Пятница, 07 Августа 2020, 22:03
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » NC-17

Двое в себе (часть 3)
[ ] 16 Марта 2011, 15:46
... В кухне он торопливо выплеснул в раковину горячий чай, тщательно обследовал стены – и вновь ничего не обнаружил. Страх ушёл, но грудь постепенно заполняла тяжёлая, вязкая тоска – она сковывала движения, тяжёлым грузом давила на сердце. Как же так... ну как же... Он прокрался в гостиную, осмотрел и её. Всё то же. Никаких чар, кроме охранных. Северус вернулся в кухню, убрал со стола, чтобы наутро ничто не вызвало подозрений, и, тяжело шаркая ногами, побрёл обратно в спальню. И замер у входа.
 
Лили, как была, в халатике, устроилась на кровати. Она лежала на боку, по-детски подтянув к животу длинные, стройные ноги; в тёплом свете ночника рыжие волосы горели на подушке золотым руном, а обнажённые груди белели так ослепительно, что на миг Северусу показалось, будто в лицо ему бросили горсть снега. Он подавился воздухом, закрыл глаза, пытаясь справиться с собой, но ничего не получалось. Северус безвольно, как под заклятием, подошёл к самой кровати и вновь замер – щёки горели, на лбу и под мышками выступил пот, в голове шумело. Он скользил взглядом по изящным щиколоткам, изгибу ягодиц, тонкой шее, спокойному, умиротворённому лицу Лили и даже не сразу понял, что в её объятиях лежит ребёнок. Мальчик приник к ней, его подбородок ритмично двигался, а крохотная ладонь нежно розовела на белой коже матери. Ребёнок сосал грудь.
 
– Джей, ложись, – прошептала Лили, не открывая глаз.
 
Северуса затрясло. Он разрывался от желания сделать то, о чём она просила, и в то же время понимал, что просит Лили не его. Миссия "освободителя", с которой он пришёл в этот дом, становилась все более неубедительной. Но голос внутри кричал: возьми, возьми, иди же, давай, если сейчас ты не ляжешь с ней, она заподозрит, что что-то не то... если сейчас ты не ляжешь с ней – никогда не узнаешь, каково это, испытать то, что день за днём испытывал Джеймс Поттер, не поймёшь, не ощутишь... Эта мысль и стала последней каплей: Северус сорвал футболку с джинсами и, задыхаясь, почти упал на кровать. Неловко прижался к Лили, окунулся в её тепло и запах. Член сразу же напрягся, прикосновение трусов стало болезненно-жгучим, и сердце тоже заболело – яростными, горячими спазмами. Лили вздохнула, пододвигаясь ближе, приникая затылком к груди Северуса, и тот беззвучно всхлипнул. Не владея собой, осторожно погладил шелковистую кожу, нажал кончиком пальца на мягкий розовый сосок и ощутил, как тот твердеет под его лаской, превращаясь в упругий, сборчатый кружочек. Лили тихо вздохнула, а ребёнок вдруг лениво приоткрыл глаза и посмотрел на Северуса из-под густых ресниц. Маленькая рука плотнее сжала вторую грудь, словно показывая – а вот это моё. Потом зелёные глаза вновь закрылись, а губы задвигались в прежнем ритме.
 
– Не останавливайся, – прошелестела Лили сонно и доверчиво, – мне нравится...
 
Северус задохнулся. Руки скользили словно сами по себе – лаская, поглаживая, нежа. Шалея от безнаказанности, он отодвинулся назад, потянул пояс халатика, обнажая Лили, провёл трясущейся рукой по её попке. Замер, увидев, как медленно приподнимается белое колено. Облизнул губы, жадно глядя на крошечные рыжеватые завитки, обрамляющие то нежное, розовое, до одури желанное, от одного вида которого пересыхало во рту. Движение округлых бёдер Лили было недвусмысленно разрешающим, и, сходя с ума от глупого счастья, Северус легонько погладил её между ног и проник пальцем в атласно-скользкое тепло. Лили тихо застонала, приоткрывая глаза.
 
– Гарри... увидит...
 
Северус с трудом оторвался от неё, бросил раздражённый взгляд на ребёнка. Тот продолжал сосать, но уже совсем медленно – почти заснул.
 
– Всё хорошо, родная. Он задремал.
 
Лили слабо улыбнулась.
 
– Только очень тихо, милый, – шепнула она. – Тихо-тихо. Не разбуди его.
 
Дальше все смешалось, как в одном из многочисленных снов, преследовавших Северуса в Египте. Крохотный, почти неощутимый узелок под подушечкой пальца. Острый запах, похожий на аромат смоченного дождём сена – запах возбуждения. Прерывистое дыхание Лили, душистая путаница её волос, тепло затылка, долгая судорога, выгнувшая гибкое тело. Собственные хриплые стоны в ладонь, рывком стянутые трусы, тугие толчки крови в паху. И – беспомощный, до постыдных слёз сладкий оргазм, настигший Северуса, едва головку члена обволокла влажная горячая мягкость.
 
Он уткнулся мокрым от пота лбом в спину Лили и тяжело дышал, с трудом приходя в себя. Щеки вдруг коснулись нежные пальцы. Северус приподнял голову. Лили снова улыбалась. Всё её тело, сейчас принадлежащее одновременно двоим – сыну и человеку в облике мужа, – дышало сонной негой, доверием, счастьем.
 
– Мой хороший... Я люблю тебя, Джейми. Я так вас всех люблю...
 
Рука сползла на простыню, дыхание Лили замедлилось. Она свернулась в клубочек, розовый сосок с матово-белой каплей на кончике выскользнул изо рта спящего младенца.
 
– Уложи Гарри, милый... – уже почти беззвучно прошептала она.
 
Северус не ответил.
 
Лишь через несколько минут он разжал руки и медленно, тяжело поднялся с кровати. Лили спала спокойно и безмятежно, продолжая обнимать ребёнка – его личико тоже было спокойным, в свете ночника поблескивал чистый, чуть влажный от пота лоб. Северус перенёс мальчика в кровать, подобрал с пола одежду, осторожно наложил на Лили Очищающее, укрыл её одеялом. Постоял намного над кроватью. Потом вновь направил палочку на Лили, хриплым шёпотом пробормотал несколько латинских слов. И снова. Снова. Снова.
 
Что ж... наверное, не следовало обманывать себя с самого начала.
 
Ни заклятий доверия, ни приворотных чар, ни Империуса. Ничего. Да и в крови наверняка чисто.
 
Ни-че-го. Она его просто... любит. И его ребёнка. Возможно, и насчёт Блэка в курсе – кто разберёт, как там у них всё сложилось…Только я никогда не узнаю этого.
 
Он простоял в спальне ещё несколько минут, неотрывно глядя в лицо спящей. Потом, встряхнулся, сбрасывая оцепенение, ушёл в гостиную, швырнул на диван тряпки Поттера, оделся и вернулся обратно. Хотел коснуться губами губ Лили, но вместо этого хрипло вздохнул и поднял руку. Жестом, похожим на прощальный – усталым, безнадёжным, окончательным, – Северус Снейп взмахнул палочкой, накладывая стирающие память чары, и, оглянувшись лишь один-единственный раз, аппарировал прочь.
 
* * *
Вишенка ходила по кухне и надрывно мяукала, требуя очистить лоток. Северус неподвижно сидел за столом. Он не знал, сколько времени прошло, но ночная чернота за окном уже сменялась серым осенним рассветом. В конце концов мерзкий кошачий вой вывел его из себя, и Северус топнул ногой; кошка подскочила и рванула в холл, откуда продолжила свои гнусавые жалобы. Северус тяжело поднялся, вышел вслед за ней и бросил на лоток Tergeo. Глаза слипались. В ванной он плеснул в лицо пропахшей металлом водой, и в тот же момент его скрутила судорога трансформации. Сквозь мутную пелену Северус видел в зеркале, как бледнеет загорелая кожа, удлиняются волосы, карие глаза наливаются чернотой – как спадает с него маска Джеймса Поттера. Человека, которого он ненавидел, и будет ненавидеть до конца своих дней... и которого любит Лили Эванс. И Северус подумал: ради неё я уже побывал в чужой шкуре, понял, каково это – быть двумя одновременно. А теперь, возможно, мне предстоит стать слугой двух господ. Если это поможет. Должно помочь. Выдержу ли я... двоих в себе? И чем это мне грозит? В голове вдруг зазвенел голос Мастера Парвина: "Помни, мой ученик, дом, разделившийся сам в себе, не устоит!", и Северус ощутил дрожь во всём теле... Но он тут же отбросил глупые страхи. Надо было действовать. С совой связываться не хотелось – её могут перехватить, идти в Хогвартс тоже нельзя... Значит, есть только один путь. Раньше это никогда не получалось, но вдруг...
 
Он вышел из ванной, вытащил из-за пояса палочку. Вздохнул, закрывая глаза, и чётко-чётко, словно наяву, увидел перед собой доверчивую улыбку, сонный взгляд зелёных глаз, ощутил прикосновение нежных пальцев... Сжал деревянную рукоятку.
 
– Expecto Patronum!
 
В воздухе появился клуб серебристого дыма, задрожал, извиваясь и густея... Северус моргнул и устало усмехнулся. Мерлин. Какая ирония – впрочем, приятно будет вспоминать на досуге, что теперь у Джеймса Поттера имеются ветвистые рога.
 
Он подошёл поближе, осторожно коснулся переливчато-серебряной шейки. Пальцы провалились в туман, а лань переступила стройными ножками и встряхнула изящной головой. Северус склонился к ней и, кусая губы, прошептал:
 
– Тебя никто не должен видеть. Отправляйся в Хогвартс. Найди Альбуса Дамблдора и скажи ему, что Северус Снейп умоляет его о тайной встрече. О срочной встрече. Понимаешь?
 
Лань глянула на него умными глазами, лёгкой тенью скользнула вперёд и растворилась в открытом окне. Занавеска взметнулась от порыва ветра, медленно опала, и тяжёлые складки ткани зашуршали тихо-тихо – словно змеиная кожа по щелястому полу.
Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, NC-17
Просмотров: 1009 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1 |