Суббота, 25 Ноябрь 2017, 06:33
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » NC-17

After Every Party I Die
[ Скачать с сервера (77.0Kb) ] 23 Декабрь 2011, 11:43
Автор: kubrick041087
Перевод: Маграт
Бета: shiraz
Пэйринг: ДП/СБ
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: сомнительное согласие, ненормативная лексика, употребление наркотиков
Саммари: Джеймс взглянул на спящего, и внутри у него всё оборвалось — он понял, что это не кто иной, как его лучший друг. Его лучший друг, Сириус, прикрытый только простынёй. Его кожу украшали следы укусов и синяки от пальцев, и Джеймс отвернулся, когда воспоминания о прошлой ночи захлестнули его
Дисклеймер: Мальчики не мои, и название тоже — оно принадлежит IAMX.
Разрешение на перевод получено
Оригинал: http://kubrick-potter.livejournal.com/14700.html             
Примечание автора: расширенная версия драббла
Примечание переводчика: найти драббл можно здесь
 
 
Джеймс проснулся, голова раскалывалась от боли, а всё тело ломило. Он отстранённо подумал, что его мутит, но попытался не обращать на это внимания; не хватало ещё блевануть. Взгляд упал на бутылки и банки из-под пива, разбросанные вокруг матраса, на котором он лежал. Недокуренный косяк покоился рядом с остатками кокаиновой дорожки, которую он, по всей видимости, нюхал, пока от выпитого не отключился окончательно.

Джеймс сжал виски, попытался сесть прямо и застонал. Его немного удивило, что на полу больше никто не валялся, как обычно наутро после вечеринки. А потом до Джеймса дошло, что рядом на матрасе кто-то лежит, и что сам он совершенно голый.

Джеймс взглянул на спящего, и внутри у него всё оборвалось — он понял, что это не кто иной, как его лучший друг. Его лучший друг, Сириус, прикрытый только простынёй. Его кожу украшали следы укусов и синяки от пальцев, и Джеймс отвернулся, когда воспоминания о прошлой ночи захлестнули его.

Он вспомнил танцы, и наркотики, и мысленно поёжился… а потом вспомнил, как целовал Сириуса и трахал его, и едва заметная улыбка тронула губы Джеймса.

Он обернулся посмотреть на Блэка и загляделся на его обнажённое тело. Простыня, которой тот был укрыт, лежала на бёдрах, едва прикрывая низ живота. Не в силах отвести глаза от этого зрелища, Джеймс облизал губы. Он медленно протянул руку и коснулся нежной кожи, которая казалась такой соблазнительной. Сириус вздрогнул от прикосновения, и Джеймс на мгновение замер, но Блэк не проснулся.

Тогда Джеймс провел пальцами по едва заметной дорожке темных волос, которая шла от пупка прямо к… Чтобы увидеть скрытое простынёй, Джеймсу пришлось её сдвинуть. Очень медленно он потянул белую ткань так, чтобы она оказалась на бёдрах Сириуса, и, наконец, увидел желаемое. Дыхание замерло у него в груди, а рот наполнился слюной, и он с трудом сглотнул.

Быстро посмотрев на Сириуса и убедившись, что тот по-прежнему крепко спит, Джеймс с головой нырнул под простыню и склонился над другом. Опустив верх простыни на грудь Блэка, Джеймс запечатлел влажный поцелуй в низу его живота. Кожа под губами дрогнула, и Джеймс улыбнулся.

Очень осторожно он провёл языком по мягкому члену Сириуса. Вкус был странный: солоноватый, но не отталкивающий; а мысль, что он делает это с Сириусом, примирила Джеймса с происходящим.

Он обхватил член и приподнял его, коснулся губами, пощекотал языком головку и вобрал её в рот. Сириус раздвинул ноги, и Джеймс услышал тихий сонный стон, с удовольствием отметив, что член у него во рту напрягся и начал твердеть. Поттер лизнул нежную кожу и опустил голову, позволяя члену глубже проникнуть в горло.

Сириус коротко простонал, но Джеймс знал — он всё ещё спит. Свободной рукой Поттер накрыл мошонку и легонько сжал, заставляя Блэка сильнее развести ноги.

Сириус не хотел просыпаться. Он чувствовал, как удовольствие заполняет его, и знал — стоит открыть глаза, и это ощущение исчезнет, оставив лишь неудовлетворённую пустоту. Однако что-то настойчиво продолжало вытягивать его из бессознательного состояния, и вскоре Сириус был вынужден подчиниться неизбежному.

Он сдался, ожидая, что удовольствие улетучится и наступит окончательное пробуждение. Казалось, он ждал целую вечность, но ощущение не пропадало, и даже усилилось. Потом Сириус ощутил влажное тепло на своём возбуждённом члене и чьи-то осторожные ласки, и открыл глаза — убедиться, что это действительно не сон. До Сириуса не сразу дошло, где он находится. Это оказалась какая-то полуразгромленная комната — разбитая мебель, свалившиеся со стен фотографии — а сам Сириус лежал на видавшем виды матрасе, брошенном на пол.

Он оглядел себя и понял, почему матрас показался таким колючим — Сириус был совершенно голый, и только живот и ноги укрывала белая простыня. Внезапно Блэк понял: простыня ходит ходуном, и под ней кто-то есть. Сириус судорожно сглотнул — до него дошло, что это человек. Ещё он вспомнил своё ощущение — будто кто-то ему сосёт. Сириус невольно застонал и уронил голову на матрас.

Быстро собравшись с мыслями, он постарался припомнить события прошлой ночи. Перед глазами пронеслись воспоминания: о танцующих людях, о выпивке, льющейся из бутылок в открытые рты, о зажженных сигаретах и раскуренных косяках… Сириус вспомнил, как они с Джеймсом, истерически хохоча, шатаясь и спотыкаясь, поднимались по лестнице и, ввалившись в пустую комнату, замышляли какую-то шалость. Отсюда музыка была слышна гораздо тише, но всё кругом дрожало от гулких басов. Внизу кто-то смеялся, долбился в стены и катился с лестницы. Сириус вспомнил, как Джеймс приготовил дорожку кокаина — они уже пробовали его однажды — вдохнул, засмеялся и привалился к Сириусу, потому что они сидели плечом к плечу на жёстком деревянном полу. Сириус взял у него свёрнутую трубочкой банкноту и вдохнул вторую дорожку.

С этого момента всё стало расплывчатым; он вспомнил, как его охватил покой, а потом внезапно — возбуждение и жажда деятельности. Вспомнил, как ему хотелось прикоснуться ко всему, до чего он мог дотянуться, потрогать и ощутить всё, что только возможно. Вспомнил, что в тот миг чувствовал себя так, будто влюблён в целый мир, и этот мир тоже отвечает ему любовью, и не было ничего, что Сириус не мог бы совершить.

Потом он вспомнил, как повернул голову Джеймса и нашёл его губы, как поцеловал его — глубоко, с языком, и Джеймс ответил на поцелуй. Вспомнил, как они вцепились друг в друга — в волосы, в одежду. Джеймс вдруг толкнул его на продавленный матрас, Сириус упал, и пружины болезненно впились в спину.

Он вспомнил всё. Пальцы, вжимающиеся в кожу, член, входящий на всю длину, борьбу губ и языков, тяжёлое дыхание. И горячее, липкое, когда Джеймс трахал его — грубо и отчаянно.

Твою мать! Сириус нахмурился, вспомнив, что прошлой ночью он переспал с лучшим другом, и вот пришёл час расплаты. Сириус ошалело уставился вниз — он понял, кто был под простынёй. Воспоминания о том, как они трахались вчера, были ещё свежи, и, прежде чем Сириус смог справиться с собой, он почувствовал, как вздрагивает член и поджимаются яйца, и неожиданно кончил. Он изливался прямо в глотку Джеймса, а тот только сосал ещё сильнее, сглатывая сперму.

Поттер с громким влажным звуком выпустил член изо рта, и, склонившись ниже, поцеловал бедро Блэка, а потом поднялся выше, раз за разом легонько целуя.

Сириус замер, ожидая, когда Джеймс покажется из-под простыни. Он понятия не имел, что сказать или сделать. Как поступить, оказавшись лицом к лицу со своим лучшим другом?

И вот лохматая черноволосая голова вынырнула из-под края простыни; поцелуи не прекращались. Добравшись до груди Сириуса, Джеймс втянул в рот сосок, и у Блэка, который всё ещё смотрел настороженно, перехватило дыхание. Потом Джеймс медленно поднял голову, и их взгляды встретились.

Всяких сомнений простыл и след, стоило Сириусу посмотреть в карие глаза. Он чувствовал — жаркая, возбуждённая плоть Поттера прижимается к его бедру, и его собственный член твердеет снова.

Джеймс молчал, просто разглядывая Сириуса. Из-за теней, залёгших под глазами, Блэк казался бледнее, чем обычно. Он был весь в синяках и царапинах. Джеймс взглянул на свои руки и тоже увидел на них следы ногтей. Царапины ныли, но это была приятная боль.

Глубоко вздохнув, Джеймс склонился над другом, и жадно поцеловал его в губы. Сириус тут же обнял его, касаясь ладонями лопаток и легонько лаская их кончиками пальцев.

Джеймс притиснулся к Сириусу и, не прерывая поцелуя, громко застонал; его член вжимался Блэку между бёдер. Сириус подался Джеймсу навстречу, а язык втолкнулся в рот друга.

Джеймс, которого просто трясло от возбуждения, прервал поцелуй, решительно сплюнул себе на ладонь и сунул пальцы между ягодиц Сириуса. Тот удовлетворённо застонал, а потом задохнулся и прикусил губу, почувствовав, как пальцы Поттера увлажняют его там, подготавливая для твёрдого изнывающего члена. Сириус раздвинул ноги, и Джеймс устроился между ними, касаясь головкой зада любовника.

Не дав Блэку вздохнуть, Джеймс поцеловал его снова, обнял за плечи, устроился поудобнее и без предупреждения жёстко вогнал член в задницу. Сириус оторвался от губ Джеймса и вскрикнул, когда тот яростно вломился в него.

Джеймс опустил голову на плечо Сириуса и начал вбиваться в тёплое тело друга. Влажно дыша Блэку в шею, Джеймс чувствовал, как тот напрягается под ним и всё сильнее вцепляется в спину, причиняя боль и вместе с тем невообразимое удовольствие.

Он чувствовал, как задница Сириуса сжимает член теснее и теснее, и застонал от наслаждения, уткнувшись лбом в шею Блэка, целуя его в плечо. Сириус смотрел в потолок и хрипло, прерывисто постанывал, между бровей обозначилась складка.

— Блядь, сейчас тебя трахать лучше, чем вчера, — тихо и сдавленно прошептал Джеймс ему в шею.

— Это потому что ты не такой… не такой удолбанный, как вчера, — выдохнул Блэк. В ответ Поттер толкнулся в него особенно нетерпеливо, и Сириус громко вскрикнул и выгнулся на матрасе: — Блядь! Я тоже не такой удолбанный! Полегче, Джеймс!

Джеймс тяжело дыша и целуя Сириуса, поднял голову и прошептал ему на ухо:

— Больно, Мягколап?

Сириус кивнул, тяжело дыша и крепче стискивая Джеймса.

— Больно? — снова спросил Джеймс.

Сириус снова кивнул, хмурясь и не открывая глаз:

— Да.

— Да? — простонал Поттер, и подтянулся выше, чтобы прошептать в рот Сириуса, жадно хватающий воздух: — Хочешь, чтобы я остановился?

Сириус облизал губы и чуть приоткрыл глаза.

— Хочу, — умоляюще произнёс он.

— Скажи, что хочешь, чтобы я остановился, — задыхаясь, срывающимся голосом приказал Джеймс.

— Блин, Джеймс, прекрати, — умоляюще отозвался Блэк, руки его сами собой отчаянно обхватили спину Поттера.

Джеймс двинул бёдрами сильнее, вгоняя член по самые яйца, и чувствуя, как ноги Блэка беспомощно вздрагивают.

— Да, — прошипел Джеймс. — Блядь… ты просто охуенный.

Теперь Сириус тихонько поскуливал, и Джеймс прижался лбом к его лбу. Эти звуки ему нравились.

— Джеймс, я хочу, чтобы ты остановился, — умолял Блэк, всё крепче обнимая Джеймса.

— Твою мать, — выдохнул Поттер и поцеловал Сириуса.

Тот мгновенно откликнулся на поцелуй, язык погружался в рот Джеймса в такт движениям бёдер. Джеймс особенно резко толкнулся вперёд, и Сириус глухо застонал.

Джеймс с влажным звуком оторвался от губ Блэка, хватая воздух. Его тело ныло от напряжения, по коже катились капли пота.

— Скажи, чтобы я остановился, — снова прошептал он в губы Сириуса.

— Остановись, — откликнулся тот еле слышно, будто отказываясь сопротивляться.

Тяжело дыша, Поттер снова шевельнул бёдрами, входя глубже, и Сириус выгнулся, оттолкнувшись от матраса.

— Всё ещё больно? — глухим, низким голосом спросил Джеймс.

— Да! — вскрикнул Блэк, его брови страдальчески изогнулись. — Пожалуйста, Джеймс… не надо… просто… ай!.. блядь!.. просто не… не надо, прошу тебя!

Поттер с трудом сглотнул, схватил Сириуса так, что пальцы впились в тело, и Сириус застонал в ответ. Он скользнул ладонями по спине Джеймса к плечам и сжал их крепкой хваткой. Поттер ощутил, как кровь отлила от кожи там, где в него вцепился Сириус, и наслаждался онемением и болью.

Возбуждение нарастало, и Джеймс понял, что через несколько мгновений достигнет вершины и кончит в покрытое синяками, избитое тело Сириуса, такое прекрасное, непохожее ни на чьё другое.

Тяжело дыша, Джеймс приказал:

— Скажи ещё раз.

Сириус ослабил хватку и осторожно провёл ладонями по бокам Поттера. Он чувствовал, как мышцы Джеймса напрягаются и двигаются, чувствовал тёплое покалывание в пальцах. Он встретился со взглядом Джеймса — тёмным и тяжёлым, и с отчаянием посмотрел на него простодушными щенячьими глазами.

— Пожалуйста, — тихо и хрипло прошептал он. — Пожалуйста, не надо, Джеймс.

На мгновение Поттер задышал быстрее и застонал, а потом вогнал член в Сириуса — глубоко, как только мог, напрягся и кончил — шумно и бурно. Он выкрикивал «Сириус», а тот выгибался под ним. Удовольствие хлынуло по венам прямо к сердцу, и Джеймс сильнее вцепился в Блэка. Он смутно осознал, что по его животу растеклась липкая горячая влага, но, изливаясь в Сириуса, Джеймс не обратил на это внимания.

Оргазм затих, и с последним судорожным вздохом Джеймс обессиленно рухнул на Сириуса. Он задыхался, жадно хватал ртом воздух и дрожал всем телом, и остро ощущал прикосновение горячей, потной кожи Блэка.

Через несколько мгновений Джеймс понял, что снова может дышать нормально, но по-прежнему лежал, уткнувшись лицом в шею Сириуса. Он думал о том, что только что натворил, и его захлестнули вина и стыд. Он понимал, что, наверное, должен вытащить член из задницы Сириуса, но не мог пошевелиться.

Некоторое время они лежали молча. Блэк провёл пальцами по виску Джеймса, принялся перебирать его волосы, и Поттер почувствовал себя ещё более виноватым. Закрыв от стыда глаза, Джеймс вздохнул.

— Прости, — пробормотал он.

После недолгого молчания Сириус удивлённо спросил:

— За что?

— Что не остановился, — признался Джеймс, зажмуриваясь ещё сильнее.

Он почувствовал, как тело под ним вздрагивает и быстро поднял голову, чтобы взглянуть Сириусу в лицо. К своему полному потрясению он увидел, что тот смеётся.

— Чего? — сказал Поттер.

— Ты правда думал, будто я хочу, чтоб ты остановился? — сквозь смех поинтересовался Сириус.

— А разве нет? — нахмурился Джеймс.

— Нет! — заявил Блэк. Помолчал несколько секунд, потрясённо глядя на Джеймса, лежащего сверху, а потом снова захохотал.

— Зачем тогда просил? — Джеймс, совершенно сбитый с толку, уставился на Блэка.

— Затем, что ты хотел, чтобы я просил, — ответил Сириус. Смеяться он перестал, но всё ещё широко ухмылялся.

— Но ты же говорил, тебе больно, — запротестовал Джеймс.

— Ну да, больно, — согласился Сириус. — Но это же не значит, что я на самом деле хотел, чтобы ты остановился. — Он хулигански улыбнулся Джеймсу. — Да ладно, признайся, тебя же конкретно заводит, когда ты причиняешь мне боль, разве нет?

Закусив губы, Джеймс смущённо кивнул, посмотрел на грудь Блэка, всю в синяках, и слегка поёжился. Однако Сириус коснулся ладонью его щеки и заставил вновь поднять взгляд.

— Всё нормально, — произнёс он мягко. — Я не против. Я же кончил, так ведь? К тому же, мне нравится, когда босс — ты. Это меня заводит. И потом — тебе не кажется, что, если бы я действительно хотел тебя остановить, то оттолкнул бы?

— Ну, Сириус, я ведь довольно сильный, — невольно усмехнулся Джеймс.

— Да ладно. Я в любой момент запросто тебя отделаю.

Джеймс недоверчиво вскинул брови:

— Ты и правда так думаешь?

— Я не думаю, я знаю, — улыбнулся Сириус, покосился на Джеймса и ненавязчиво поинтересовался: — Ты вообще собираешься с меня сегодня слезть?

Поттер вызывающе ухмыльнулся:

— А ты меня заставь.

Его прищуренные глаза блестели. Сириус попытался спихнуть Джеймса с себя, но Джеймс обхватил его, и они покатились вместе. Некоторое время они в шутку боролись, а потом измученно рухнули бок о бок, и член Джеймса наконец выскользнул из Блэка.

— Нам скоро идти, да? — спросил Сириус, тихонько поглаживая пальцами плечо Поттера.

— Угу, — пробормотал Джеймс, прижавшись губами к ключице друга. — Хвост и Лунатик нас потеряют, и я больше чем уверен, что дверь не заперта.

Сириус посмотрел на деревянную дверь и нахмурился, будто это она была виновата в том, что им нужно подниматься так скоро. Блэк с сожалением вздохнул и последний раз сжал Джеймса в объятиях, а потом отпустил:

— Тогда пойдём, а то передумаю и захвачу тебя в заложники.

Джеймс сел, развратно ухмыляясь:

— Хм, я был бы не против.

Улыбнувшись, Сириус тоже сел, склонился к другу и мягко поцеловал его. Это был самый нежный поцелуй, который у них когда-либо был, и Сириус задрожал.

Отстранившись, Джеймс прошептал ему в губы:

— Живо собирайся, пойдём ко мне.

В ответ на недоумение Сириуса Джеймс ухмыльнулся ещё шире:

— Родители на работе, до вечера.

Он многозначительно поднял брови, и Сириус тихо засмеялся, быстро поцеловал его напоследок, а потом поднялся с матраса. Он обернулся к Джеймсу, во всём великолепии своей наготы, и Джеймс едва удержался, чтоб не застонать.

— Пойдём, — сказал Сириус, и взгляд его потемнел. — В этот раз ты будешь со мной нежным. Так ведь, Сохатый?


— конец —

Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, NC-17
Просмотров: 2855 | Загрузок: 126 | Рейтинг: 4.7/13 |