Понедельник, 11 Декабрь 2017, 19:47
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [30]
Фики с рейтингом G
PG-13 [48]
Фики с рейтингом PG-13
R [104]
Фики с рейтингом R
NC-17 [94]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Гарри/Сириус » NC-17

In the eye of the storm. 5
[ ] 03 Июнь 2011, 22:12

- 5 -

Драко поставил бокал на подоконник, чтобы освободить руки – нестерпимо хотелось открыть окно, коснуться ладонью шершавого, покрытого мхом и лишайником кирпича соседнего здания. Хотелось свежего воздуха, ветра, чтобы его порывы выдули из головы все мысли о визите Поттера. Драко уже почти справился с щеколдой, когда почувствовал руки Блэка у себя на плечах.

– Что произошло, пока меня не было? – Он почти рычал.

– Поттер же тебе рассказал. Он победил Тем… Волдеморта и теперь живет счастливо с этой Уизли. Бывшей Уизли. – Драко замер, прислушиваясь к собственным ощущениям и предчувствиям. – Ты должно быть жутко расстроен, что не был на их свадьбе, – протянул он, заканчивая. Ответом ему был гортанный рык Блэка, только сильнее прижавшегося к нему.

Так они и стояли: Драко следил за тем, как луч солнца ползет по стене дома напротив, и считал сдвоенные удары сердца: где стучало его, где – Блэка, он разобрать не мог. Прошло достаточно времени, прежде чем Сириус отстранился, разжимая пальцы, наверняка оставившие синяки на нежной коже Драко.

– Что будет дальше? – Вопрос прозвучал прежде, чем Драко успел поднести к губам бокал вина – ему нужно было выпить перед тем как начинать разговор: он не понимал Блэка, все его расчеты оказывались неверными. Блэк не буянил, не пытался выбраться из дома, не пытался убить себя иначе, чем сигаретами и алкоголем, он изводил Драко долгими часами совместного молчания.

Драко пожал плечами.

– Мне все равно.

– Все равно?! – Блэк подхватил статуэтку с журнального столика и силой ударил ей по лакированной поверхности – солнечными лучами побежали трещины. – Ты! Что тебе нужно?

Драко наклонил голову и случайно увидел свое отражение в темном стекле книжного шкафа: высокий, худой, голова по-птичьи повернута – так Северус рассматривал результаты своих экспериментов. Блэк продолжал:

– Тебе нужно, чтобы Гарри вернул Сопливчика? Сам не смог? Силенок оказалось маловато?!

– Замолчи! – Малфой шипел не хуже Гарри, когда тот разговаривал на парлсентанге. – Замолчи, Блэк. Или я вышвырну тебя на улицу, и все проблемы ты будешь решать сам. А у твоих проблем, – Драко заставил себя успокоиться, насколько это было возможно, и теперь в его слова звучала только легкая насмешка, – есть только одно решение – моя помощь и кров моего дома.

– Да я лучше сдохну!

– Поттер будет очень огорчен.

Блэк рухнул в кресло. Драко еще пару мгновений смотрел, как его ногти царапают обивку подлокотников, и отвернулся – закат открасил комнату в кроваво-красный, слишком гриффиндорский цвет. Ему оставалось только ждать. Хотя… Драко взмахнул палочкой, позволяя воспоминаниям сползти со стен, наполнить комнату туманом, дурманящим, уводящим в прошлое.

Джеймс поднялся с колен, кивком поблагодарив тут же исчезнувшего домового эльфа. Снитч со сломанным крылом трепыхался в его руке, точно так же, как дергалась улыбка на лице Блэка.

– Сириус, что?

Блэк пожал плечами, стараясь повернуться так, чтобы скрыть собственное возбуждение: Джеймс достаточно много времени провел под столом на коленях, перекинув через плечо гриффиндорский галстук, чтобы вызвать совершенно определенные мысли.

– Новая шалость? Или ты просто охренел от того, как я выгляжу? – Джеймс уже поднялся – только для того, чтобы пройтись по комнате, виляя бедрами и покручивая галстук.

Блэк бросился на него, в прыжке повалив на пол:

– Нарываешься, нарываешься, да?– Он в шутку мутузил ловко уворачивавшегося друга.


Драко прикрыл глаза, перестав наблюдать за мимикой Блэка, который был не в силах выйти из воспоминаний. Теперь, Драко знал, на месте старшего Поттера появился младший, точно также собиравший коленками пыль под столом и точно также заводивший Блэка.

– У крестного научился? – шепот Блэка у самого уха, но Драко даже не вздрогнул. – Издеваться над людьми?

– Собираюсь завтра устроить здесь вечеринку. У Панси Паркинсон день рождения, – проигнорировав вопросы Блэка, ответил Драко.

– И? Хочешь, чтобы я выступил перед ними? Домашний пес, любимец невзыскательной публики?

– А ты умеешь? – Скептический взгляд Драко прошел, как волна, оставляя после себя прохладу и дрожь. – Нет. Ты можешь просто прийти или не прийти.

– Есть разница?

– Для тебя была бы разница, если бы среди приглашенных был Поттер. Но Панси он не нравится.

– Тебе тоже.

– Блестящее умозаключение.

– В отличие от твоих.

– Я вернул тебя к жизни.

– Очень было надо.

– Поттеру было надо.

– Не надо.

Драко сделал шаг вперед, чтобы быть ближе, чтобы рассмотреть лицо Блэка: тот усмехался, словно провел нынешнего хозяина Гриммуальд-плейс как пятнадцатилетнего мальчишку. Тени, скользившие по комнате, касавшиеся призрачными крылами его щек, делали Блэка моложе – да и после нескольких зелий, приготовленных Драко, Блэк уже не выглядел стариком, как в момент своего возвращения в дом предков.

– Не надо? – Драко пожал плечами, непроизвольно сглатывая. – А я ставлю на твоего Поттера. Мы еще намучаемся с его блестящими экспериментами по вытаскиванию тебя отсюда. И будь готов порадовать моих гостей. – Драко схватил книгу, собираясь демонстративно уткнуть в нее нос.

***

Уйдя утром на работу в Министерство, Драко не вернулся. И не возвращался день, другой...


***

Блэк сидел у столика с фотографиями и что-то бормотал себе под нос. Драко, лишь на секунду задержавшись в дверях, поплотнее запахнул мантию, поплелся по коридору в темноту, в которой пряталась дверь его спальни.

– Драко, я хотел бы поговорить с тобой. – Голос Сириуса наполнил собой все помещение, словно он снова стал наследником Блэков, подчинив себе дом, хранившиеся в нем воспоминания и все живое в нем же.

– Хорошо, папочка. – Драко заставил себя идти быстрее, хотя после нескольких дней, проведенных в больничной палате Министерства в Сент-Мунго, это было не легко. – Как только я почувствую себя лучше.

Драко критически оценил расстояние: он не успел бы спрятаться за своей дверью, Блэк догнал бы его. Единственное, что ему оставалось – нырнуть в полный сигаретного дыма проход к черному ходу и создать иллюзию щелканья замка своей спальни.

– Драко.

Тот почти слышал продолжение: сдавленное «паршивец» отца, «не ругай его» матери, фырканье крестного.

– Я знаю, что тебя там нет. Прятаться… как это по-слизерински. Прятать чистую кровь! Все вы…

– Сириус Блэк, обличитель чистокровных и защита грязнокровок. – Когда у тебя температура, когда ты горишь, словно в адовом огне, слова можно растягивать бесконечно, Драко хорошо это знал.

Драко вышел из темноты – Lumos на конце палочки у бедра – и прислонился к стене. Заворчал портрет какого-то Блэка, жившего в начале восемнадцатого века, но Драко только повел плечом. Ноги у него подкашивались.

– Обещанного праздника не будет? – Блэк открыто издевался. – Я приготовился. Знаешь, открытые бутылки вина и коньяка. Сухие печенья из запасов моей матушки. Ну и пара фокусов – превращение человека в собаку. Собачья жизнь…

– И что я теперь должен сделать? Мистеру Блэку больше не достаточно просто быть живым? Ему нужно блистать в обществе, укладывать к себе в постель все, что движется, не важно, какого оно пола и происхождения…

Драко шарил по карманам, но спасительная пачка сигарет не находилась, видимо, ее вынули колдомедики. Неожиданно пространство поплыло, как в момент взрыва в лаборатории.

– Черт!

Сириус еле успел, не дав Малфою упасть и расшибиться о каменные ступени. Пока он нес его, тяжелого, в спальню, нос щекотал запах дорогого парфюма, смешанный с больничными ароматами.

Потом была темнота, похожая на время, пока Малфоя не было – четыре дня. В первый из них Сириус осматривал дом, трогая знакомые с детства вещи. Во второй Сириус искал записи Малфоя и Ежедневный Пророк. В третий – ждал, пиная входную дверь и бросая в неработающий камин пригоршни дымолетного порошка. В четвертый – разговаривал с Гарри, совсем другим, чем в воспоминаниях: с молодым человеком, у которого были синяки под глазами, полным усталой ярости и безнадежности.


***

Драко осторожно спустился по лестнице: дрожащая рука вела по перилам, босые пятки шлепали по давно не мытым ступеням, под полураспахнутый халат пробирался леденящий сквозняк. Сейчас, когда на лестнице и в коридорах не было ни проблеска света, он чувствовал себя почти прекрасно: не нужно было думать о том, как выглядишь, что твой нос покраснел и то и дело морщится в попытке удержаться и не чихнуть. Тихо и спокойно. Драко пропустил последнюю ступеньку и чуть было не упал, но удержался – пальцы сами крепко сжались вокруг перил. Потом оставалось только сидеть у основания лестницы, потирать растянутую лодыжку и тихонько поскуливать – слабость накатила непреодолимая.

– И долго ты так собираешься сидеть? – Драко дернулся, когда эти тихие, только слегка насмешливые слова, прозвучали, порождая слабое эхо в прихожей, очищенной от старой мебели и сушеных голов домашних эльфов.

– Какое тебе дело?! – Огрызнуться оказалось сложно: голос, так и не восстановившийся после того, как пришлось вдохнуть горячий воздух тогда в лаборатории, не слушался; в горле хрипело и шипело. Драко дернул головой и заставил себя подняться. Полы халата были достаточно длинными, чтобы скрыть тот факт, что Драко сидит на полу, поджав правую подвернутую ногу – даже если Блэк зажег бы свет,

– Ребенок, – мягко фыркнул Блэк. Драко, прикусив губу, крутил головой, пытаясь понять, где в этой темноте находится его… он не мог подобрать слова. А голос Блэка раздавался словно отовсюду. Как Сириус тащил его обратно в спальню, Драко не помнил.


***


– И что теперь? – Драко прикрыл ноги пледом и откинулся на подушки. Сейчас он должен был выглядеть почти как призрак – Драко заставил себя не поморщиться от такого сравнения – и наверняка напоминал Блэку о времени, проведенном в Азкабане. – Будешь читать мне сказку на ночь и всю ночь сидеть у моей постели, держа за руку и выполняя любые прихоти?

Блэк дернул плечом и пододвинул кресло ближе к кровати, прежде чем устроиться в нем – перекинув ноги через подлокотник.

– Какие у тебя странные желания.

– Принеси мне чаю. Горячего, с мятой и имбирем. – Драко царственно махнул рукой – смотреть на развалившегося в кресле Блэка было выше его сил. – Все есть на кухне. Надеюсь, ты сможешь найти.

– Зараза, – пробормотал Блэк, но все-таки направился готовить чай.


 
– Он слишком горячий.

– А теперь он слишком холодный.

– И вообще я хочу выпить. Неужели надо все говорить? О да, вы, гриффиндорцы, не отличаетесь умением читать намеки. Этому вас нигде не учат.

– Плед колючий.

– И у меня снова першит в горле.

– Да не могу я перестать кашлять! О, ну если ты так хочешь, Блэк, то можешь мне почитать. Только вот я буду комментировать все подряд. Так что «заткнуть меня», как ты выражаешься, у тебя не получится. И я не хотел бы слышать в своем доме такой жаргон. Маггловский, наверное?


– Ну и что, что светает?! Какое мне дело, если я все равнее не могу уснуть. Как «что на этот раз»? Подушки стали как камень…


Когда комната окрасилась лучами заката, Драко все же нашел в себе силы поднять голову с подушки и открыть глаза. Блэк спал в придвинутом к дивану кресле, свернувшись мягким черным клубком. Задние лапы чуть подрагивали, словно он собирался сбежать. Драко, не отдавая себе отчета, протянулся, чтобы потрепать пса по холке. Слишком непривычно было касаться кого-то, радоваться чьему-то присутствию. Стыдиться себя – за то, что вел себя во время болезни как ребенок. И радоваться тому, что Сириус Блэк оказался его героем. И совершенно невозможно было признаться, даже самому себе, в том, что Сириуса не хотелось отпускать о себя и что ради этого можно было бы даже придумать план, как извести Поттера, как замять вопрос с возвращением крестного, эту грядущую глупую женитьбу... Когда на Драко взглянули внимательные влажные глаза, он вздрогнул и одернул руку.

– Хотел тебя разбудить. – Рука нырнула под одеяло, пробралась под халат и прижалась к животу. – Мне кажется, что тебе все время снятся кошмары, Блэк. Впрочем, ты это заслужил.

– Да? – Блэк снова обернулся человеком.

– Принеси мне еще чаю. И у меня замерзли ноги! – выкрикнул Драко уже в спину Блэку, словно мстя за то, что неожиданно для себя привязался к нему.

Когда тот вернулся, неся поднос с чайником, исходившим смородиновым ароматом, и двумя чашками, его встретил Джеймс, меряющий комнату широкими шагами.

Джеймс из воспоминаний, пропитавших воздух этого дома. Как живой – хоть никогда и не переступал порог дома на Гриммуальд-плейс. Но бывший с Сириусом рядом каждую минуту, во сне и наяву. Словно попавший сюда из Гриффиндорской гостинной, где они отмечали очередную победу: в руке он сжимал снитч, бессильно трепетавший в тщетной попытке вырваться.

Когда с дивана поднялся не Джеймс, а Драко Малфой, Сириус вздрогнул и чуть было не выронил поднос.

– Хорошо развлекаешься, Малфой. Как ты это делаешь? – За издевкой слышалась угроза.

Драко пожал плечами, спрятал волшебную палочку в карман, взял с подноса чашку – белый фарфор в золотую сетку. Отпил чай, выжидая, что же еще скажет на увиденное Блэк, но тот молчал, только машинально – он присел на диван рядом с Драко – водил рукой по его кисти, посылая по коже мурашки. Но Блэк молчал, молчал, молчал, молчал, молчал. Драко откинулся на подушки и выдохнул: «Я бы брал тебя на полу, на столе, на кровати. Везде, где пришлось бы. Я не такой дурак, чтобы упускать последние возможности. Здесь пол мягкий. Это не расколотые камни Азкабана. На твоей спине не оставались бы раны. Тебе бы понравилось. Внутрь-наружу, да, да, еще, еще…» Драко словно слышал, как Блэк зачитывает это свое письмо. Под это мерное чтение: сильный, глубокий голос, мало интонаций, но много сбившегося дыхания – Драко заснул, снова.

Сириус смотрел на него спящего, бледного и прозрачного, вспоминал чьи-то слова, про любовь к тем, кто близко и далеко. Смотрел долго и внимательно, как только собаки и влюбленные умеют, а потом провел ладонью по покрытому испариной лбу Драко. Странно было ощущать под пальцами теплую кожу. Непривычно. Это с ума сводило. Сириус зарычал, поднимая голову, смотря в потолок, покрытый трещинами, складывающимися в простую картину: человек протягивает руку дракону.

– Зачем ты меня вытащил? Зачем Гарри просишь вернуть Снейпа? – тихо позвал-спросил Сириус, наклоняясь к самому ухо Драко. Тот сонно ответил:

– Мне так одиноко...


Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Гарри/Сириус, NC-17
Просмотров: 767 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1 |