Суббота, 15 Августа 2020, 04:40
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » PG-13

Соглядатай
[ Скачать с сервера (207.0 Kb) ] 01 Февраля 2010, 14:29

Автор: donna_Isadora
Бета: Диана Шипилова
Герои: Ремус Люпин, Сириус Блэк (джен-преслэш), намёк на Сириус Блэк/Джеймс Поттер
Рейтинг: PG-13
Жанр: драма
Саммари: Все началось с того, что Джеймс Поттер решил жениться
Дисклеймер: Гарри Поттер, а также персонажи, имена и названия соответствующей вселенной являются собственностью Дж.К. Роулинг и компании Warner Bros. Entertainment Inc. Авторы не извлекают из их использования никакой материальной выгоды, только получают удовольствие.
Примечание: даты некоторых событий не совпадают с данными НР-лексикона

Написан на «Веселые старты – 2» для команды Gryffindor's Army.

 

 

Я помню то лето, когда Джеймс объявил нам о том, что он собирается жениться. Не могу сказать, что для меня это было большой неожиданностью. Однако надо было видеть лицо Сириуса! Хотя его реакцию я должен был предугадать. Все два года, что Джеймс ухаживал за Лили, Сириус делал вид, что ничего не происходит. Вечерами, когда будущая чета Поттеров обтирала скамейки всех лондонских скверов и шокировала публику своими долгими поцелуями, Сириус активно изображал страсть к своему мотоциклу.

— Лондон мне чертовски надоел! Мерзкий город. То ли дело Манчестер! Там нам с коником есть где развернуться, — говорил он, надевая свою драную кожаную куртку и оставляя нас с Питером проводить время в компании друг друга.

Конечно, так было не всегда. Большую часть времени нам было чем заняться — шла война, мы состояли в Ордене и, как все юнцы, считали себя бессмертными. И хотя смерть ходила с нами рядом и часто уносила наших друзей, Джеймс, Сириус и я считали, что нас-то уж точно пронесет. Была у нас такая уверенность. Что по этому поводу думал Питер, я не берусь судить. На него мало кто обращал внимания, и, как потом оказалось, зря.

Похоронив своих родителей почти сразу после школы, Джеймс пригласил Сириуса и меня, тоже к тому времени осиротевшего, пожить у него. И вот, сидя за столом со всеми нами, включая приехавшего в гости Питера, он объявил, что скоро женится.

Сириус от неожиданности выпустил из рук пивную кружку, и она с грохотом упала на стол. Лицо его побледнело, он даже не заметил, что залил пивом свою щегольскую мантию. Я первым вскочил с места и дружески хлопнул Джеймса по плечу.

— Джеймс, я тебя поздравляю!
Тут же к нему подбежал Питер и заискивающе спросил, какого числа будет торжество. Джеймс словно и не слышал нас, он глядел прямо на Сириуса, который явно пытался прийти в себя от потрясения. Тот растянулся в неестественной улыбке и бодро произнес:
— Что ж поздравляю!.. Тысяча дементоров!

Последнее замечание относилось к потокам пива, стекающим с его мантии на пол. Сириус выхватил палочку и стал сушить мантию и стол заклинанием. Мне показалось, что он делал это усерднее, чем следовало. На Джеймса он старался не смотреть.

— Сириус, ты будешь моим шафером? — обратился к нему тот.

— Что? А? Да, конечно, — поспешно ответил Сириус, направляясь к бару за новой бутылкой пива.

Джеймс был явно озадачен его реакцией. Одновременно с тем, как Сириус не замечал стремительно развивающегося романа Джеймса, тот так же был слеп к тому, как вел себя его лучший друг все это время.

— Ну, так когда свадьба? — благодушно спросил Сириус, возвратившись на свое место с бутылкой пива. Он уже, казалось, полностью пришел в себя.

— Через месяц, — ответил Джеймс.

— Отлично! У нас мало времени на приготовления! Торжество-то обещает быть пышным, а? — браво произнес Сириус и неожиданно рассмеялся.

Джеймс слегка смутился и сказал, что Лили хочет скромную свадьбу.

— Скромную? Ты пригласил меня шафером на СКРОМНУЮ свадьбу?! — картинно возмутился Сириус. — Признайся, сколько раз ты собираешься жениться в жизни? Два, три, четыре? Уже есть на примете достойные тебя девицы?

— Что ты несешь?! — оскорбился Джеймс. Я почувствовал, что назревает скандал, растерялся и посмотрел на Питера. Тот как будто получал удовольствие от этой перепалки.

— Ну так я тебе поясню, — сказал Сириус, обращаясь к лучшему другу, — если ты собрался через месяц лишь прорепетировать, потренироваться, чтобы потом…

— Заткнись! — заорал Джеймс, подлетая к лучшему другу и хватая его за грудки.
— Ну, раз я был неправ, — как ни в чем не бывало продолжал Сириус, — значит, я совершенно не понимаю, какой смысл экономить на свадьбе с единственной девушкой твоей мечты.

Сириус посмотрел в глаза Джеймсу, тот отпустил его и, приходя в себя, сказал:

— При чем здесь экономия? Лили говорит, что времена сейчас…

— Времена всегда одинаковые, когда дело касается свадьбы с любимой девушкой, — перебил его Сириус.

— Лили права, сейчас лучше не привлекать внимание, — вмешался я.

— Тебе, возможно, так и надо делать, — съязвил Сириус, — освой, наконец, анимагию, превратись в мышь, и на пару с Питером сидите под метлой вместо того чтобы жить, как нормальные люди.

Это был не первый его выпад относительно моей осторожности, и я совершенно на него не обиделся. Я открыл было рот, чтобы снова начать возражать, когда Сириус обнял Джеймса за плечи и почти интимно, словно бы нас с Питером не было в комнате, сказал:

— Сохатый, позволь мне все устроить, а? У нас так давно не было праздников, а тут такой повод. Никто ж из нас на нормальной свадьбе-то ни разу не был…

— А как же свадьба у Малфоев? — встрял Питер. Сириуса от его слов аж перекосило.

— Ну ты вечно, Хвост, скажешь, что навозную бомбу взорвешь. На этой так называемой свадьбе я чуть со скуки не помер, пришлось напиться еще до начала церемонии…

— Неужели все это так скучно проходит? — неожиданно тревожно спросил Джеймс.

— Старина, это ж АРИСТОКРАТИЧЕСКАЯ, СЛИЗЕРИНСКАЯ свадьба, — с презрением ответил Сириус, — там же сначала все три часа друг с другом раскланиваются, паркет шляпами подметают. Потом встают вдоль стен согласно родству и рангу. Выходит герольд и зачитывает всю родословную брачующихся, отмечая при этом всех самых значительных волшебников в роду, ну там, кто больше всех великанов убил или орденов Мерлина купил…

Сириус и Джеймс, не сговариваясь, изобразили рвотные позывы, а потом дружно рассмеялись.

— И как ты это вытерпел? — сквозь смех спросил Джеймс.

— Говорю же, напился! Знаешь, добрый шотландский огневиски способен скрасить любую скуку. Правда, меня мутило потом всю дорогу, особенно при виде шлейфа Нарциссы. Он был чудовищно длинный и при ходьбе змеился, ну, чтобы подчеркнуть «слизеринистость» будущей четы.

Тут мы уже все вчетвером изобразили рвотные позывы, а потом долго ржали над тем, как Сириус в красках рассказывал и изображал постно-торжественное выражение лиц будущих мистера и миссис Малфой в момент церемонии.

— Короче, — подытожил Сириус, — даешь настоящую гриффиндорскую свадьбу! Так, чтоб надолго запомнили…

Видя, что Джеймс готов уступить, я решил вмешаться.

— Сириус, устраивать большое торжество сейчас действительно опасно. Вспомните, что произошло на дне рождения у Боунсов! Стоило им устроить салют, как явились Пожиратели Смерти.

Хотя формально я обращался к Сириусу, слова мои больше были направлены к Джеймсу.

— Салют можно и не устраивать, — сказал Питер, глядя попеременно на нас всех.

— Салют — это, конечно, пошлость, — неожиданно поддержал его Сириус, — здесь я даже готов согласиться с Пожирателями Смерти. Могу назвать тысячу способов развлечения гостей без этих дурацких взрывов.

— Но Лили будет страшно за все переживать, — сомневался Джеймс.

— А ей и знать-то необязательно, — весело возразил Сириус. — Давайте сделаем ей сюрприз! Да каждая девчонка мечтает о пышной свадьбе!

— Да, это будет здорово! — пискнул Питер.

— Видишь, даже наш тихоня мечтает в этом поучаствовать, — сказал Сириус, обнимая Джеймса за плечи. — Эй, друг, я сделаю все, чтобы твоя свадьба была самой классной свадьбой, какую только можно устроить в этой поганой стране!

— А вместо салюта устроим бал! — неожиданно выпалил Джеймс.

— Маскарад! — подхватил Сириус.

Сердце мое упало.

 

Две недели я уговаривал Джеймса отказаться от дурацкой идеи маскарада. Стоило мне только донести до него разумную мысль о том, что под маской к нам могут пробраться Пожиратели Смерти, как спустя несколько часов они с Сириусом в красках обсуждали свои будущие костюмы.

— Не дрейфь! — сказал мне Сириус. — Я лично буду проверять всех на входе.

— И ты будешь стоять там, как часовой? Все время? — спросил я.

— Нет, только в начале. А потом там будешь стоять ты, тебе же не нравится идея маскарада? Вот и подежуришь.

Здесь Питер заливисто засмеялся и тоже принял участие в примерке костюмов, кучей лежавших на диване в гостиной.

— Джеймс, Лили вряд ли понравится, что ты будешь в этом идиотском наряде, — сказал я, глядя на то, с каким энтузиазмом Джеймс напяливает на себя скафандр, стащенный Сириусом из какого-то маггловского магазина.

— Да ладно тебе, по-моему, классно смотрится! — смеясь, возразил Сириус.

— Лили же не знает, что будет маскарад! Она единственная будет одета нормально! Думаешь, ей это придется по душе?

— Да, ты прав, — согласился Джеймс, — мне, наверное, придется одеться поприличнее.

— Какая скука! — зевнул Сириус. — Человек раз в жизни женится и хочет напялить на себя обычную парадную мантию.

— Не все разделяют твое чувство юмора, Сириус, — сказал я.

— Странно, что о чувстве юмора говоришь ты, им вообще не обладающий. Впрочем, делайте что хотите. Мне уже давно пора смириться, что зануды вроде тебя, Ремус, вечно портят все веселье. Поеду я лучше в Косой переулок, закажу напитков на свадьбу. Надеюсь, ты не заставишь нас всех пить тыквенный сок? А то родина в опасности, а мы нетрезвые!

Сириус засмеялся над собственной шуткой и вышел из комнаты, накинув свою любимую драную куртку.

Но когда дело дошло до рассылки приглашений, от идеи маскарада все-таки пришлось отказаться. Уже спустя полчаса после того, как Джеймс отправил первую сову с письмами, в камин его гостиной ввалился сам Аластор Хмури, злой, взлохмаченный, и с места в карьер принялся на нас орать.

— Вы что тут все с ума посходили?! Вам мало маскарадов, которые устраивают Пожиратели Смерти?

Мы втроем с Сириусом и хозяином дома повскакивали со своих мест.

— Э… Аластор, давайте все спокойно обсудим. Может, вам чаю налить? — предложил опешивший Джеймс.

— На поминках ваших успею напиться! — крикнул Хмури. — Только вчера хоронили Саймона Лонтри, а ведь он был поумнее вас, дебилов малолетних…

— Я бы попросил вас выбирать выражения, — холодно прервал его Сириус, — в конце концов, вы не у себя дома и не в вашем паршивом Министерстве!

— А… юный Блэк, как погляжу, — обернулся к нему Хмури и скривился в злой усмешке, — с каких это пор Министерство стало паршивым? Уж не с тех ли самых, когда вы, Блэки, скупили пол-Визенгамота? Думаешь, я не помню, как чуть не упек твоего отца в Азкабан?

Сириус страшно побледнел и выхватил палочку.

— Сейчас речь идет не о моем отце, потому и нечего его упоминать!

— Давай, Блэк! Покажи, на что ты способен!

Хмури тоже схватился за волшебную палочку.

— Никто в моем доме драться не будет! — закричал Джеймс и встал между ними.

— Зачем же дома? — иронично заметил Блэк, не опуская наведенную на Хмури палочку. — В саду полно места для маневра, а уж ближайший овражек… Впрочем, в последнее время у авроров вообще нет техники боя, одну Аваду Кедавру и знают…

— Договоришься мне тут, щенок! — заорал Хмури, отшвыривая Джеймса с пути. — Загремишь в Азкабан под фанфары! Папаша-то уж теперь не отмажет!

Тут с обеих сторон посыпались проклятия. Сириус увернулся, а вот Хмури впечатался прямо в камин, но тут же вскочил, поднимая ворох пепла, и снова прицелился.

Мы с Джеймсом бросились их разнимать, я старался держать Сириуса. Он рычал и пытался меня отшвырнуть. Джеймс же просто заслонил нас от Хмури собой и громко, но хладнокровно сказал.

— Спокойно! Размялись и хватит.

— Разминка требует продолжения! — выкрикнул Сириус, отпихивая меня ногой.

— Сириус, помолчи, пожалуйста. Мистер Хмури, так что вы хотели сказать нам своим визитом? Вы не придете? Что ж, нам будет жаль, но, видимо, ничего не поделаешь.

Хмури пришел в себя и перестал бросаться на нас. Он откашлялся и почти спокойно сказал:
— Я требую, я требую, чтобы никакого маскарада не было. — Тут он резко сменил тональность разговора. — Не время сейчас, ребята… Столько кругом смертей… Я вам так скажу: если вы все-таки затеете это шоу, я же все равно узнаю, так? И они узнают, так? А значит, что? Значит, мы тут с ними и встретимся. И будет у вас тут не свадьба, а оперативное задержание при свидетелях.

— Веселуху, значит, намечаете? — саркастично заметил Сириус.

— Веселуха будет у вас, а у нас работа, — злобно парировал Хмури. — Короче, некогда мне тут с вами нянькаться. Устроите маскарад — пришлю наряд авроров, и будем обыскивать всех до трусов.

— Ну, я-то могу и в костюме Адама щегольнуть, но ведь будут дамы, — хмыкнул Сириус и положил руку Джеймсу на плечо.

Хмури никак на это не отреагировал и, обращаясь к Джеймсу, сказал: «Я тебе все сказал, Поттер, а ты уж сам думай», — а потом вышел через камин.

Джеймс думал недолго, вечером того же дня он отправил новые приглашения безо всяких упоминаний о бал-маскарадах. Сириус сделал вид, что ничего не заметил, вслух перемену не обсуждали. В ту ночь он в доме у Джеймса не ночевал.

Помимо добычи маскарадных костюмов, Сириус действительно сильно продвинулся в деле подготовки свадебного торжества. Он с каким-то маниакальным упорством выбирал цвет шатра, жутко ругался, что ему предлагают белый, розовый или золотой, тогда как он считал самым удачным для свадьбы ярко-красный. В итоге он приволок к дому Джеймса обычный белый шатер и решил покрасить его с помощью волшебства в красный с золотым.

— Гриффиндорская здесь свадьба или что? — прокомментировал он свой выбор.

Было весьма забавно видеть его, сидящего за книгой Гименеи Д`Амур, посвященной подготовке к свадьбе и явно предназначенной для нежных барышень. Из нее то и дело вылетали розовые сердечки и слышались звуки поцелуев, которые сильно бесили Сириуса.

— Морганина пилотка! — орал он, кидая книжку об стену. — Вместо того чтобы написать нормальное заклинание покраски, эта идиотка рассказывает, как научить садовых гномов петь свадебные гимны!

Не совру, если скажу, что эта книжонка впечатывалась в стену Джеймсовой гостиной по нескольку раз в день. Но думаю, что она в чем-то все-таки пригодилась Сириусу, раз он не сжег ее в первый вечер после покупки. Я несколько раз пытался присоединиться к нему в его делах по подготовке торжества. Однако он не был рад моему участию, говорил, что сам справится. Джеймс проводил большую часть времени со своей невестой и на дела Сириуса смотрел с одобряющей улыбкой, но в подготовку особо не лез. Я же чувствовал себя в этой ситуации бесполезным и радовался моментам, когда мы все собирались вместе. Как правило, это были собрания членов Ордена Феникса. Сириус там все время выступал за открытое противостояние с Пожирателями Смерти, подбивал на облавы, требовал более решительных действий со стороны Ордена. И когда его кто-нибудь урезонивал, а обычно это был сам Дамблдор, Сириус мог начать громко спорить и орать на него, чего не позволял себе никто из членов Ордена, даже Хмури. Меня беспокоило его душевное состояние, я старался быть рядом в надежде на то, что тот поговорит со мной и ему станет легче. Но таких моментов не было, Сириус все больше ходил в одиночку, уезжал и приезжал в дом Джеймса, когда хотел, и огрызался на мои попытки ему помочь. Мне не было понятно его желание побыть одному, ведь раньше это было Сириусу совсем не свойственно.

Накануне самого торжества Сириус наколдовывал цветочные арки, ровнял кусты самшита по периметру сада, обустроил волшебную клумбу в форме сердца, засадив ее алыми первоцветами, над которым летали полупрозрачные амуры.

Еще он втайне от Джеймса заказал выступления популярного тогда ансамбля музыкантов «Волшебные флейты» и латиноамериканских танцовщиц.

У меня складывалось впечатление, что он просто ищет, чем себя загрузить, чтобы отвлечься от мрачных мыслей. То, что эти мысли в его голове были, я не сомневался. Иногда посреди разговора он уходил из комнаты, порой даже без объяснений. Бывало, на встрече Ордена он садился напротив Лили и Джеймса, смотрел, как они тихо между собой переговариваются, и лицо его каменело. Впрочем, Лили он никогда не грубил.

Я много размышлял по этому поводу, гадал, почему он так ревнует Джеймса к Лили. А может, наоборот, Лили к Джеймсу? Может, все это время Сириус был влюблен в нее? Я перебрал массу вариантов, объясняющих его поведение, но ни в чем не был уверен, и потому наблюдал за всем со стороны. Я хотел поговорить с ним об этом, но долго не решался. И вот однажды, когда у нас в гостях была Лили, мы сидели за ужином и обсуждали последние новости, когда в окно влетела сова и уронила письмо прямо Джеймсу в тарелку с фасолью. Тот вскрыл конверт и стал читать письмо.

— Это от Фрэнка Лонгботтома! Он все-таки женится на Алисе!

— Ой, как здорово! И так внезапно, — воскликнула Лили и подбежала к Джеймсу, чтобы самой прочесть.

— Фрэнк и Алиса назначили свадьбу на день раньше нас! Ну надо же, какое совпадение! И мы все приглашены!

— Здорово! — радостно сказал Питер и тоже подошел, чтобы прочитать послание Фрэнка.

— Что же им подарить? — спросила Лили.

Сириус в это время молча вышел из комнаты. Я чуть погодя последовал за ним. В доме Сириуса не было, и я пошел в сад, где разглядел его в неровном свете ранних августовских сумерек. Он сидел на скамейке среди тисовых зарослей и держал в руке уже наполовину выкуренную сигарету.

— Можно присоединиться? — спросил я.

— Валяй!

Некоторое время мы сидели молча. Докурив первую сигарету, Сириус вытянул из мятой пачки «Лаки Страйка» вторую.

— Почему ты куришь маггловские сигареты? Они же ужасно вредные, — спросил я, чтобы как-то начать разговор.

— Потому что они честные. На них так и написано: «вредят вашему здоровью». И на самом деле вредят! Магглы все-таки честные ребята! — иронично сказал Сириус, выпуская дым ровными колечками. — А все эти волшебные трубки, набитые безвредным табаком, созданы, чтобы кораблики из дыма выдувать девчонкам на потеху.

— То есть ты хочешь честно навредить своему здоровью?

— Не будь занудой, Рем. Ты что, думаешь, я собрался жить вечно, как Волдеморт? Долгая жизнь — это не для меня, — Сириус махнул рукой с уже новой зажженной сигаретой.

— Почему ты так считаешь?

— А что там делать? Смотри, когда мы были в школе, нам все время было весело. Мы постоянно устраивали вылазки в Запретный лес, разыгрывали девчонок… бомбы навозные кидали в ванные для старост, со слизеринцами дрались… А волшебные дуэли помнишь?.. А теперь что? Одни эти гребаные собрания, званые ужины с пирогами у Молли Уизли… даст Мерлин, раз в месяц появится что-нибудь интересное…

— Да, ты прав, в Хогвартсе было полно веселого! Помнишь, как ты подложил под стул Флитвика самовзрывающуюся петарду?

— Да, таких кульбитов теперь даже в цирке не увидишь!

Мы весело заржали, и это действительно было смешно. Петарда тогда несколько раз взрывалась и брызгала искрами, подбрасывая Флитвика вместе со стулом в воздух. Он, конечно, быстро нас тогда вычислил и назначил нам недельную отработку у Филча.

— Да, теперь так не повеселишься, — горько произнес Сириус и затушил сигарету о подошву ботинка.

— Это потому что война идет, Бродяга, — возразил я.

— Нет, война здесь ни при чем, Лунатик. Совсем ни при чем. Война и раньше шла, почитай, две трети Слизерина уже в школе были среди любителей отсосать Сам-Знаешь-Кому. А ничего… как-то не мешало развлекаться. А теперь все по-другому, тупо по-взрослому…

— Это потому что Джеймс женится, ты…

— Не говори ерунды, — перебил меня он. Его лицо застыло, словно посмертная маска. Я уже понял, что говорить с ним бесполезно, но не смог остановиться.

— Сириус, ты ведешь себя странно. Это вижу не только я…

Сириус резко встал.

— Слушай, Люпин, когда мне понадобится духовник, я приглашу тебя на собеседование. А пока не лезь ко мне в душу, понял?

Он поднялся и пошел в сторону дома. Я не стал догонять его. Вечер был чудный, и я еще достаточно долго просидел на той скамейке. Мне не очень хотелось идти в дом и обсуждать подарки чете Лонгботтомов. Я был беден как церковная мышь, и самое большее, что я мог им подарить, это книги из отцовской библиотеки.

Во второй раз, когда я попытался полезть к нему с тем же вопросом, Сириус отшил меня гораздо грубее. Вообще в тот день он сразу показался мне каким-то странным. В доме Джеймса он не ночевал. Пришел с утра, спросил, где он, и, узнав, что гуляет с Лили, опустился на стул и закурил прямо в гостиной, хотя хозяин дома это бы точно не одобрил. На лице Сириуса читалась досада, глаза были злые. И только я заикнулся о том, почему он так реагирует, Сириус меня просто послал. Кратко, но емко. После этого мы долго молчали.

Делать нам вдвоем в доме Джеймса было решительно нечего. Сириус предложил выпить, я отказался. Я предложил прогуляться — отказался он.

— Было бы полнолуние, мы бы с тобой погуляли. А так… разве что на мотоцикле тебя покатать, как девчонку.
— А покатай, — предложил я.
— А не буду, — ответил он и осклабился.

Потом молча встал и вышел из дома. Почти до вечера я был один, читал книгу. Часов в пять Сириус появился снова. Узнав, что Джеймс так и не пришел, он молча сел на диван, а потом неожиданно вскочил. Словно принял какое-то решение.

— Я передумал. Могу покатать тебя на мотоцикле.

Я обрадовался возможности побыть с ним и сразу согласился.

Мы ехали по вечернему Лондону, лихо лавируя между машинами, автобусами, пешеходами и припаркованным транспортом. Пару раз мы услышали свисток маггловского полисмена, но даже не попытались остановиться.

— Сейчас будет погоня? — спросил я.
— А как же! Представляешь, как у них вытягиваются лица, когда я исчезаю прямо у них на глазах! — ответил мне Сириус через плечо.
— Чары на виду у магглов?!
— Не… аппарация с мотоциклом!

Я рассмеялся. Все-таки был в Сириусе определенный шик. Стоило мне об этом подумать, как я услышал за спиной вой полицейской сирены. Наш мотоцикл только прибавил скорость, мы вылетели на перекресток и чуть было не врезались в большой красный автобус. Резко затормозив, Сириус круто вывернул руль, пытаясь избежать лобового столкновения. И тут я увидел почти в ярде от нас капот грузовика. Сириус что-то мне заорал, но я только вцепился в него со всей силы и закрыл глаза. Вместо столкновения последовало короткое и тошнотворное ощущение аппарации. Казалось, что сознание на мгновение покинуло меня. Очнулся я от боли, лежа на мостовой в незнакомой мне части города. Вокруг было мало машин, несколько пешеходов в ужасе разглядывали нас.

— Чего уставились? Мотоцикла ни разу не видели? — раздраженно обратился к ним Сириус. Он протянул мне руку и помог подняться на ноги. Меня трясло.
— Спокойно, Лунатик! Мы живы.
— Ты знаешь, что двойная аппарация, да еще с мотоциклом — дело почти исключительное?
— Можешь написать об этом научный труд.
— Где мы?

Сириус ответил не сразу. Он как будто рассматривал свой мотоцикл на предмет повреждений, потом отряхнул пыль со штанины и, глядя в сторону, ответил:

— Это площадь Гриммо… родные пенаты, можно сказать.
Я заинтересованно посмотрел по сторонам. Грязная улочка с чахлым сквером в районе старой застройки. Здешним домам, наверное, лет сто пятьдесят, и некоторые выглядят так, будто не ремонтировались с тех пор ни разу.
— Это первое пришедшее тебе в голову место?
— У меня вчера отец умер, — тихо сказал Сириус.

От неожиданности я вытаращился на него во все глаза. Он подошел ко мне вплотную и тихо сказал: «Ты пойдешь со мной?»
Я проглотил ком в горле.
— Да, конечно… Сириус, мне…
— Не говори ничего, Лунатик. Ничего не говори.

Так я впервые побывал в родном доме своего друга. Тогда это мрачное жилище, конечно, не было таким заброшенным и обветшалым, как сейчас, хотя ощущение некого запустения уже тогда в нем присутствовало. Тяжелая помпезность и грубая роскошь обстановки дома начали давить на меня сразу, как только я переступил его порог. Нас молча встретил домовой эльф, нелепо раскланиваясь. На нем был кусок черного бархата, глаза его были красными от слез.

Мы шли темным коридором в гостиную, многочисленные портреты на стенах пустовали. Меня поразила общая угрюмость родного дома Сириуса, он был совсем не похож на семейный очаг, трудно даже представить, что здесь когда-то бегали дети, раздавался смех. Казалось, что траур поселился тут задолго до кончины хозяина дома.

В гостиной нас встретил сиплый вой другого домовика, который, казалось, сейчас рассыплется от старости. Он стоял на коленях у постамента с открытым гробом, окруженным четырьмя напольными канделябрами. В темном углу, куда едва доходил тусклый свет черных свечей, была видна фигура женщины.

— Явился… Кого с собой притащил?

Сириус скрипнул зубами и сделал шаг в сторону гроба. Я остался на месте, мною овладело какое-то оцепенение наполовину с чувством иррационального страха. Хотелось бежать из этого места куда глаза глядят. Но я всего лишь вжался в стену и наблюдал за происходящим.

— Сириус Блэк, я тебе вопрос задала!
— Это… — пытался ответить он, но голос его сначала не послушался. — Это мой друг.
— Знаю я, с кем ты водишься! Грязнокровки, магглолюбцы, мразь… Боишься в родной дом в одиночку приходить?

Сириус подошел к гробу и уставился на лицо покойника. Оно было каким-то очень умиротворенным и довольным, будто бы он наконец обрел тот покой, которого его лишали в течение жизни. Чертами он напоминал Сириуса.

— Ну что ты на него смотришь? Что смотришь? Радуешься, да? Радуешься, выродок?

Миссис Блэк вскочила и приблизилась к сыну. Это была грузная женщина неопределенного возраста весьма отталкивающей наружности.
Сириус ей не ответил. Она же продолжала говорить, иногда срываясь на крик.

— Что, доволен? Довел отца, довел? Чего он только ни делал, чтобы тебе угодить! Сириусу нужна метла — на тебе, сыночек, лучшую! Сириусу захотелось на континент — на тебе кругосветное путешествие! И где, где твоя благодарность? Он ведь даже Гриффиндор тебе простил, а ведь мог выкинуть на улицу, как собаку. Он ведь добрым был, добрым слишком был мой Орион… А ты?! А ты, мразь, подонок, что сделал?! Как отплатил за отцовскую доброту? Сбежал, опозорил нас всех! Получил наследство от такого же выродка и живет-радуется, пока отец тут ночей не спит и только пьет от горя! А теперь вот он, родной, лежит, руки сложил на груди и ждет, когда его дети придут на него посмотреть, когда…
— Прекрати, Мерлина ради, — огрызнулся Сириус, его губы тряслись. — Где Реджи?

Тут миссис Блэк только жалобно ойкнула и опустилась на ближайший стул. Послышались приглушенные рыдания.

— Нету… три недели нету его уже…

Повисла пауза, в течение которой я смотрел то на своего друга, как никогда бледного и напряженного, то на его мать, которую сотрясали рыдания, то на отца семейства, который оставил этот мир, этот дом и эту семью и был тем весьма доволен. Домовой эльф у гроба затих, прислонившись к постаменту. Сириус подошел к матери и взял ее руки в свои. Та вырвалась и встала, ее слегка покачивало.

— Не трогай меня, предатель! Твой брат… твой брат в тысячу раз лучше тебя! Он вернется, он еще обязательно вернется, он не может бросить меня… И он отомстит, он за все тебе отомстит, грязный выродок! Он убьет тебя!
— Ты бредишь, мать, — бросил Сириус, переведя взгляд на лицо своего отца.
Эта фраза будто была каким-то сигналом, по которому миссис Блэк вскочила со своего места и заорала так, что у меня дыхание перехватило.

— Дрянь, собачий сын, сволочь! Как ты смеешь так со мной разговаривать?! Я проклинаю тебя, проклинаю тот день, в который тебя родила, проклинаю тот час, когда взяла тебя на руки! Проклинаю! Да гнить тебе в Азкабане, да гореть тебе в аду, пусть тени предков терзают тебя там вечно! Проклинаю, проклинаю, проклинаю!

Мать Сириуса выкрикнула все это на одном дыхании, и теперь ее мучила одышка. Ее лицо было безумным, глаза были вытаращены и смотрели в пустоту.
Сириус сделал вид, что не слышал всего этого, но сжатые челюсти и злой взгляд выдали его гнев. Он дал мне знак идти за ним и направился к выходу. Я двинулся за другом, миссис Блэк нас не останавливала.

Сириус быстро прошел до вестибюля и застыл около лестницы.
— Ты подождешь меня здесь? Я хочу зайти в комнату брата…
— А с тобой можно?
— Подожди здесь.

Категория: PG-13 | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, PG-13
Просмотров: 1192 | Загрузок: 169 | Рейтинг: 5.0/3 |