего за ним. Коридоры были пусты: похоже, что недомерок, которого оставили сегодня на ночное дежурство, все-таки сбежал. Из-за двери лаборатории донесся стук капель по раковине, словно кто-то не выкрутил краны, закончив с зельями. Зелья тут никому не удавались, да и должность профессора зельеделья в Хогвартсе, как рассказывали, пустовала – на ней никто не задерживался больше года: кто-то не устраивал гриффиндорскую кошку, которой перешло управление школой чародейства и волшебства, кто-то сдавался сам. Драко сглотнул, пытаясь избавиться от кома в горле, уже давно привычного и знакомого, сопровождающего любые воспоминания о крестном. Мысли Драко снова вернулись к крестному Поттера – Блэк все-таки нагнал его и теперь шел на полшага сзади, и, судя по его шаркающим шагам и сдерживаемому кашлю, это давалось ему нелегко.

Впереди блестел черными лаковыми стенами коридор, ведший к атриуму. Драко замер, прислушиваясь и принюхиваясь, и жестом приказал Блэку затаиться. Можно было просто физически ощутить, как тот пожал плечами. Его подозрительность – тоже. Но ни в коридоре, ни в атриуме никого не было. Драко фыркнул и быстро пошел к камину. Завтра он собирался поднять вопрос об охране Министерства и особенно Отдела тайн. Возможно, он даже готов был поговорить с самим Поттером, хотя и занимавшим не самую высокую должность, но имевшим влияние, о котором сам не подозревал и не задумывался.

– Чш-ш-ш!

Они стояли у камина, и Драко пытался хоть как-то закрыть собой Блэка, который был на голову его выше: кто-то спускался по лестнице. Порошок взметнулся зеленым шипящим пламенем, и Драко еле слышно выдохнул: «Дом Драко Малфоя, Лондон», – толкая мешкавшего Блэка в камин. И обернулся, в движении, складывая руки на груди. Маркус Флинт, хромающий и злой как черт, зажег Lumos, высвечивая шрамы на своих щеках и круги под глазами Драко.

– Опять работаешь ночью, чтобы не греть постель жены? – Маркус злился.

Всякий работавший ночью в Министерстве молился, чтобы его работа не пришлась на дежурство Флинта, выгонявшего к Мордредовой матери всех, не различая рангов, званий и важности эксперимента. Драко обычно запирал свой кабинет на ключ, чтобы не сталкиваться со старым знакомым.

– Опять не знаешь, как справиться с агрессией? – Драко еле шептал, ухмыляясь: Флинт после того несчастного случая при задержке контрабандистов, перевозивших оружие, потерял не только лицо, но и слух. И теперь он наклонялся к Драко, сгибая могучую шею, прислушиваясь к словам. – Мне нравится, когда ты здесь дежуришь. Тихо так, – Драко обвел взглядом темноте под высоким потолком, – словно в склепе. Осуждаешь или банально завидуешь? Тебя жена не возбуждает? Или не подпускает к себе такого тролля?

Флинт оскалился, но Драко уже сыпанул порошка в камин и шагнул в пламя, подняв на прощание руку в приветственном жесте. Путешествие по каминной сети было достаточно долгим и легким, чтобы Драко смог почувствовать и свое волнение перед теперь уже второй встречей с Сириусом Блэком, и ком в горле, и жар на щеках от воспоминания о письмах, которые так и не получил Поттер.

Блэк сидел прямо на полу у камина; взгляд стеклянных глаз устремлён на фотографии в рамках, расставленные на журнальном столике: Блэки, всех возрастов и политических взглядов, гриффиндорцы семьдесят восьмого года выпуска, Гарри Поттер. Гарри Поттер с послебитвенной фотографии устало и криво улыбался и обнимал за талию свою будущую жену.

– Грх-хм-м! – Драко откашлялся: растерянность и обида – вот что он сейчас чувствовал. – Мистер Блэк?

Тот медленно повернул голову, и Драко отшатнулся: красивое лицо старело на его глазах – морщины, тени, седина на висках. То, что в сумраке было не слишком заметно, теперь, в свете, становилось очевидным. Блэк недоуменно и смертельно устало дернул губами, силясь что-то сказать, но вместо слов вышел хрип, и он закрыл руками лицо – дрябловатая кожа в пигментных пятнах. Драко вздернул подборок и вышел из комнаты. Портреты спали, коридор пах пылью – все было привычно и знакомо. Чистый дом Блэков, темный, мрачный и по-своему уютный. Дом, где не осталось следов пребывания Поттера, кроме как фотографий и писем, которые Драко держал в верхнем ящике стола в своем кабинете, располагавшемся напротив спальни последнего Блэка. При мысли о Поттере Драко поморщился: Поттер бы не медлил, просто бросился бы обнимать своего крестного, а не пугался и не раздумывал, как объяснять произошедшее.

Запыленная бутылка Трокенберенауслезе – память о двухгодичной работе в Дурмштранге – нашлась в специальном шкафу на кухне. Ловко поворачивая штопор, Драко улыбался: «Если бы ты пришел, я бы обнял тебя. Да нет, просто бы затащил в душ и заставил отсосать мне. А потом зацеловал бы тебя, обнимая. И не дал бы произнести ни слова, затыкая тебе рот свои языком. О, если бы ты только пришел!» – это была лишь часть одного из первых писем Сириуса Блэка своему крестнику. Вино билось о стенки бокалов, пока Драко левитировал их обратно в комнату: план составился на удивление быстро и легко.

Блэк уже кривился перед зеркалом: с той стороны на него смотрел грязный бродяга, почти старик.

Драко молча подал ему бокал. Отражение Блэка нахмурилось, но кивнуло, принимая, жадно отпивая.

– Там мог быть яд.

– Какая разница? – хрипло, почти не слышно. Драко вздрогнул: голос звучал так, словно ножом провели по стеклу, и никак не мог говорить тех сумасшедших вещей, которые эти руки, сейчас некрасивые, написали на отправленных Поттеру клочках бумаги. – Я все равно...

– Думаю, что мы можем продолжить эксперимент и определить, как вам помочь.

– Зачем тебе это, Малфой? Драко? Ведь так? – Вопросы сквозили насмешкой.

– Драко. – Он кивнул. – Разве причины и мотивы важны? Разве вам, гриффиндорцам, – Драко не смог сдержать кривой ухмылки, – не достаточно того, что вы просто живы? А теперь, может, и навсегда и не только в памяти?

Блэк пожал плечами. Драко поджал губы, чувствуя острое желание – бросить бокал на пол.

Драко смотрел и смотрел на Сириуса Блэка: сказка, мечта подростка, который работой в Министерстве вытаскивал свою семью с самого дна, таяла на глазах. Рассыпалась, как ветошь в руках, оставляя после себя то ли брезгливость и сожаление, то ли знакомые ярость и желание действовать, добиваться своего. Своим было желание – снова поверить в сказку, в чудеса не своими руками, в благородных рыцарей прошлого и хитроумных злодеях. Забыть о том, что жизнь - это рутина с восьми до восьми в Отделе тайн с вечными экспериментами, исследованиями и отчетами. Почувствовать, что жизнь – это игра с жизнями окружающих людей. Драко глубоко вдохнул, пытаясь справиться с нахлынувшим возбуждением и раздражением. Со своими мыслями он собирался разобраться завтра, на следующей неделе, да когда угодно.

Пусть только Блэк живет с ним в этом доме. Напоминает о том, что Драко – потомок древнего магического рода, а не заштатная крыса в Министерстве. Злит, раздражает, манит. Но только живет. У Драко дух захватило от осознания – он сделал то, чего так страстно желал Поттер. На что тот так и не отважился, герой хренов.

Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Гарри/Сириус, NC-17
Просмотров: 1998 | Загрузок: 163 | Рейтинг: 0.0/0 |