Суббота, 15 Августа 2020, 05:25
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [30]
Фики с рейтингом G
PG-13 [48]
Фики с рейтингом PG-13
R [104]
Фики с рейтингом R
NC-17 [94]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Гарри/Сириус » R

Танцы на грани весны. Часть 6
[ ] 24 Ноября 2010, 19:52

У неё в комнате – светло и чисто. Все блестит. Ну да, у Роз самые вышколенные домовики в Хогсмиде.

– У меня мало времени. Ты не обидишься, если я сразу перейду к делу?

– Пффф… Я тебя знаю не первый день.

– Если я попробую вернуть Гарри, ты согласишься мне помочь?

– Я? – она переспрашивает машинально, и не колеблется ни минуты, – Конечно. Он же был у меня, знаешь? Пару дней. Мы говорили…

– О чем?

– О ком, – улыбается она, морщинки вокруг глаз почти незаметны, но почему-то делают её еще милее.

– Мерлин, Роз, только не говори, что рассказала Гарри…

Она пожимает плечами.

– Я думаю, он и так понял, Сириус. Он… совсем взрослый. Но при всем этом – такой мальчишка.

– Я знаю, Роз. Он сейчас у меня.

– Один? – сразу переспрашивает Розмерта.

– Нет. С ним сейчас моя родственница. Невеста Рема.

– А, – она кивает, – метаморф. Они хорошая пара, да?

– Хорошая, – соглашаюсь я.

Как с ней просто. Легко. И чисто. Пыльный кокон в голове начинает таять потихоньку.

От Розмерты пахнет цветами, к ней никогда не пристает тяжелый запах большого зала «Метел» – адская смесь табака, алкогольных испарений, еды и пота – сколько я её помню, всегда пахнет цветами. Сегодня – фиалками. Я морщу нос от удовольствия.

И это она тоже помнит, потому что легко щелкает меня по кончику носа.

– Не принюхивайся. Нюхач.

Только она называет меня так.

Я наклоняюсь ближе и шепчу ей в волосы, прямо в фиалковый дурман:

– А так?

И опускаю стакан на пол, зная, что сейчас она довольно хмыкнет, а потом скажет, совсем тихо:

– Так значительно лучше.

…Есть совсем мало вещей, которые меняются и остаются неизменными одновременно. Это – не та Роз, с которой я провел немало веселый ночей. А если быть честным – утр, дней и вечеров тоже. Ей не восемнадцать, да и я не шестикурсник, сбегающий из школы. Её тело, несмотря на все весенние запахи, её тело – как ранняя осень, золотистое, еще полное сил, но знающее о грядущей зиме, только это неважно. Она остается той же самой Рози из моих дурацких шестнадцатилетних снов. Я помню её наизусть. И когда её соски твердеют под моими губами, а спина прогибается от одного прикосновения моих ладоней – меня отпускает. Хоть ненадолго.

Она молчит, всегда молчит в кровати. Но мне не надо слов – достаточно её прерывистого всхлипывающего дыхания, быстро разведенных ног с так и не снятыми чулками. Так приятно скользнуть языком по этой границе кожи и ткани, поймать её дрожь, перехватить её руку в своих волосах, поцеловать мягкую ладошку.

Она мягкая везде. Я и забыл, как это здорово. Как это бывает. Меня тащат вперед воспоминания и инстинкты – она как кошка, ей всегда нравилось…

Я рисую языком узоры на внутренней стороне её бедра, я вылизываю ямочку пупка, я снова подтягиваюсь вверх, чтобы дотянуться до груди. Мой член, сходящий с ума сам по себе, упирается ей в лобок. Она опускает руку, поглаживая и лаская… О, Мерлин, она тоже помнит, как…

Но я не хочу входить в неё. Я знаю – она может кончить и без этого. Я хочу долгооооо…

Мое непроизнесенное «о» отзывается её тихим стоном.

Цветочная волна укачивает нас одним длинным, нескончаемым движением. Оно убыстряется потом, становясь лихорадочными толчками и рывками навстречу друг другу, и её судорогой, выдаивающей меня до конца.

Я падаю на неё, вминая в постель. Она тяжело дышит, отвернув лицо.

– Я – скотина, Роз. Прости.

– Если ты и скотина..., – она фыркает, перебирая мои волосы, – то очень симпатичная. Ну, Сириус, мы же взрослые люди.

Но её веселый взгляд убеждает в обратном.

Она валяется на кровати, перевернувшись на живот и подставив неуверенным солнечным лучам свою – все еще соблазнительную – попку, когда я, одевшись, вдруг вспоминаю.

– Роз, а Гарри ничего не говорил тебе про книги?

– Про книги? Нет, – она хмурится, припоминая. – Нет. Но ты можешь спросить у младшего Малфоя. Они, по-моему, встречались, когда Гарри жил у магглов.

– Спасибо, Роз.

Я наклоняюсь и быстро целую её в копчик, успевая увернуться от оплеухи.

– Я пришлю сову, если ты понадобишься.

– Если не понадоблюсь – тоже пришли, – смеется она.

Я выхожу из комнаты, зная точно: чтобы ни случилось – она не будет плакать.

 

***

 

И совсем не чувствую себя виноватым, возвращаясь домой гораздо позже, чем предполагал. Останавливаюсь на пороге, подношу руку к лицу – пальцы нежно и тонко пахнут фиалками. Жизнью. Весной. Надо как-то вспомнить самому и дать понять Гарри, что весна.

 

Я прохожу мимо кухни, даже не кивнув Тонкс, я спешу – мне кажется, что Дом за считанные мгновения высосет этот аромат, как дементор. Даже не успеваю выдохнуть, открывая дверь в спальню. Сажусь на пол около Гарри и начинаю медленно гладить его по лицу – словно запах может стечь с пальцев и пропитать его.

Но веки не вздрагивают от моих прикосновений, и дыхание не сбивается, ничего не происходит, только где-то там, далеко, весна. Или лето? Точно, я же обещал ему август…

В конце концов, я честно держался. Я гнал от себя эти воспоминания, я запрещал себе. Но Розмерта, уж ей-то не привыкать, опять откупорила эту бутылку, одним привычным и легким жестом.

– Я думаю… что… что люблю тебя, Сириус.

Лучше бы ты так не думал, малыш. Я – не самый удачный выбор на этом свете. Или, скорее, самый неудачный.

Я запускаю пальцы в его волосы – как тогда, и уже хочу наклониться ближе…

– Ох.

Тонкс стоит на пороге и смотрит испуганно.

Наверное, вид у меня еще тот, потому что она начинает бестолково лепетать:

– Ты просто не закрыл дверь, Сириус, извини…

Теперь моя собственная племянница подозревает меня Мерлин-знает-в-чем.

– Все нормально. Просто Розмерта передавала Гарри привет.

Она чуть ли не шарахается от меня. Как от душевнобольного.

– Я пойду, пожалуй, да?

– Подожди. Иди сюда. Я хочу уточнить кое-что.

Она осторожно присаживается на дальний краешек кровати.

– Дора, ты же аврор. Ты знакома с темной магией. Какой Обряд проводил Гарри? Я знаю, что это был круг силы, но…

– Но, – перебивает она. – Это было ни на что не похоже. Он отобрал у нас палочки. Он не пользовался своей. Сам понимаешь, круг без палочек – это…

Это – да. От этого моментально взмокает спина. Вот так сила. Просто в его руках. В нем.

– Я никогда такого не видела. И еще, – она даже прикрывает глаза, – свет. Очень много света. Ярко, так, что больно смотреть.

Ну, хоть что-то.

– Свет. А потом?

– Ветер из-за Завесы. Ты. Гарри. Но ты… словно вышел сам, а его, – Тонкс морщится, – выбросило. Как куклу. Я не знаю этого ритуала, Сириус. И не знаю, где он его нашел. Мы же не общались после той статьи в «Пророке». Он… просто пропал.

– И ты не знаешь, кто помогал ему?

– Нет. Я и не поговорила с ним толком. Он очень изменился. Как будто болел.

Все, что у меня есть – смутное описание Обряда и фраза Розмерты.

 

Вечером я брожу по библиотеке. Вот никогда не знаешь, что может пригодиться. Пока Драко не ответит на письмо – еще один племянник, я с катастрофической скоростью обзавожусь родней – можно поискать что-нибудь полезное.

Я наугад тяну пяток пыльных, конечно же, фолиантов с полки, где, кажется, собраны книги по гримуарам, и отправляю их в спальню.

– Что ты читал? – спрашиваю я у Гарри, устроившись в кресле с бутылкой на полу и книгой на коленях. – О, мой Темный Лорд.

Нельзя напиваться натощак. Буквы плывут перед глазами, изображения на картинках сливаются в полупристойных танцах, где он умудрился найти Обряд, построенный на Свете? Темная магия. Как же. Кто-то из них должен был рассказать Дамблдору о произошедшем, откуда такая уверенность в том, что Гарри способен на зло?

Я боюсь думать о том, что ритуал он придумал сам, воспользовавшись подсказкой извне. Маленькой зацепкой, которую я способен пропустить. Не смей пить, придурок. Это надо читать с холодным носом и стрезва. Завтра.

Я ложусь рядом с ним, протягиваю руку и накрываю его, всегда теплую, одинаково теплую ладонь. Был бы он холоден или горяч, кажется, было бы легче, от ровного тепла цепенеешь.

Ах, ведьма-Розмерта, что же мы натворили опять? Так хочется прикосновений, пальцев, перехватывающих запястье, дыхания, щекочущего кожу – за каким меня понесло в «Три метлы»? Ведь знал, чем все кончится. Хотел.

Я с сожалением выпускаю его ладонь. Я не пододвинусь. Не уткнусь в его шею. Не проведу рукой по груди, задирая полинявшую футболку, не… не…

Я пойду спать в кресло. Так мне, уроду, будет проще.

 

***

 

Похмелье с утра уже привычно. Скоро я стану великим зельеваром. Зелье от головной боли я освоил в совершенстве за несколько дней. Потому что проверял его на собственной голове. Вот научусь варить укрепляющий состав для Гарри – и можно жить дальше.

Вот только – зачем?

– Блэк.

Прекрасно. Племянничек почтил нас, убогих, визитом. Я-то рассчитывал на сову.

– Что так официально? У Снейпа нахватался? Я, вообще-то, твой родственник.

– Ну не «дядей» же тебя называть? – Он проходит на кухню, – что ты хотел?

– Для начала – веди себя прилично, малыш.

– Кто-то был заинтересован во встрече… И, вместо того, чтобы рычать с порога…

– Ты что сюда, сливать недовольство пришел?

Я не то говорю, не то, но сдерживаться с этим сопляком… если б так не болела голова.

– Да, – внезапно кричит он, – да!

– Что – да, – тупо переспрашиваю я.

– Неважно, – осекается он. – Что ты хотел узнать, дядюшка?

Я снимаю зелье с огня и выдыхаю.

– Ты встречался с Гарри, пока он жил у магглов.

Я вижу странную тень в его взгляде, и он почему-то начинает краснеть, резко, как и все блондины.

– Какие книги он читал?

Драко пожимает плечами, успокаиваясь.

– Снейп передавал ему что-то из Запретной Секции. Ну, описания… Ничего особенного.

– Но что-то же он нашел? О чем вы говорили?

– Мы… – теперь Драко бледнеет, он – анимаг-хамелеон, что ли?

Я даже не успеваю рассмеяться. Потому что он отвечает.

– Когда мы разговаривали – мы говорили о тебе.

Вот это точно – за гранью моего понимания. Гарри Поттер и Драко Малфой, рассуждающие о Сириусе Блэке. Приехали.

Я тру ладонями лицо, это все похмелье, чтоб ему…

– Что значит «когда вы разговаривали»? Ты приносил ему книги…

– Я приносил ему книги два или три раза. Забирал прочитанные и оставлял новые. А все остальное время, – он смотрит на меня внимательно, – все остальное время мы трахались.

– Что???!!!

– То! Мы трахались и разговаривали о тебе! То есть, он говорил, а я… я…

– Ты, щенок!

– А твой Поттер кто? Целка невъебенная? Как же!

Я его сейчас убью. И мне все равно, что будет дальше. Что там происходило, в этот последний год? Что?

Но тут он всхлипывает и отворачивается. И поскуливает, действительно как щенок, утратив весь свой лоск и шмыгает внезапно сопливым носом.

– Как у вас все просто! Захотел – получил!

– Что захотел?

– Мерлин, что ж вам так везет, – он продолжает ныть о своем.

– Вся моя жизнь – одно сплошное везение! Уж кто бы говорил, Драко!

– Скажи, – его пронзительный голос режет уши, – если бы все прошло нормально, что бы ты делал?

– В смысле?

– Ну, ты любил бы его, да? Вы бы поселились здесь… Или уехали бы – у него же куча денег, у Поттера.

– Ну, наверное.

Я действительно не знаю. Я настолько увяз в этой реальности, что представить себе другое развитие событий… От этого хочется выть.

– Ты бы не отказал ему? Даже если бы он просто был рядом, без всех этих ваших гриффиндорских жертв, ты бы не отказал ему?

Подведение итогов с Драко Малфоем. Прекрасный родственный диалог. Что ты хочешь донести до своего старого больного дяди, мальчишка?

– Нет, – отвечаю я, – не отказал бы. Я только подождал бы, пока он закончит школу. Но теперь это не имеет значения.

– Имеет, – упрямо повторяет он, – как в сказочках: складно-ладно, жили долго и счастливо. Только в жизни так не бывает.

– Не бывает.

В этом он прав.

– Драко, – черт, он же на самом деле, ровесник Гарри. Он просто… – Драко, – я дергаю его за плечо, – все образуется. Таких девиц – тысячи.

– Да, – соглашается он, – девиц – тысячи.

И тут меня обжигает. А если…

– Но ты же говорил не про Гарри?

– Что? – теперь он смотрит на меня непонимающе. И тоже трет лицо. – Поттер? Нет, Поттер тут не при чем.

Зашибись. Чем бы они ни занимались – «это тут не при чем». Ну, дают.

– Драко, все, что я хочу – это вернуть Гарри. Ты можешь сказать, где он жил? Я хочу посмотреть его дом.

– Это конура, а не дом. Комната с прихожей.

Он улыбается чему-то.

– Я дам тебе адрес. Только ты пустишь меня к нему.

– Зачем?

– Тебе не понять. Я хочу спросить у него кое-что.

– Ты в своем уме?

Он пожимает плечами.

– Один раз я дал маху сегодня, но с тобой поторгуюсь.

Кто их разберет, этих мальчишек?

– Палочку оставь здесь. И пойдем.

Он кривится, но выкладывает палочку на стол.

 

***

 

– Может быть, ты оставишь меня одного?

Теперь он пытается изобразить что-то среднее между своим папашей и Снейпом: забавное зрелище. Вздернутая бровь и пренебрежительно кривящийся рот. Милый мальчик Драко. И если бы я не видел, как он приостановился перед дверью, быстро проведя ладонью по глазам, стараясь до конца уничтожить следы своих мелких и злых слез, я бы решил, что у него получается подражать старшим. Тем более – таким достойным образцам.

– Не надейся.

Я стою у двери; моё тревожное любопытство, кажется, вихрится в пыльном луче. Особенно когда он наклоняется к Гарри. Но Драко всего лишь рассматривает его руку, сгиб локтя с несколькими черными точками.

– Хорошо колешь, Сириус. Без синяков.

Нет, дурачок. Каждый раз это… это непросто. У меня дрожат пальцы, и я малодушно оправдываю себя тем, что выпил. Хотя делаю инъекции днем, когда трезв. Ну, значит, перебрал с вечера.

Просто я сразу убираю кровоподтеки.

– Ты хотел что-то спросить?

– Да.

Он еще раз оглядывается на меня, но я не двигаюсь с места, удобно привалившись к косяку. Здесь тебе не подземелья, скидок не будет, племянничек.

– Поттер, – он сглатывает, как будто "Поттер" – это что-то большее, чем просто фамилия, – Поттер, оно стоило того?

Потрясающий лаконизм. И, главное, – как все понятно.

– Сколько минут ты дашь ему на обдумывание ответа?

Драко вздрагивает. Мальчик, словом можно ударить куда хуже, чем заклинанием. Даже если потом это рикошетом прилетит к тебе самому.

Я не хочу делать ему больно. Но, дементор его подери, чем они занимались в этой маггловской квартире?

– Адрес.

Он называет мне улицу, где-то в Докландсе, я неважно знаю этот район, но ничего страшного, разберемся.

– Там обыкновенный дом. Много квартир. Напротив – стройка.

И морщится.

– Что не так?

– Очень шумно. Но ему почему-то нравилось, чтобы было шумно. Или – чтобы я...

– Что – ты?

– Ну... Он хотел, чтобы я разговаривал с ним.

О, Мерлин. Ты только что боялся услышать совсем другое, приземленное, пошлое и прекрасное. Это – как посмотреть. Но "разговаривал" – в тысячи раз хуже, чем "трахал". Или "брал в рот". Хуже, чем все, что может подкинуть тебе твое блядское ревнивое воображение, Сириус. У меня самого начинает звенеть в ушах – в комнате так тихо, даже дыхания Гарри не слышно, кажется. Потом. Потом, когда я его верну, мы поговорим о Малфое. Мы, может быть, даже посмеемся над этим. А пока...

– Драко.

– Я иду.

– Нет, наоборот. Ты можешь побыть с ним, пока я буду осматривать квартиру?

Он пожимает плечами.

– А что может случиться?

– Я не знаю!

Драко Малфой оказывается последней каплей, тем самым coup de grace, но я же не слабее его.

– Хорошо, я сегодня свободен вечером. Посижу здесь. Мне все равно.

Я делаю вид, что не заметил заминку перед "все равно". Или – что понял её правильно.

Драко пододвигает кресло, под которым безнадежно перекатывается пустая бутылка.

– Печень надо беречь, дядя.

Хорек. Приземляется на лапы.

– И смотри, чтобы тебя не приняли за уголовника. Впрочем, тебе не привы...

Ему хватает одного моего взгляда, чтобы заткнуться и подхватить с пола книгу.

 

***

 

Дом – как дом, ничего особенного. Сердце не екает, ничего не настораживает, обыкновенный маггловский муравейник.

Я ничего не имею против, в них есть свои плюсы – спокойно войти в подъезд, никто и не обратит внимания на твою Аллохомору, подняться на лифте...

В них очень удобно входить незамеченным, в эти дома. И заметать следы. Только одного он не учел. Что я приду следом.

Квартира заполнена его запахом, он нервничал, наверное. Или просто спешил. Разворошенная куча белья на полу, открытые дверцы кухонных шкафов и холодильника. Сдвинутый полусдутый матрас. Вот из-под него-то – почти неуловимый, забитый им, запах старой книги. Потрепанного переплета из телячьей кожи, желтых ломких страниц, десятков рук, державших её, кетчупа и пиццы, почему-то. Мне нужен воздух, я делаю шаг к приоткрытому окну и тупо смотрю вниз, как будто смогу разглядеть его среди прохожих.

"Сегодня я один раз уже дал маху.."

Я опоздал. Я опоздал почти как тогда, в Годриковой Лощине. Как на улице с Питером. Я снова опоздал. Только теперь правила игры несколько изменились. И, как я понимаю, мне больше нечего терять.


 Часть 7


Категория: R | Добавил: Макмара | Теги: Гарри/Сириус
Просмотров: 677 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1 |