Суббота, 25 Ноябрь 2017, 06:44
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [30]
Фики с рейтингом G
PG-13 [48]
Фики с рейтингом PG-13
R [104]
Фики с рейтингом R
NC-17 [94]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Гарри/Сириус » G

Как я провёл субботу
[ Скачать с сервера (117.0Kb) ] 03 Сентябрь 2012, 22:42
Автор: Снарк и Svengaly
Главные герои: Гарри Поттер, Сириус Блэк, Джеймс Поттер
Рейтинг: G
Жанр: юмор
Саммари: Приключения юного Поттера в подземной Стране чудес.
Дисклеймер: Все права на персонажей и сюжет "Гарри Поттера" принадлежат Дж.К. Роулинг. Авторы фика материальной прибыли не извлекают.
Примечания: Фик написан на фест «Мы пишем историю!» на Polyjuice Potion, 2012.
III тур, по заявке Zerkalo, сиквел к "Побег из ада": «сайд стори, сиквел, все что угодно про жизнь Джеймса и Сириуса с маленьким Гарри или с большим Гарри, если он уже вырос, а Сириус все так и живет с ними вместе. Рейтинг – любой».
 
 
— Ну, Гарри, сегодня мы идём в парк развлечений! — сказал Сириус сразу после завтрака.
 
Другие люди уже, наверное, пообедали, но Сириус ночью дежурил, а я клеил модель корабля из Дурмштранга и немного увлёкся, поэтому встали мы поздно.
 
Я ужасно обрадовался. Мне уже девять лет, а я нигде ещё толком не был, только на Диагон-аллее и в Норе, да ещё Сириус катал меня на мотоцикле над Запретным лесом. Тогда мы сбили дикого голубя, я его подобрал и выхаживал. Голубь оказался туповат и всё время хотел сбежать, хотя бы на одном крыле. Однажды я пришёл, а его нет — выскочил в открытое окно и, наверное, улетел, только я в этом не очень уверен, уж очень довольная рожа была у папиной совы. А парк мне обещали ещё неделю назад.
 
— Сначала прибери в своей комнате, — сказал Сириус и сделал строгое лицо. — Что у тебя за помойка!
 
Между прочим, кто бы говорил. Только вчера Добби ругался, что в маслёнке носок, а папа сказал, что не понимает, как можно быть таким неряхой и как это вышло, что в морозильном шкафу лежит чья-то посторонняя голова и смотрит на наши сэндвичи с тунцом?
 
Но я не стал спорить. Собрал клубкопухов в коробку, стащил со шкафа свою рубашку (честное слово, не знаю, как она туда попала) и надел новую мантию.
 
— Уши вымыл? — спросил Сириус.
 
Это уж слишком! В парке развлечений развлекаются, а не заглядывают в чужие уши!
 
— Вымыл, — сказал я.
 
Сириус не стал проверять. Он никогда не проверяет. Мне сделалось стыдно, и я поклялся себе, что как только мы вернёмся, я непременно вымою уши и даже шею. Даже с мылом.
 
Папа лежал на диване и читал газету. Он был в аврорской мантии.
 
— Мы готовы, — сказал Сириус.
 
— Готовы к чему?
 
Мне стало ясно, что про парк он забыл.
 
— О, чёрт! — сказал он. — Прости, Гарри. Я забыл. Поменялся на сегодня дежурством с Гестией, у неё дочь рожает.
 
— Подумаешь, дочь, — сказал Сириус. — Если б она сама рожала, ещё куда ни шло, а так могла бы отдежурить. Тогда подождём до завтра, правда, Гарри? Завтра воскресенье.
 
Я промолчал. Мне хотелось пойти в парк сегодня, я с понедельника ждал, но с папой тоже хотелось пойти, поэтому я прямо не знал, как быть.
 
— Завтра я тоже не могу, — сказал папа. — Днём отосплюсь, а вечером надо зайти к Рему, узнать насчёт духов.
 
— Узнай через камин.
 
— Не могу, камин они заблокировали.
 
— Они и дверь заблокировали, — тут Сириус засмеялся. — Я тебе говорил, что духи с афродизиаком. Теперь они неделю из дома не выйдут.
 
— Не болтай ерунды, — сказал папа и отвёл глаза.
 
— Как ты думаешь, Гарри, хорошо ли это, когда человек говорит, что уходит по делам, а сам кормит девушек мороженым в кафе Фортескью? — Сириус повысил голос, будто думал, что я его не услышу.
 
— Это и есть дела. Она свидетельница. — Папа снял очки и начал протирать стёкла.
 
Я подумал и сказал, что в кафе можно сходить всем вместе, со свидетельницей, Сириус расхохотался, а папа всё протирал очки, так что они уже скрипели. Наверное, это была очень секретная свидетельница, и её никому нельзя было показывать. Я представил себе толстую даму в шляпе с вуалью и папу с грудой пирожных и кучей вазочек мороженого. Дама ему слово — а он ей пирожное. Она ему другое — а он ей мороженое.
 
— Пусть идёт один, раз такое дело, — сказал я солидно. — Некоторые предпочитают брать натурой. Бывает.
 
Это мне как-то Аластор говорил, а он в своей работе дока.
 
Сириус расхохотался снова (прямо как Салазар Слизерин в радиопостановке — «ха-ха-ха!»), а папа разозлился и велел нам идти уже в парк и оставить его в покое, так что мы взяли денег из моей копилки и пошли. Сириус сказал, что сам за всё заплатит, а я ответил, что не люблю благотворительности и нечего тут. Он взял меня под мышку, как низзла, и аппарировал в Косой переулок, а потом мы перешли на маггловскую сторону и спустились в метро, потому что парк был под городом.
 
Я ещё ни разу не был в метро. Там интересно, как на вокзале, и даже интереснее: мы встали на лестницу, она повезла нас вниз, но на середине вдруг остановилась. Сириус начал ругаться шёпотом, и я понял, что это из-за магии. Магия ломает маггловскую технику. Пришлось нам всё-таки спускаться самим.
 
По дороге я спросил у Сириуса, что такое «афродизиак» — наверное, что-то вроде сонного зелья? Сириус ответил, что да, понюхаешь, и неделю из койки не вылезешь. Я это хорошенько запомнил. Скоро мне в школу, и я коплю знания, чтобы не ударить в грязь лицом — всё запоминаю, что взрослые говорят. Они много чего полезного говорят, когда думают, что я не слышу.
 
Вокруг спешили люди, лица у всех были такие, будто если они не успеют вовремя, то их превратят в тыкву, а если успеют, дадут приз, но приза им никакого не дали — все затолкались в вагоны и уехали. Остался один парень, который сидел на полу и играл на гитаре. На голове у парня была смешная полосатая шапка и много-много косичек. Я думал, мы уже в парке, но оказалось, что нет, парк ещё ниже.
 
Сириус велел мне не отставать, разбежался и вбежал прямо в стену. Я посмотрел на парня в полосатой шапке, а тот вовсе не удивился, хоть и был маггл — курил себе толстую сигаретку, бренчал на гитаре и даже глазом не моргнул. Тогда я тоже разбежался, проскочил сквозь стену и попал Сириусу в руки. Он меня вовремя поймал, не то я бы свалился прямо в шахту лифта.
 
Сириус пошарил рукой вокруг себя и дёрнул, точно за невидимую верёвку. Под нашими ногами загрохотало, заскрипело, кабинка так и не появилась, зато квадрат пола, на котором мы стояли, пополз вниз. Оказалось, это лифт и был.
 
Смотреть было не на что, только каменные стены вокруг, и я бы заскучал, но мы уже спустились и оказались в большом зале, посреди которого стоял маленький квадратный столик. За столом сидела маленькая квадратная тётка, а рядом была калитка — просто калитка, без забора, и больше ничего.
 
— Нам два билета, — сказал Сириус тётке. — Один взрослый, один детский.
 
— Я не ребёнок, — возразил я, но Сириус не стал говорить тётке, чтобы дала два взрослых, а просто достал из кармана деньги.
 
— Минутку, — сказала тётка, поводила перед нами волшебной палочкой (я уже знал, зачем — проверяла, оба ли мы маги, а то попадётся маггл, и поминай как звали), выдвинула ящик стола, ссыпала туда деньги, задвинула и стала ждать. И мы стали ждать. В ящике кто-то возился и шумно вздыхал.
 
— Один взрослый, один детский, — повторила тётка для ящика.
 
— Слышал, не глухой, — пробубнили оттуда.
 
— Кто там? — спросил я.
 
— Билетёр, — сказала тётка. — Билеты делает.
 
— А какой он?
 
Тётка хотела ответить, но билетёр застучал ящиком и буркнул:
 
— Не положено!
 
Пока делали билеты, Сириус закатывал глаза, переминался с ноги на ногу, засовывал руки в карманы и гремел мелочью. Потом стал разглядывать калитку. Калитка была обыкновенная, как у нас в саду, только выкрашена не в зелёный и не в белый, а в ярко-красный цвет, будто почтовый ящик, и в верхней планке прорезь, будто в почтовом ящике.
 
— Это твой папа или дядя? — спросила любознательная тётка. — А где твоя мама?
 
— Папа на дежурстве, он аврор, — сказал я. — А это Сириус. Он мне не дядя, он папин лучший друг и живёт с нами. А мамы у нас нет.
 
Меня Молли так научила отвечать — обстоятельно, чтобы все сразу всё поняли.
 
Тётка сдвинула очки на кончик носа и посмотрела на меня поверх, прямо как сова. Было ужасно смешно, я так и покатился. А Сириус вдруг ужасно покраснел. Я раньше не видел, как он краснеет. Наверное, ему стало стыдно за моё поведение. Я сразу сделал вид, будто вовсе не засмеялся, а закашлялся, и начал кашлять изо всех сил.
 
— Ты что, болеешь? — спросила тётка, а сама уставилась на Сириуса, словно это он был виноват, что я заболел и что такой невоспитанный.
 
— Пыль в горло попала, когда сквозь стену пробегал, — сказал я и сразу перестал кашлять.
 
— Вы нам билеты дадите или мы до утра будем тут стоять? — спросил Сириус злым голосом.
 
Тётка молча сунула руку в ящик и дала нам билеты, каждому свой. Мы бросили их в прорезь на калитке, прошли через неё, подобрали выпавшие с другой стороны билеты и двинулись дальше, тоже молча. Сириус только пыхтел и всё ещё был очень красный — сердился, что я смеялся над тёткой и её очками.
 
— Она правда похожа на сову, — сказал я. — Ну прости. Может, она поверила, что я просто кашлял, и не обиделась?
 
Сириус перестал пыхтеть, обнял меня за плечи и сказал, что всё в порядке, но молчание — золото. И что настоящий аврор не должен выдавать всю информацию первому встречному.
 
Тут мы как раз дошли до первого уровня. Там была пропасть, а через неё перекинута узкая доска. Сириус велел мне не смотреть вниз и не бояться. Можно подумать, я ни разу по крыше не ходил. Конечно, Сириус не знал, что я ходил по крыше, поэтому я просто сказал, что не боюсь, и быстренько перешёл на другую сторону. А вниз всё-таки посмотрел.
 
Далеко внизу бежала и пахла помоями река, а в ней кто-то помахивал щупальцами. Хоть там и темно, но было видно, что он на меня смотрит. Я помахал ему в ответ.
 
На той стороне опять была калитка.
 
— А если её обойти? — спросил я. — Ведь забора нет.
 
Сириус подобрал с пола бутылку и кинул её рядом с калиткой. Послышался хлопок, шлепок, и бутылки не стало. После этого я уже ничего не спрашивал, просто бросил билет в прорезь, как полагалось.
 
За калиткой была маленькая восьмиугольная комната, в каждой из стен — одна дверь.
 
— С чего начнём? — спросил Сириус бодро. — Здесь есть колесо обозрения, квиддичный стадион, лабиринт движущихся картинок, тир, албанские горки…
 
— С колеса обозрения, — решил я.
 
Сириус толкнул одну из дверей, прошёл в неё первый и исчез. Я заглянул внутрь. Дверь висела прямо в небе, а внизу был Лондон.
 
— Сюда, — Сириус протянул мне руку.
 
Он стоял на металлическом диске, маленьком, как коврик в ванной. Я встал рядом с ним. Диск медленно поворачивался, а может, город внизу вращался вокруг него.
 
— Что ты хочешь посмотреть? — спросил Сириус.
 
— Сфинкса.
 
Диск повернулся, и я увидел Сфинкса. Лондона больше не было. Сфинкс лежала на животе посреди белой пыльной пустыни, вытянув лапы, и важно смотрела перед собой.
 
— Здравствуйте! — крикнул я.
 
Сфинкс подняла голову, посмотрела на нас и вежливо рыкнула. На туристов, копошащихся внизу с камерами, посыпалась пыль.
 
— Выше, — сказал Сириус.
 
Теперь земля была похожа на выпуклый щит, расписанный зелёным, голубым и жёлтым.
 
— Ещё выше.
 
Мы висели в черноте, сбоку — огромная Луна, а под ногами у нас сиял голубой шар — Земля. Она была такая красивая! Я бы висел там и смотрел на неё целую вечность, но рядом нетерпеливо вздыхал Сириус.
 
— Скучная штука, — сказал он. — Болтаешься, как болван, и ничего не делаешь. Давай на квиддич.
 
Я сообразил, что если останусь здесь слишком долго, то не побываю на остальных аттракционах, и согласился.
 
— Вниз! — скомандовал Сириус.
 
Мы ухнули вниз — сердце замерло! — пронеслись сквозь толщу облаков, мелькнуло что-то зелёное, потом — серое, а потом нас выбросило в дверь. Я чуть не шлёпнулся, но всё равно устоял, проехался по скользкому полу, как по льду, и очутился перед новой дверью. Сбоку от двери висели песочные часы — на цепочке, будто дверной молоток. Сириус перевернул их, и песок забил фонтаном из нижней колбы в верхнюю.
 
— Заходи, — сказал Сириус.
 
Квиддичный стадион был совсем как настоящий, только меньше. Сам я ещё ни разу на метле не летал, только с кем-то. Ох, и здорово же! Я сделал несколько финтов над стадионом.
 
— Берегись!
 
На меня летели два здоровенных чёрных шара. Я развернул метлу, нырнул вниз, потом вверх и спасся от обоих.
 
— Гарри, не спи!
 
Над моей головой вился золотой шарик, трепеща крылышками, как пчела или маленькая птичка. Я протянул руку, поднял метлу выше, влево, ещё влево и почти схватил его, но тут налетел Сириус и толкнул мою метлу. Я завертелся, как волчок.
 
— Так нечестно! — крикнул я.
 
— Привыкай! Слизерин играет грязно.
 
Моя метла стала снижаться и плавно опустилась на траву. Время истекло.
 
— Ещё раз? Или налетался? — Сириус ухмыльнулся.
 
Я выглянул за дверь и перевернул часы. На третий раз снитч попался, и на четвёртый тоже, а потом Сириус сказал, что в его возрасте приятнее получить в лоб Петрификусом, чем бладжером, и мы пошли в тир.
 
Там тоже было весело: вдоль длинной извилистой дорожки в нишах сидели огнедышащие драконы, смертоглазые василиски и мантикоры, мечущие ядовитые жала. Добегаешь до конца дорожки, получаешь приз — коробку шоколадных лягушек, все с разными вкладышами. Я почти добежал, когда подлая Сцилла поймала меня зубами за мантию, подняла в воздух и шмякнула о дорожку. Все шесть голов вращали глазами, выискивая на мне самые вкусные места, но тут сработали магические намордники и поводки. Как Сцилла ни скулила, пришлось ей убраться в свою пещерку, только и успела, что порвать мне мантию и поцарапать спину. Сириус сказал — не страшно, мантию он починит, а спина сама заживёт.
Лягушек было жаль ужасно.


Категория: G | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, Гарри/Сириус
Просмотров: 1158 | Загрузок: 114 | Рейтинг: 5.0/1 |