Воскресенье, 24 Сентябрь 2017, 16:48
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [30]
Фики с рейтингом G
PG-13 [48]
Фики с рейтингом PG-13
R [104]
Фики с рейтингом R
NC-17 [94]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Гарри/Сириус » G

Как я провёл субботу. Окончание
[ ] 03 Сентябрь 2012, 22:43

Потом Сириус повёл меня в лабиринт. Я думал, что движущиеся картинки — это только для малышей, но Сириус сказал, что может быть интересно. Однажды он попал в драку между Беовульфом и Гренделем. Беовульф мухлевал.
 
— Я не пойду, — сказал Сириус, — видения перемешаются. Не боишься?
 
Честное слово, иногда так бы на него и обиделся!
 
Я дошёл до середины лабиринта, когда видение началось. Я оказался в пещере. С потолка свисали длинные белые сосульки — не ледяные, а каменные, и такие же торчали из пола. Посредине пещеры стоял круглый каменный стол, исписанный рунами, а над ним — человек. Сразу понятно, что маг.
 
Человек был высокий, длинные белые волосы чуть не до колен, а лицо гладкое — ни бороды, ни усов, очень худое, кожа натянута на кости туго, как на барабане. Только по глазам было видно, какой он старый, и ещё — что он не совсем человек, потому что глаза у него были жёлтые, с узким змеиным зрачком. В пещере появилась девушка. Она шла плавной, странной походкой — будто не шла, а скользила. Я не сразу заметил, что она и вправду скользит, ног у неё не было вовсе — ниже аккуратного круглого животика начинался змеиный хвост. А так вполне себе красивая девчонка — волосы тоже белые, всю её как мантией закрыли, и чешуя белая, с радугой. Подползла к волшебнику — тот стоял прямо, как палка — обвила вокруг него свой длинный, сверкающий хвост, руками обняла за шею и зашептала что-то. Лицо у него стало сонное, он даже закачался, а потом вдруг как посмотрит на меня! Я прямо подпрыгнул. Тут и змеиная девчонка на меня уставилась, а глаза у обоих одинаковые, жёлтые, у меня под ложечкой засосало, ногам стало холодно и неподвижно, а они всё смотрели на меня, и холод поднимался всё выше. И я понял, что у сосулек, торчащих из пола, человеческие лица.
 
— Гарри! — Кто-то затряс меня, как Молли — старый половик. — Очнись! Да не спи же ты!
 
— Ух! — Я сел и потряс головой.
 
— Обольщение Мерлина, — сказал Сириус. — Вообще-то картины рейтингом выше PG-13 показывают только в лабиринте второго уровня.
 
— Ничего такого и не показывали, — сказал я. — Она ему просто на ухо шептала. А кто она?
 
— Нимуэ? Она из ламий. Белый Червь. Пожалуй, в лабиринт больше соваться не стоит, он сегодня настроен серьёзно.
 
— Мы пойдём на второй уровень?
 
— Нас не пропустят. У тебя детский билет. На второй уровень можно только магам, окончившим Хогвартс.
 
— А на третий?
 
— На третий пропускают по специальному сертификату, — Сириус подмигнул. — Экзамен надо сдать, а то половины магов не досчитаемся. Идём на горки.
 
— Албанские горки! — Я вскочил на ноги.
 
Лучше албанских горок быть ничего не может — летишь вниз, потом вверх, и по петле, и вниз головой — ух! Не то что какая-то хвостатая Нимуэ.
 
Сириус открыл дверь. Рельсы начинались прямо за ней, поднимались всё выше и выше, сплетались, и перекручивались, и завивались, так что получился целый замок с башнями из рельсов, висящих в воздухе. Внизу, на площадке, дожидались насколько лодочек, раскрашенных под разных зверей. Я выбрал чёрного дракона. Сириус проверил, хорошо ли я пристегнулся, сам сел в лодочку сразу за моей.
 
— Поехали! — Он махнул рукой, и мы поехали!
 
— Ура! — закричал я. — Гриффиндор, вперёд!
 
Сириус тоже что-то кричал, но я ничего не слышал. Всё вокруг мчалось и крутилось, и я крутился, и было весело. Рельсы кончились, лодочка взмыла в воздух. Дракон расправил крылья, и мы полетели, полетели и приземлились на другой стороне провала — магглы наверху, наверное, подумали, что землетрясение началось — а дракон уже сложил крылья, и лодочка понеслась дальше, и я увидел огромную статую впереди — женщину в шлеме с золотым гребнем, с копьём в руке. Рельсы обвивались вокруг неё, как Нимуэ вокруг Мерлина. Лодочка пронеслась мимо щита, который держала статуя. На щит была приколочена голова со змеями вместо волос и широко открытым ртом, будто она тоже летела на лодочке и вопила от ужаса, а я — совсем не от ужаса, а потому что очень было хорошо.
 
Лодочка поднялась до самой головы. На макушке статуи, на золотом гребне, сидел большущий ворон.
 
— Добро пожаловать в Башню бледной Паллады, — каркнул он.
 
— Спасибо! — крикнул я, проносясь мимо.
 
Ворон снялся с места и полетел рядом.
 
— У тебя билет есть?
 
Я оторвал одну руку от поручня и показал билет.
 
— Ага! — заорал ворон. — Вижу, люди одумались! Я всегда говорил, что маг становится взрослым, как только научится говорить! А они мне — Хогвартс, Хогвартс! Не страшно одному?
 
— Я не один!
 
Лодочка неслась так быстро, что мои щёки прижались к ушам. Я хотел обернуться и посмотреть, как там Сириус, только не смог повернуть голову, и мы пролетели над статуей, и вокруг статуи, и вниз, к её большим ногам в мраморных сандалиях, и налево, и направо, и опять налево, и лучше бы я никогда не садился в эту лодочку, а ещё лучше — остался дома.
 
— Меня тошнит! — крикнул я.
 
— Сейчас выключу.
 
Ворон взлетел, уселся статуе на голову и долбанул её клювом в левый глаз. Рельсы скрутились в кольцо, лодочка закружилась внутри, и я вместе с ней.
 
— Спасите! — заорал я.
 
— Сейчас, сейчас! — Ворон клюнул статую в правый глаз.
 
Рельсы расправились, тележка остановилась. Я выпал из неё на чудесный ровный пол, в чудесную спокойную грязь и лежал так, пока все внутренности не устроились каждая на своём прежнем месте. Из грязи поднялось щупальце и погладило меня по щеке.
 
— Но-но-но! — сказал ворон. — Тентакли отъем!
 
— Спокойно, — сказал я. — Мы знакомы. Где Сириус?
 
Я сел и посмотрел на лодочку. Она была одна. Сириус потерялся.
 
— Остался на первом уровне, — сказал ворон, совершенно не волнуясь. Конечно, ему-то с чего волноваться.
 
— Как же я попаду домой?
 
— Ты хочешь домой? — удивился ворон.
 
Я подумал и понял, что не хочу.
 
— Есть будешь? — сказал гостеприимный ворон.
 
— А что это?
 
— Трудно сказать. — Ворон поковырял клювом что-то, похожее на старую зелёную губку, из которой торчала кость. — Оно слишком давно умерло.
 
— Нет, спасибо. Я не голодный.
 
Тяжело, наверное, жить в таком вонючем месте. Я спросил ворона, как ему тут. Ворон удивился и сказал, что лучше, чем здесь, в Лондоне пахло только в тыща шестьсот шестьдесят шестом и тыща восемьсот пятьдесят восьмом. Я сказал, мол, извините, не нюхал, а я всё-таки люблю, когда пахнет шоколадом или бензином в артуровом «Форде», а ворон ответил, что о вкусах не спорят, про «Форд» Артура он не слышал, а Экскалибур ничем не пах, только кровью иногда.
 
— А я Мерлина видел, — сказал я.
 
— Эка невидаль, — засмеялся ворон. — Я за ним три года летал. Где он проходил, там всегда падали было необеримо.
 
— Я думал, он добрый.
 
Ворон сказал, что без причины Мерлин никогда никого не убивал, а значит, по тем временам был не то что добрый, а прямо-таки святой.
 
Я уже отдохнул и готов был развлекаться дальше, только бы это было что-нибудь простое, без переворотов — голова всё ещё кружилась. Ворон подумал и сказал, что тогда мне в зал к мумиям, но сам он туда не пойдёт, меня отведут крысы, и спросил, не боюсь ли я крыс. Я ответил, что у нас друг дома — крыса, и ворон нас похвалил — мол, не перевелись ещё в Британии нормальные магические семьи.
 
Ворон громко каркнул, и тут же из-под моей лодочки-дракона выскочила большая рыжая крыса. Она села на задние лапки и внимательно на меня посмотрела.
 
— Здравствуйте, — сказал я на крысином языке (меня Питер научил, сказал, пригодится).
 
Крыса ответила солидным писком — сразу стало ясно, что это крысиный мужчина.
 
— Не балуй его, — сказал ворон. — Он умеет говорить по-человечески, только ленится. Дай ему что-нибудь за труды, и ступайте.
 
Я пошарил в карманах, нашёл зелёный стеклянный шарик, леденец со вкусом горчицы, обёртку от шоколадной лягушки и старое самопишущее перо. Крыс выбрал шарик, посмотрел сквозь него на свет, сунул за щёку и показал хвостом, чтобы я следовал за ним.
 
— Пока, — сказал я ворону.
 
— До свиданья, — прокаркал он с набитым клювом.
 
Крыс повёл меня по туннелю, каменному и неприглядному. Воняло тут ужасно, и вообще было неуютно, будто и не парк развлечений, а кладбище, и Сириус потерялся, и к мумиям мне как-то не особенно хотелось.
 
— Чего молчим? — сказал я крысу. — Не томи, открой мне душу.
 
Это мне так папа говорит, когда я о чём-нибудь задумаюсь, и я никогда не откажусь, всё открою, а вот крыс не стал — сказал, что всякому встречному душу открывать, так дня не проживёшь. Серый тут народ в канализации. Даже тёмный, я бы сказал. Это от грязи, я считаю, в грязи всякая цивилизация глохнет.
 
— К мумиям точно хотеть? — уточнил крыс. — Злые, голодные, всякое скучное говорят. Брат кусочек бинта откусил — совсем съели.
 
Я стал думать. К злым голодным мумиям можно было и не ходить, особенно если они говорят скучное. Я же не за скучным пришёл. Крыс ждал — смотрел на меня в зелёный шарик и тихонько посвистывал.
 
— Мне бы Сириуса найти, — сказал я. — Он тут всё знает.
 
— Люди тут всё не знать, — возразил крыс. — Где твой друг, первый уровень? Туда налево ходить, потом прямо-прямо, только под ноги смотреть. Дать билет красная дверка, она пропустить.
 
— Спасибо! — сказал я. — Может, хочешь леденец? Только он горький.
 
— Не любить горький, любить сладкий.
 
Я тоже, поэтому до сих пор его не съел. Тут я вспомнил, что крысам нравится делать гнёзда из тряпок, и снял носок. Крыс так обрадовался, что я отдал ему и второй, а потом пошёл по коридору — налево и прямо-прямо.
 
— Под ноги смотреть! – пискнуло вслед.
 
Я обернулся крикнуть, что смотрю, но не успел — упал в воду. Посреди туннеля был колодец, а я не смотрел под ноги и упал прямо в него. Вода была очень холодная и какая-то вязкая, я сразу намок со всех сторон и пошёл на дно. В колодце было глубоко, зато чисто, сюда люди с мусором ещё не добрались. Сначала я смотрел по сторонам, какое всё интересное — знаки на стенах, рисунки, железные кольца и даже скелет, прикованный за ногу. Потом воздух в лёгких кончился, я понял, что так совсем утону и начал загребать руками. Плавать я пока не умел, но оказалось, что это просто, только вот руками я загребал наверх, а одежда тянула меня вниз, и получалось, что как ни плыви, а всё на одном месте. Не знаю, сколько бы я выбирался, если бы не мой знакомый — он всплыл откуда-то снизу, взял меня щупальцем и понёс наверх — быстро-быстро, а потом подкинул меня, и я плюхнулся на пол, как лягушка.
 
Воды я всё-таки наглотался, и наверху мне сразу стало холодно. Конечно, надо было смотреть под ноги, как велел крыс. Тут я его и увидел — он сидел на той стороне колодца и кому-то показывал на меня хвостом. Я скорее встал, чтобы не позориться, и чуть не заорал от радости.
 
Ко мне шёл Сириус, а за ним — тётка, похожая на сову. Сириус шёл очень быстро, тётке пришлось бежать на своих коротеньких ножках, а Сириус всё ругался, что она перепутала билеты, дала мне взрослый, а ему только на первый уровень. Мне прямо жалко её стало, тем более что она сделала всё правильно — Сириус тут уже был и всё видел, а я нет, и я хотел об этом сказать, и раскашлялся ужасно.
 
— Я по-настоящему кашляю, — извинился я перед тёткой, всё ещё немного булькая, — вы не думайте. Воды наглотался. Я в колодец упал, меня один такой с щупальцами вытащил.
 
Тётка стала зеленоватого цвета и даже будто фосфорически засветилась, как гнилушка, а Сириус сказал, что я в жизни не пропаду, но тоже как-то побледнел и крепко взял меня за руку, мне прямо больно стало.
 
Свободной рукой я достал билет. От воды он раскис и весь пропитался грязью, но всё равно было видно, что остался ещё третий уровень. Я спросил, пустят ли меня туда. Тётка вся затряслась и ответила, что только через её труп.
 
— Ничего не поделаешь, — сказал Сириус. — Трупы нам не нужны, обойдёмся сегодня без трупов. В другой раз сходишь. Только пусть на третий уровень тебя Джеймс отведёт, что-то я устал развлекаться.
 
Я вспомнил о толстой свидетельнице, в которую папа запихивал пирожные, и понял, что снова в парк попаду не скоро, но спорить не стал, такова жизнь, что поделаешь. В животе было холодно и булькало, потому что я не всю воду выплюнул, с галлон ещё осталось.
 
— А не пойти ли нам съесть по мороженому? — спросил я. — На обратном пути зайдём к Ремусу и Снейпу и узнаем про духи. Может, они уже очнулись от своего афродизиака и вылезли из койки?
 
Тут Сириус покраснел во второй раз в жизни, а тётка посмотрела на него да как засмеётся, и снова стала похожа на сову, только на весёлую — когда она гонится за мышью и радостно ухает, и я засмеялся, и уже не притворялся, будто кашляю, и Сириус тоже засмеялся и сказал, что со мной надо держать ухо востро. Потом он высушил мою одежду, а тётка сказала «Акцио» и достала из колодца мои очки. Вот, оказывается, почему у меня всё расплывалось перед глазами, вовсе не от темноты, к темноте я уже привык. Когда мы вышли на улицу, была ночь, и всё равно мне показалось, что слишком светло.
 
Все кафе уже закрылись, поэтому мы зашли в «Дырявый котёл». Сириус заказал мне яблочный пирог и сидр, а себе — пива, а потом стаканчик огневиски.
 
— Тяжёлое это дело — развлечения, — сказал он.
 
Я-то совсем не устал. Вот что значит — молодость. Сириусу уже почти тридцать, совсем старый, хоть и держится молодцом.
 
А уши я всё-таки вымыл, сразу, как мы вернулись домой. И весь вымылся, с головы до пяток. С мылом.
 
~ fin ~
 
Категория: G | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, Гарри/Сириус
Просмотров: 380 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/2 |