Пятница, 07 Августа 2020, 21:45
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » NC-17

Побег из ада. Часть 2.06
[ ] 03 Июня 2011, 21:16

Ремус спустился на кухню, благоухающую кофе.
 
— Добрый день.
 
— Угу, — буркнул Северус из-за газеты.
 
— Есть что-нибудь интересное?
 
— Обычная чушь. За ночь никого не убили.
 
— Замечательно.
 
Ремус налил себе кофе и уселся за стол, безуспешно надеясь, что Северус опустит газету.
 
— Вот разве что на Скитер напали, — продолжил тот.
 
— Не наш убийца?
 
— Нет. Она приставала к родственникам погибших с расспросами. Кто-то бросил в неё камнем. Кто, она не видела. Ушиб головы, много крови.
 
— Совсем с ума посходили, — пробормотал Ремус.
 
Настроение угасло. Конечно, он не ждал, что его сгребут в охапку и расцелуют, но хотя бы улыбку он заслужил?
 
— По-моему, мы должны поговорить о том, что произошло вчера.
 
— А что произошло?
 
— Ночью, — уточнил Ремус.
 
— Ах, ночью. Ну, Люпин, такие вещи иногда случаются между взрослыми людьми. Не понимаю, что тут обсуждать.
 
— Тогда почему ты прячешься? — Ремус взял газету за край и потянул вниз. — Тебе стыдно на меня смотреть?
 
— Глупости. Ну, переспали, что с того?
 
— Я думал… не знаю. — Ремус попытался заглянуть Северусу в глаза. — Я думал, между нами что-то большее.
 
— Между нами ничего нет, — отрезал тот. — Я ничего в тебе не понимаю, Люпин — чем ты дышишь, что ты чувствуешь, почему решил сойтись со мной и когда надумаешь меня оставить. Я не влюбляюсь в мужчин, я с ними сплю. Чувствуешь разницу? Давай остановимся на «просто переспали».
 
— Это потому, что Лили выбрала другого? Северус, моя первая любовь тоже выбрала другого. То есть выбрал, но какая разница? Мне столько раз предпочитали других людей… и всем остальным столько раз предпочитали других людей! Мерлин всемогущий, если бы все после этого начали шарахаться от любви, человечество бы вымерло, все бы сидели по норам и боялись!
 
— Ты так косноязычен, Люпин, что мог бы вести уроки вместо Бинса.
 
— Оставь в покое Бинса. Какой, на хер, Бинс! Северус, я…
 
— Любишь меня? — Снейп заломил бровь. — Давай, Люпин, скажи это.
 
— Ну… Северус, я не могу так сразу, это слишком важно, — Ремус облизнул губы. — Так сразу — и люблю?
 
— Так что обсуждать?! — рявкнул Снейп.
 
— Но любовь же не появляется сама собой! — закричал Ремус. — Не появляется! Дай ей время вызреть! Северус, мы не просто переспали — и это важно! Ну что ты за человек, что тебе нужно объяснять такие очевидные вещи?
 
— То, что очевидно для других, не очевидно для меня.
 
— Так нельзя. — Ремус соскользнул с табурета, присел на корточки перед Северусом, взял его за руки. — Почему ты меня отталкиваешь? Ты же видишь, что я тебе не лгу, ни разу не солгал. Как называется место, где никто никому не доверяет, никто ни в ком не нуждается по-настоящему, где каждый готов к обману и готов обмануть; боится жить с другим человеком, боится подпустить его к себе; заводит знакомых на одну ночь — быстрая случка, главное, не встречаться глазами наутро… место, где все одиноки, днём гордятся своей независимостью, а ночью напиваются или плачут в подушку, — как называется такое место?
 
— Современный мир. — Северус смотрел поверх головы Ремуса.
 
— Это ад. Зачем самому загонять себя туда?
 
— Может, мне там самое место.
 
— Нет. Там никому не место. Выбирайся.
 
— А ты? — Северус попробовал усмехнуться. Вышло плохо.
 
— А я с тобой, — тихо сказал Ремус.
 
***
— Вы позволите войти?
Дьяволица окинула Невидимку подозрительным взглядом. Невидимка, просительно моргая, смотрел ей в переносицу.
— Входите. — Дьяволица покосилась на его ботинки, слегка улыбнулась. — Нам лучше подняться наверх, в мои комнаты.
Дорогая, ты даже не представляешь, какую услугу мне оказываешь.
— Что там на улице — дождь?
— Я уж и не помню, какое оно, солнце. — Невидимка мягко улыбнулся.
— Да, весна не радует.
Лестница была застелена ковром, шаги глохли в негустом ворсе. Спина вспотела, хотя Невидимка совсем не волновался. В первый раз, что ли.
— Немного тесновато, — сказала дьяволица извиняющимся тоном, будто они с Невидимкой собирались танцевать мазурку в её маленькой гостиной.
Первоначальная подозрительность сменилась беспричинной беспечностью. Как и все бесовки (и женщины), дьяволица полагала, что скверные вещи случаются только с другими.
Дождавшись, чтобы дьяволица повернулась к нему спиной, Невидимка взял кочергу и ударил её по затылку. Она упала на колени, издав крик неожиданности и боли. Невидимка подошёл к ней вплотную, взял за волосы, заставляя поднять голову. Из раны на затылке текла кровь, густые волосы немного смягчили удар, и дьяволица не потеряла сознания. А может, она не потеряла сознания, потому что дьяволица.
Невидимка всматривался в её побелевшее лицо, залитое слезами, с открытым от ужаса, скулящим ртом.
— Пожалуйстапожалуйстаненадочтовыхотитепожалуйста…
Она вела себя как человек. Она выглядела как человек. Но Невидимка различил глубоко упрятанное выражение коварства в её глазах: она готовилась к нападению.
— Не надейся, — сказал он спокойно. — На этот раз не выйдет.
Неожиданно дьяволица рванулась, оставив в пальцах Невидимки несколько прядей, вскочила на ноги. Ей бы бежать, а она полезла за палочкой. Невидимка засмеялся, кочерга в его руках — его волшебная палочка, три фута, сердцевина из стали — взметнулась в воздух и опустилась на руку дьяволицы. Потом ещё раз, и ещё, и ещё, пока она не перестала сопротивляться и не съёжилась на полу бесформенной всхлипывающей грудой.
Тогда Невидимка взял её за волосы и потащил в спальню. Волшебная палочка дьяволицы осталась лежать на полу.
— Ясделаювсёчтовыхотитепожалуйстапожалуйстаделайтечтохотите…
— Хватит, — сказал Невидимка устало. — Перестань скулить. Мы оба знаем, что я тебя раскусил. Может, ты выпустишь меня отсюда и закончим на этом?
Дьяволица уставилась ему в глаза. Он погрозил ей пальцем, потом ударил кулаком в живот. Из её рта вылетела струйка слюны, глаза — опасные глаза — зажмурились.
— Вы хотите уйти? — прошептала она. — Пожалуйста… Я так хочу, чтобы вы ушли.
Невидимка на миг заколебался. Может быть, она вправду его выпустит?
— Дверь вон там.
Сучка! Невидимка задохнулся от ярости.
— Решила надо мной поиздеваться, тварь? Поиграть со мной? Ну давай, давай поиграем. Так где у нас дверь? Где у нас дверь, сука?!
Невидимка полоснул лезвием ей по глазам. Дьяволица не закричала — содрогнулась всем телом, обмякла. Болевой шок. Тем лучше.
Приступ гнева прошёл, теперь Невидимка разглядывал бесчувственное тело почти с сожалением. Надо её придушить, чтобы не очнулась. Ему не нужны муки дьяволицы, ему нужна только свобода.
***
— Северус, не хочешь прогуляться?
— Нет.
— Я зайду в паб, выпью кружку пива.
— Угу.
— Может, сходим вместе?
— Проваливай и перестань мне мешать.
— Вот заноза, Мерлин прости, — проворчал Ремус. — С тобой разговаривать, что с осиным гнездом целоваться.
— Люпин!
— Что?
— Купи мне пива на вынос.
— Сам сходишь. Хоть пыль с носа стряхнёшь.
В пабе было почти пусто — середина рабочего дня, только у стойки сидела высокая блондинка. Ремус встал рядом, спросил пинту «Старого гоблина».
— Ой, Люпин, привет! — воскликнула блондинка. — Сто лет тебя не видела!
Ремус не сразу узнал Нейт Макбин. Когда-то она училась в Гриффиндоре на курс младше и вздыхала по Сириусу, как, впрочем, и половина остальных школьниц. С тех пор как они виделись в последний раз, прошло целых восемь лет.
«Была девочка-былиночка, а сейчас ей уже… да, двадцать четыре года. Никто из нас не молодеет», — подумал Ремус меланхолически.
— Как поживаешь? — Нейт окинула Ремуса оценивающим взглядом и поправила завитые в мелкий барашек волосы.
— Сносно. Могу угостить тебя… чем ты хочешь угоститься?
— Ой, мне только сливочного пива. Или нет, лимонад. Нет, лучше пива. Хорошо выглядишь! Помню, в школе ты только и делал, что болел, а сейчас вполне себе.
— Спасибо на добром слове, — Ремус усмехнулся. — Ты-то как?
— Ой, всё хорошо! Работаю в магазине модной одежды. Мне ужасно нравится. Кругом красивые вещи, и такие дамы приходят одеваться, высший класс! Иногда, конечно, забредёт какое-нибудь пугало, не знаешь, как и отвадить. И ведь, главное, намёков не понимают. Неужели в зеркало на себя не смотрят никогда? Но в основном у нас шикарные покупательницы. Только мужчин почти не бывает, жалко.
— Да ладно. У тебя, должно быть, уйма поклонников, — польстил ей Ремус.
Нейт кокетливо потупилась.
— Ох уж эти поклонники! Я тут сглупила раз, когда скопытился Тот-кого-нельзя-называть. Поддалась всяким разговорам, понимаешь? Решила замутить с магглом, модно же было. Как я с ним намучилась, ты не представляешь! Мы не могли жить у него, потому что у него, видите ли, мама. Он не мог пройти из маггловского мира в наш, не мог даже «Дырявый котел» найти без моей помощи. Магглы его в упор не видят, понимаешь? Даже из дистрикта в дистрикт не мог пройти, хотя я ему показала все арки, даже карту дала. Просто замучилась водить его всюду за ручку. Ну и он как-то странно начал себя вести под конец. Можно подумать, это он мне сделал одолжение, а не я ему, когда с ним связалась. — Гладкий лобик Нейт прорезала морщинка. — Разбежались, и слава Мерлину. Я сейчас собачку завела. — Она глубоко вздохнула, склонилась к Ремусу, взяла его за руку. — А ты что же, не женат?
Чёрная тень упала на стойку. Нейт вздрогнула и подняла глаза.
— Люпин, — произнёс Северус противным, скрипучим голосом, — ты со своим драконьим сифилисом должен лежать в кровати, а ты по пабам шастаешь, разносишь заразу.
Нейт в ужасе отдёрнула руку.
— Драконий сифилис может проявляться в течение двух недель после контакта. При первых симптомах — тревоге, страхе, похотливых желаниях — советую обратиться к хорошему целителю, — казённым тоном проинструктировал Северус пустоту над плечом девушки.
— О, мой рыцарь, спасший меня от дракона! — саркастически прокомментировал Ремус, глядя на дверь паба, захлопнувшуюся за Нейт.
— Не пей с утра, тебе вредно. Ты и так не самое сообразительное в мире существо. А нас, между прочим, ожидает другая леди.
— Дай угадаю! — Ремус приложил палец ко лбу. — Она мёртвая.
— Мертвее не бывает.
— Так я всё-таки сообразительное существо? Признай это, от тебя не убудет. — Ремус толкнул Северуса локтем в бок. — Кого убили?
— Некую Долорес Амбридж.
— Знакомое имя. — Ремус почесал бровь. — Наверное, где-то встречались.
— Должно быть, выпивали вместе. У тебя, как я погляжу, это быстро делается: зашёл в паб, склеил блондинку, вышел из паба с блондинкой…
— Она работает… работала в отделе Питера. Думаю, ты тоже её видел — пухленькая такая, была ничего, пока не начала заплывать жиром.
— Ты у нас знаток женской красоты, да, Люпин? — поддел его Северус.
— Мы оба знаем, кто мне нравится на самом деле.
На этот раз Северус улыбнулся.


Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, NC-17
Просмотров: 624 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |