Пятница, 07 Августа 2020, 21:55
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [30]
Фики с рейтингом G
PG-13 [48]
Фики с рейтингом PG-13
R [104]
Фики с рейтингом R
NC-17 [94]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Гарри/Сириус » R

Самое короткое лето. Глава 4, часть 2
[ ] 03 Сентября 2010, 23:49

Глава 4, часть 1

 

***

 

Я смутно представлял направление своего полета: мне было только известно, что Лондон находится на северо-востоке от Оттери-Сэнт-Кэтчпоул. Я повернулся так, чтобы Большая Медведица встала слева и чуть впереди меня, и полетел над дорогой, текущей огоньками. А вот где искать в Лондоне площадь Гриммо, я совсем не знал, поэтому, опустившись на безлюдной парковке на окраине, я спрятал метлу под розовым «Фордом» и отправился искать полисмена, который нашелся сразу же – что я принял за знак успеха моего предприятия – и объяснил примерно, куда мне надо идти, только сильно удивлялся, отчего я не хочу взять такси, ведь их стоянка была через квартал. Заверив полисмена, что я, фанат спортивной ходьбы, буду рад пешком добраться до пункта своего назначения, я улыбнулся на всякий случай, побежал к своей метле и помчался на ней дальше – в поисках маленькой площади с пожухшими на жаре липами. Я никогда не видел ее сверху, поэтому мне понадобилось не менее получаса круговых полетов над предполагаемым районом, чтобы наконец, удачно зайдя с севера, ухватить взглядом знакомый паб и музыкальный магазинчик Стеллы и направить свою метлу наискосок, к домам 11 и 13.

 

Я вовремя спохватился – еще не успев пойти на снижение. Впервые за несколько часов полета я вспомнил, что стоит кому-нибудь увидеть меня в воздухе, как статут о секретности будет немедленно нарушен и о проступке узнают в министерстве, а этого никак нельзя было допускать, потому что я никому не собирался дать себя остановить. Я должен быть собранным и решительным, сказал я себе, я должен действовать с холодной головой и четким планом. Кивнув себе в ответ, я поднялся как можно выше в уже почти совсем посветлевшее небо, а потом, сообразив, что делать, резко спикировал, держа курс на общее ребро домов 11 и 13, торчавшее острием вверх – и когда до него оставалось всего футов тридцать, не больше, я истошным шепотом начал говорить пароль, и крыша дома Сириуса вдруг вспухла у меня на глазах, развернулась в обе стороны своим бортиком, белевшими в сумерках каменными плитами и темным массивом чердачного этажа. Еле успев выйти из пике, я шлепнулся на крышу и покатился по ней так, что перевернулся через голову, чудом не сломав шею и метлу. Левый бок я отбил о шезлонг Сириуса, а лоб – о шмякнувшийся мне на голову рюкзак, я не мог восстановить дыхание, зрение плыло и не хотело останавливаться, лицо горело от ветра, а руки онемели после пяти с половиной часов полета, но этот миг я запомнил как чистый миг триумфа.

Осторожно миновав Клювокрыла, я пошел вниз, и еще вниз, и еще, будто мне кто-то подсказал, где искать Сириуса. Спустившись на первый этаж, я двинулся вперед на цыпочках, а когда до освещенной двери кухни осталось всего несколько дюймов, боком прижался к стене и не дыша глянул через стекло. Он был там.

 

Сириус сидел за столом – взлохмаченный, в мятой голубой рубахе с закатанными рукавами, с побледневшим, словно полинявшим от частых дождей лицом, и разговаривал с сидящим напротив Кингсли, который часто бывал у него на рассвете. Сириус держал в руках клочок пергамента и что-то говорил – я слышал голос, но не мог разобрать слов за дверью. Сириус был со складкой между бровей и с рельефом вен на предплечьях, он хмурился и улыбался, он был серьезным и взволнованным, он был настоящим, и в эту минуту понял, что всего за три недели успел упустить его живой образ из своего сердца.

 

Я тихонько отошел и сел под лестницей, терпеливо приготовившись ждать, и ждать пришлось недолго: минут через десять я услышал визг ножек стульев, чиркнувших по кухонному полу, и несколько неразборчивых слов, после чего наступила тишина. Выждав для верности еще несколько минут, я встал и приблизился к двери в кухню, и когда я к ней подошел вплотную, Сириус, по-прежнему сидевший за столом, но уже без Кингсли, поднял глаза и увидел меня.

 

Вспоминая об этом через двадцать лет, я почему-то вижу сначала не его, а себя – как я стою за стеклом с метлой в руках, с рюкзаком за плечами, с волосами дыбом от встречного ветра, с расцарапанным лбом. Потому что в Сириусе я, как в зеркале, вдруг увидел себя самого: с тем же не то отчаянным, не то отчаявшимся лицом, с той же внешней неподвижностью, под которой скручивался внутренний полет, и Сириус так же, как и я, молчал, не проронив ни слова, потому что словами тут говорить было нечего. Когда я уткнулся лбом в стекло, почувствовав, что ноги меня не держат, он встал и подошел к двери, тоже уткнувшись лбом, и положил на стекло ладонь, будто хотел поддержать, а может, просто прикоснуться, а может, просто для устойчивости, и в нем было столько же усталости и окончательного спокойствия, как и во мне.

 

 

Он напоил меня чаем, залечил царапину на лбу и уложил спать, сказал, чтобы я спал спокойно и ни о чем не тревожился, потому что он никуда не денется и будет охранять мой сон. Я думал, что больше никогда не смогу уснуть, однако же впал в забытье, едва только моя голова коснулась подушки. Я проспал до вечера, а потом, жадно съев найденные на кухне сэндвичи, поднялся на крышу, где в полосатом шезлонге сидел Сириус. Небо было ясным, черным, хотя мостовые сверкали от недавно прошедшего дождя, и когда я опустился в шезлонг и взял протянутую Сириусом бутылку пива, то стал, как и он, смотреть на небо, гадая, какие звезды были бы на нем видны, если бы Лондон не светил так ярко.

 

Время от времени начинало накрапывать, но мы всё так и сидели бок о бок, словно морось была нам нипочем, только мне то и дело приходилось снимать очки, чтобы протереть их краем футболки. Площадь под нашими ногами тихо шумела, пахло бензином и густым сладким тлением осенних листьев, у дверей паба люди сменяли друг друга, у Стеллы музыка невнятно пела, всё повторяя «buried in water». Мысли текли сами по себе, и я вдруг подумал, что если бы мне пришло в голову заплакать, это был бы подходящий момент, потому что слез от дождя никто не смог бы отличить. Но плакать мне вовсе не хотелось, совсем.

 

 

Сириус рассказал, что отстоял меня у миссис Уизли и смог объяснить все толком Дамблдору – правда, что именно он объяснил и каким толком, Сириус не уточнял, ну а я и не спрашивал, был просто рад тому, что снова здесь. И еще Сириус добавил, что те пять дней, которые остались до начала занятий в школе, мы сможем провести вместе.

 

Так оно и вышло.

 

Все было по-прежнему, в точности как Сириус и обещал: мы невпопад завтракали, сражались на тренировочных дуэлях, слушали музыку и сидели на крыше, говорили о Хогвартсе и о тех странах, которые повидал Сириус, пили сливочное пиво и бросались пробками в прохожих; по вечерам приходил Люпин с продуктами, а на рассвете – Кингсли, но об этом я узнавал лишь наутро, потому что спал по ночам так крепко, как никогда до этого. Вот только между нами с Сириусом лежала нейтральная полоса, какая разделяет дорогу с движением в разные стороны.

Накануне первого сентября вечером, когда уже совсем стемнело, мы Сириусом снова сидели на крыше вдвоем в тишине, которую нарушал время от времени только негромкий, будто шепчущий что-то звук, с которым от выдыхал табачный дым. И я подумал: даже если сейчас все так плохо – это не страшно. Ведь перед нами – вся жизнь впереди, и пройдет год, два, десять, неважно – но мы сможем все исправить и любить друг друга как раньше, сказал я себе. На этих непроизнесенных вслух словах я повернулся к Сириусу, улыбнувшись ему, и он, как будто услышав их, первый раз за четыре недели сжал мне руку и ответил на улыбку.

 

 

А потом пришло первое сентября и время уезжать в Хогвартс. И я, на вокзале толкая перед собой тележку с багажом и глядя на настороженно бегущего у моей ноги черного пса, думал – как быстро пролетело это лето. Каким бесконечно длинным оно было бы, останься я у Дурслей, как обычно. Я ждал бы, как обычно, писем от Рона и Гермионы, поливал бы газон под присмотром тети Петунии и отдраивал машину дяди Вернона. Впрочем, все могло быть совсем иначе, чем обычно – ну, например, на меня прямо у дома напали бы дементоры, а я бы отбивался от них Патронусом, и меня исключили бы из Хогвартса и вызвали на судебное разбирательство в Лондон, где я только мельком увидел бы Сириуса… кто знает, что произошло бы, если бы все было иначе. Кто знает, что именно мне хотелось бы помнить. Я и сам не знаю.

Иногда я думаю – где я допустил ошибку? Почему-то мне кажется, что не будь у меня этого лета с Сириусом, у нас с ним было бы много лет.

Но оно было одно, и было очень коротким.

 

 

-конец-

 

Категория: R | Добавил: Макмара | Теги: Гарри/Сириус
Просмотров: 864 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/5 |