Суббота, 15 Августа 2020, 04:39
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [30]
Фики с рейтингом G
PG-13 [48]
Фики с рейтингом PG-13
R [104]
Фики с рейтингом R
NC-17 [94]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Гарри/Сириус » NC-17

The Fake (Подмена)
[ Скачать с сервера (143.5 Kb) ] 22 Августа 2009, 11:15

Автор: TerryBolger

Бета: kasmunaut
Пэйринг:
ЛМ/СБ, ЛМ/СС, СБ/ГП, CC/ГП

Рейтинг: NC-17
Жанр:
драма с элементами PWP

Предупреждение: легкий BDSM, немного ненормативной лексики, отступление от канона в части особенностей использования Оборотного зелья
Саммари:
Секс под Оборотным, потому что иначе ты не сможешь быть с тем, кто тебе так нужен
Дисклеймер: Все принадлежит Роулинг, авторские – только плоды больной фантазии

Примечание:Фик написан на HP-Ficathon 2009, по заявке Estella
«Хочу: 1)Сириус/Люциус, блистательных диалогов и никакой любови, только секс».
Боюсь, что диалоги не слишком блещут, а секс немного приправлен любовью.

 

***
– Северус, – Люциус поднес к глазам бокал с белым вином, искрившимся в ярком свете, заливавшем кабинет, – а секс под Оборотным…

Северус чуть опустил газету, которую читал, и посмотрел на хозяина дома – задумчиво.

– И все-таки, Северус, ты же должен знать. Если мне не изменяет память, по рассказам наших с тобой друзей о рейдах под Оборотным, принятие этого зелья достаточно болезненно. Да и Слагхорн на своих незабвенных лекциях что-то такое рассказывал... И все-таки, это болезненно, Северус? Насколько?

– Настолько, чтобы через пять минут забыть о боли. И вспомнить о ней, только когда действие зелья закончится. Или когда соберешься снова воспользоваться Оборотным, – сухо и недовольно. – Если бы ты участвовал в этих рейдах. – Снейп поморщился, словно от неприятного воспоминания.

– Что-то я не помню, чтобы Лорд отправлял тебя на такие задания. – Люциус посмаковал вино и снова обратился к Снейпу: – Ты сам проверял? Такие обширные и точные познания...

Снейп снова уткнулся носом в статью о том, как развивается аптечный бизнес за пределами Соединенного Королевства. Люциус покачал головой, допил вино и попытался силой мысли обратить на себя внимание Снейпа.

– Неужели тебе не интересно? И не любопытно? А как же твоя шпионская деятельность, Северус? Неужели ты не хочешь помочь мне в моей секретной миссии, доверенной мне Лордом? Миссии, которая должна принести успокоение нашему изъеденному желаниями, как кислотой, миру.

– Люциус, – Снейп резким движением смял газету – в очередной раз писали чушь, – если ты так хочешь мне рассказать о своей великой миссии, то можешь это сделать в письменном виде. Эссе на полтора фута, сдать к завтрашнему вечеру. Потому что в понедельник меня ждет несколько десятков эпосов от гриффинодрцев.
– И о чем они будут тебе писать? – Люциус наклонился вперед, жестом приглашая Снейпа снова наполнить бокалы.

– Сравнительный анализ свойств змеиной и львиной крови как ингредиента в зельях. – Снейп усмехнулся в ответ на полуудивленный, полунасмешливый выдох Малфоя.

– Драко справится? – Снейп кивнул и с тоской окинул взглядом комнату: книги в шкафах были давно прочитаны, также как и газеты и журналы, разложенные на столе. Оставалось только разговаривать и пить с хозяином кабинета и поместья, где Снейп проводил выходные после пятничных собраний у Лорда и на Гриммольд-плейс. – Северус, не страдай ты так. Выпей. – Люциус налил вина им обоим и отлевитировал бокал к своему гостю. Снейп кивнул. – Даже если ты не хочешь слушать, я тебе все равно расскажу, потому что мне нужна твоя помощь. Так вот… все-таки хорошее вино. – Северус обреченно вздохнул. – Мне нужен Сириус Блэк. – Под внимательным взглядом Люциуса Снейп вопросительно поднял бровь. – Насколько я понял из твоих докладов Лорду, Дамблдор, наш милый покровитель сирых и убогих, держит его в качестве цепной собаки. – Снейп довольно оскалился и заправил за уши волосы.

– И в чем заключается план?

– Сможешь достать все необходимое для оборотного зелья? – голос Малфоя чуть дрожал, выдавая возбуждение и волнение. Снейп поморщился и допил вино. Задача была простой.

– И кого ты собираешься превращать в Блэка? Люциус, если ты думаешь, что я поверю тебе, что ты будешь пользоваться зелье сам, то ты будешь разочарован. Зачем тебе это? Хочешь показать Лорду, что к Ордену можно представить второго шпиона?

– Нет, – Люциус отмахнулся от предъявленных обвинений и лучезарно улыбнулся. – Просто хочу узнать, так ли хорош секс с Блэком, как с его сестрой. И правдой ли были слухи, ходившие тогда по Хогвартсу. – Кресло скрипнуло, когда он резко и сильно откинулся на спинку.

Снейп скептически посмотрел на него.

– Цисси тебя проклянет.

– О да, проклятье вечной импотенции она мне обещала – еще когда мы учились в Хогвартсе. Я ведь тебя поблагодарил тогда за зелье?

– Нет. – Снейп наблюдал за тем, как Люциус ласкает подошедшего к нему пса: черный дог разве что не урчал, так нежно почесывали его за ушами.

– Прости, прости, мой хороший…

Снейп резко перевел взгляд на Люциуса, но тот обращался ко второму подошедшему догу, настойчиво требовавшему внимания.

– А за эту маленькую услугу, Северус, я готов заплатить. Снейп хмыкнул и налил себе еще вина.

– Люциус, ты будешь расплачиваться за нее всю жизнь, как и твои потомки до седьмого колена.

– Сколько тебе надо?

Снейп махнул рукой:

– Подробный отчет…

– Вуайерист! – Доги зарычали, поворачиваясь к Снейпу.

– … о том, как будет чувствовать себя твой партнер. И полная оплата приготовления. Шкурки бумсланга сейчас довольно сложно достать, а я планирую поэкспериментировать. И выбор партнера – на мое усмотрение. – Возразить ему было невозможно. – Иначе Оборотное будешь делать сам. Или покупать подделку в лавках Ноктюрн-аллеи.

Случаи отравления зельями, купленными в Ноктюрн-аллее, уже давно стали темой отдельной колонки в Ежедневном Пророке.
Люциус кивнул, успокоившись.

***
Взгляд Гарри остановился на мутном зеркале: Сириус в отражении поманил его и окончательно скрылся в темном провале двери, ведшей на лестницу вниз. Уборка мансарды подходила к концу, так что Молли оставила только Гарри с Роном и близнецами, чтобы закончить с коврами и покосившимися дверцами шкафов. Трое Уизли, как только мать вместе с девчонками ушли готовить обед, начали гоняться за бабочками моли, то убивая их, то окрашивая в разные цвета. Гарри, ничего не сказав, выбрался на лестницу – Сириус махнул ему рукой с нижнего пролета и снова растаял в темноте. Ступеньки под ногами скрипели, как Гарри ни старался ступать бесшумно; но близнецы наверху смеялись громче.

На площадку пролетом ниже выходили три коридора, с одного из которых тянуло аппетитными запахами жаркого и рисового пудинга – он вел к лестнице в подвал и в нем, похоже, располагались вытяжки с кухни. Гарри улыбнулся – после голодного лета у Дурслей все обеды на Гриммольд-плейс казались ему роскошными пиршествами. Но тайный разговор с Сириусом привлекал сильнее. Выбрать из двух коридоров, на первый взгляд совершенно одинаковых, было сложно. Гарри прислушался – из правого доносилось постукивание; похоже, Сириус нетерпеливо шагал взад-вперед, ожидая его.

– Чш-ш-ш, – Гарри стоило сделать всего шагов пять, чтобы налететь на Сириуса, тут же крепко схватившего его за руки, – нас никто не должен услышать.

Гарри кивнул и позволил себя увлечь на черную лестницу, до которой миссис Уизли еще не добралась с водой и тряпкой. Здесь пахло высохшей до полного ничто пылью и крысами, Гарри машинально забрался с ногами на подоконник и потер старый шрам на икре, надежно скрытый джинсами и высокими носками, – с крысами он хорошо был знаком по жизни в чулане, куда эти твари иногда перебегали в четвертый дом Прайвет-драйв от не слишком чистоплотных соседей.

Сириус наложил на площадку заглушающие чары и улыбнулся, поймав восхищенный и радостный взгляд крестника. Теперь, когда Гарри сидел на подоконнике, вытирая спиной четвертьвековую пыль со стекла, они могли смотреть друг другу прямо в глаза.

– Ты как? Она тебя не совсем загоняла? – Гарри задержал дыхание, когда Сириус осторожно, словно боясь обжечься, снял с его челки золотую моль. – Здорово придумано. Окрашивающее заклинание? – Гарри кивнул, а Сириус продолжил: – Можно еще ее заставить звенеть. – Он уже потянулся за палочкой, чтобы наложить заклинание, но остановился. – Короче, мне нужна твоя помощь, – Сириус сплел пальцы, – в одном деле. Мы замышляем только шалость и ничего кроме шалости. Ну? Гарри кивнул: внутри все пело. – Черт, ты так похож на Джеймса! – и Сириус продолжил заговорщицким тоном: – Нужно уговорить Гермиону сделать Оборотное зелье.

– Но выходить опасно! Да, я знаю, каково сидеть взаперти. – Гарри пытался говорить уверенно, подражать Дамблдору и Люпину, но его выдали светящиеся радостью глаза. Сириус хмыкнул и достал из кармана пачку сигарет и, не задумываясь, протянул ее Гарри в приглашающем жесте. Тот взял. Incendio – и дым пошел в легкие.

– Не говори, как этот старый хрыч. И выходить я никуда не собираюсь, – Сириус выпустил кольцо дыма, медленно поплывшее вниз по лестнице. – Слушай дальше. Еще мне нужен волос Люциуса Малфоя. Я собираюсь предложить Дамблдору более надежного шпиона, чем Сопливчик, – Сириус прошептал эти слова на ухо Гарри, с трудом удерживавшегося, чтобы не раскашляться. – Я уверен, ты справишься, Гарри. Это же только шалость. – Сириус облизнул губы, улыбаясь каким-то своим мыслям, придерживая Гарри за плечи – тот кашлял и пытался справиться с враз накатившей тошнотой. Их окутывал сигаретный дым. – Представляешь, как Сопливчик будет рад пойти вместе со мной на собрание Пожирателей? – Сириус тихо и недобро рассмеялся. – Только ты не подставляйся. Ладно? Его тревога была неподдельной, и Гарри кивнул, обещая, что не будет делать ничего опасного:

– Тогда Гермионе лучше не говорить. Ну, ты же ее знаешь.

– Снейп? – Сириус понимающе похлопал Гарри по плечу. – Отлично придумано. Сопливчик будет жутко зол, когда поймет, что проворонил свои яды. Жаль, что я не смогу тебе помочь…

– Да, было бы здорово, если бы в Хогвартс фамильяром можно было бы брать собак. – Гарри соскочил с подоконника, всего одно мгновение понежился в объятиях крестного, легких, как сигаретный дым, и сбежал на три ступеньки вниз. – Я пойду. А то Молли нас из-под земли достанет!

– Хорошо, что Волдеморт – не женщина, – выдохнул Сириус, но Гарри этих слов уже не слышал: он бежал вниз, обдумывая план, как достать необходимое Сириусу.

***


– Хорошо. – Люциус милостиво кивнул, одобряя выбор Снейпа. – Ты ведь его проверил? Он маг? – Снейп фыркнул и еще раз провел палочкой над бесчувственным телом – повторный осмотр показал, что маггл, которого он нашел по объявлению в газете, можно сказать, абсолютно здоров. Гастрит и никотиновая зависимость в счет не шли.

– Главное, что он не оборотень, не вампир и не вейла. Даже наполовину. – Люциус удивленно покачал головой. Снейп, увидевший это краем глаза, раздраженно дернул плечом, выпрямляясь. – Люциус, их превращения неконтролируемы и Оборотное зелье не даст никакого определенного и тем более желанного тобой эффекта.

– Хорошо, хорошо. Ты же знаешь, что я не сомневался в тебе, Северус. Цисси вчера уехала во Францию – поместье нужно проверить, – объяснил он задумчиво. – Как ты думаешь, насколько велики наши шансы провести своего кандидата в состав правительства магической Франции. – Снейп только пожал плечами; он вылил темное содержимое флакона, который достал из нагрудного кармана, в бокал и бросил в него длинный черный волос. Люциус наклонил голову, наблюдая, как зелье сначала приобрело бирюзовый цвет, а потом стало искристо-черным. Снейп присел на край дивана, подхватив парня под мышки, чтобы влить ему в приоткрытый рот зелье. – Я пойду. Проводишь его ко мне, Северус? – Тот раздраженно мотнул головой. – Хорошо, хорошо. Белла придет на ужин. Ты ее дождешься? Я тебя понимаю: Лестранжи не самое приличное общество. Столь длительное пребывание в Азкабане не могло не сказаться…

Снейп проследил, как закрылась дверь в спальню, съев почти весь свет в комнате. Теперь в полумраке черты лица парня, мирно спавшего на диване, сливались в белое пятно. Снейп поднес к губам крошечный пузырек и одним глотком выпил его содержимое. Прежде чем его скрутило от боли и швырнуло на пол, он успел сбросить мантию, обнажая угловатое бледное тело, пошедшее буграми и судорогами. Кожа меняла свой цвет, нарастали мускулы, пряча острые кости, всегда гладко выбритый подбородок покрылся щетиной. Наконец, он поднялся с пола, тяжело опершись на край стола и чуть не свалив его. Парень на диване перевернулся на другой бок и сладко засопел. Губы Сириуса Блэка скривились в тонкой презрительно-злой усмешке, совершенно ему не свойственной.

До двери было всего три шага, которые он преодолел в полсекунды – и зажмурился, от ослепляющего света.

Блэка встретило восторженное шипение Люциуса и магические путы, вмиг связавшие руки за спиной и вздернувшие кисти вверх, больно вывернув плечи и заставив наклониться, выпячивая зад, по которому не преминула легко пройтись сначала трость, а потом и прохладная рука.

– Малфой! Руки убери, если не хочешь остаться без яиц!

– Блэк, а ты хорошо выглядишь, несмотря на годы в Азкабане. – Люциус не мог не улыбаться: новая игрушка была более чем хороша и оправдывала и ожидания, и занудство Северуса, который, похоже, еще сумел и найти актера, и научить его повадкам Блэка. – Поджарый, как породистый пес. Ты когда-нибудь трахался в анимагической форме, Блэк?

Блэк зашипел:
– Кто бы мог подумать, что Малфой знает такие неприличные слова…

– И собирается оттрахать брата своей жены? – Наконец Люциус встал перед ним, буквально нежась в восхищенном взгляде Блэка: высокий, сильный, шрам поперек груди, белые лосины обтягивают бедра и пах, каблуки туфель с пряжками неслышно постукивают по мягкому ковру.

– Извращенец слизеринский! – Блэк оскалился. – Все вы там…

– Неужели ты никогда не помогал справиться с напряжением своему лучшему другу? Мне кажется, он был бы только рад. – Теперь рука Малфоя нежно поглаживала щеки Блэка, пальцы другой зарывались в спутанные волосы, потягивая почти больно. – А ты? Знаешь, Северус все-таки гений, что вытолкал тебя сюда таким беззащитно обнаженным. – Люциус присел на корточки, ведя рукой по подтянутому животу, вплоть до темной дорожки жестких волос. – Как ты думаешь, он нас подслушивает? Может быть, я как-нибудь отдам тебя ему…

– Ублюдок сальноволосый!

– … как ты на это смотришь? – Люциус уверенно ласкал член Блэка, поднимавшийся и наливавшийся кровью, чуть изогнутый вправо.

– Руки убери, Малфой! Тебе жена, что ли, не дает?

Люциус улыбнулся и взмахнул палочкой: невербальное заклинание подняло Блэка на несколько футов вверх, так что теперь Малфою не нужно было наклоняться, приседать. Блэк парил в воздухе почти горизонтально полу и его ноги, согнутые в коленях, были раздвинуты – тело выгнуто, как древко лука; не хватало тетивы, стрелы и сильных рук, чтобы заставить его петь. Люциус выпрямился и протянул руку, чтобы крепко сжать мошонку Блэка, дернувшегося и прикусившего губу.

– Нравится? Блэк, я мог бы пообещать доставить тебе удовольствие, но это слишком сентиментальный жест…

– О да, и аристократичный. Как раз для Малфоя! Ммм…

– … не соответствующей нашим с тобой несуществующим отношениям. – Люциус довольно улыбался: Блэк расслабленно опустил голову и тихо стонал, как-то враз погрузившись в свои ощущения – ласка, мучительно-медленная, продолжалась.
 Сейчас он был красив: сильное тело, красные губы, длинные волосы, закрывающие лицо почти полностью, выступающие позвонки на спине, росчерки татуировок. Люциус осторожно, стараясь не вспугнуть Блэка, откровенно получавшего удовольствие, наложил очищающее и растягивающее заклинания и быстро вставил сразу два пальца в податливый анус, почти сразу достигнув простаты. Блэк вскинулся, насколько позволяли вздернутые вверх руки, в тишине спальни хлесткий звук удара тяжелых волос по влажной от пота спине был оглушительным. Люциус сощурился, вглядываясь в лицо Блэка, пытаясь прочитать: хорошо ли ему, больно ли ему? Собственное возбуждение уже не так мучило, как несколько минут назад, когда Блэк пытался ругаться и сопротивляться. И тут его как хлыстом подстегнуло: Сириус задергался, скаля зубы и рыча, пытаясь избавиться от пальцев внутри себя. – Чш-ш-ш, мой хороший. – Люциус нежно и коротко начал касаться простаты, заставляя Блэка почти кричать. – Смелый гриффиндорец испугался собственного удовольствия?

 

– Сам что ли кончить не можешь, вуайерист гребаный? М-м-м… а-а-ах! Кончай же уже! – выпалил Сириус, задыхаясь.

 

– Только после тебя, Блэк. Или ты имел в виду что-то другое? Ты, надеюсь, не страдаешь преждевременной эякуляцией? Я знаю, как быстро вылечить этот недуг, – Люциус кивнул в сторону стола: в выдвинутом верхнем ящике блестели кольца на член, шелковые ленты, баночки с любрикантами. – Если не хочешь лечиться, – Сириус замотал головой, – то я позволю тебе кончить, если выиграешь. Начнём? Если проиграешь, то я больше не буду спрашивать твоего мнения. Да и нет – не говорить. Так что, начнем?

– Да!

– Штрафной. Блэк, нужно быть сообразительнее.

Поцелуй был жестким; когда Люциус его отпустил, Блэк только мог глотать ртом воздух и совершенно не замечал мечтательного выражения на лице Люциуса, посматривавшего то на него, то на плотную веревку, свернутую кольцом на столе.

– Ты когда-нибудь был с мужчиной? – Блэк прикрыл глаза, Люциус продолжал его нежно поглаживать. – Ну же!

– Только с самим собой, гребаный ублюдок! – Люциус снова болезненно-крепко сжал его мошонку, заставляя Блэка дергаться.

– Хммм... Тебе понравилось?

– Не очень!

– Ты не слишком искусен в мастурбации? – ответом было мотание головой. – Будем считать, что ты ответил "да". Посмотри, тебе должно понравиться, – Люциус поднес к самым глазам Сириуса шелковый шарф. Тот вздрогнул, когда ему завязали глаза. – Так ощущения будут острее. Не так ли?

– Нарциссе тоже нравится? – Блэк уже задыхался и судорожно дергался, пытаясь получить больше прикосновений. Но Люциус посмеивался – он отошел, чтобы раздеться и положить одежду на край кровати.

– Ты хотел бы видеть?

– Да! Да, черт подери! Да!

Блэк походил на бабочку, попавшую в невидимую паутину. Люциус улыбнулся: нити паутины могли стать более материальными – и наложил заклинание на веревку, тут же обившую щиколотки Блэка. Сил на слова уже не осталось, и Люциус устроился на кровати, поглаживая свой член, теребя соски – лениво, наблюдая, как Блэк барахтается в воздухе, как его опутывает веревка: от щиколоток к коленям и бедрам, чтобы в итоге оплести все тело, развести ноги в стороны, открывая вид на по-прежнему твердый член, охваченный слабой петлей-обманкой, подрагивающий и оставляющий на впалом животе влажную дорожку.

Люциус застонал в голос и сжал член, не позволяя себе кончить. Подойти к скалящемуся, просяще и беспомощно, Блэку и обнять его – и задрожать, когда он задрожал – от того, что Люциус провел членом по его промежности, на секунду задержавшись у растянутого отверстия. Чтобы опустить Блэка на пару футов ниже, ему пришлось поднять свою волшебную палочку с пола.

– Хочешь? – Люциус прошептал ему на ухо, толкнувшись внутрь, с силой сжимая его плечи – прикосновения были более чем желанны. – Хочешь?

– Сильнее! – Люциус улыбнулся: Блэк явно думал, что кричал, но его слова были чуть слышны. Чем глубже проникал Люциус, нетерпеливыми резкими толчками, тем слабее становились путы, петли сползали по влажной коже. Люциус кусал его плечи, терся носом о шею – его заводило это полупокорное крепкое тело, с которым он мог делать все, что пожелает, пока не кончится действие зелья. Но все-таки его самообладания хватило, чтобы отменить заклинание левитации и развязать Блэку руки – тот тяжело оперся ладонями об пол, даже не попытавшись сорвать повязку с глаз – Люциус сделал это за него, когда призвал зеркало.

Дернуть Блэка за волосы, заставляя поднять голову и посмотреть – и Люциус довольно выдохнул, увидев оскал и безумный блеск в глазах своего любовника. Этого ему хватило, чтобы кончить. Блэку оказалось достаточно пальцев на его члене.

Пару минут они лежали на ковре. Люциус вдыхал терпкий запах и улыбался, наблюдая за Блэком: тот кусал губы и боролся с дремотой, ровно до тех пор, пока не нашел взглядом на столе часы рядом с лентой, которой Люциус перевязывал волосы.

– Иди! – Люциус подтолкнул его. – Скажи Северусу, что он гений. – Люциус повернулся на бок, утыкаясь носом в подушку, пахнущую сигаретным дымом – как и весь Блэк.

Затушив неловким взмахом руки последнюю свечу, Блэк выбрался из комнаты – чуть ли не ползком, на подгибающихся ногах. Дверь хлопнула, и щелкнул замок.

Привалившись спиной к двери, он переводил дух: в ушах стучала кровь, не давая прислушаться ни к шорохам в спальне, ни к мирному дыханию парня, продолжавшему спать на диване. Острая боль, словно он сам вылил себе на руку пузырек с серной кислотой, разлилась по всему телу, прижимая к полу, вытягивая из легких остатки воздуха. Трансформация закончилась – всего несколько мгновений, – и Снейп дрожащей рукой притянул свою мантию, которую бросил под стол, прежде чем в обличии Сириуса Блэка войти к Люциусу. Черная ткань надежно скрыла синяки и царапины на бледной коже. Носки и башмаки стояли под диваном, где он их оставил, наклониться было тяжело – все болело. Но он справился – вдохнул побольше воздуха и сделал то, что нужно. Наложить на спящего парня несколько заклинаний, имитируя синяки с собственного тела, оказалось полуминутным делом. Еще тридцать секунд ушли на то, чтобы удобно устроиться в кресле, почти залпом выпить бокал вина и открыть книгу – «Историю магических войн Великобритании: 1500 – 1900» Северус Снейп знал наизусть.

Дверь спальни бесшумно распахнулась, чтобы позволить Люциусу, лениво кутавшемуся в белоснежный халат, величественно выйти из спальни. Снейп поднял взгляд с книги и вопросительно поднял правую бровь – Люциус выглядел довольным.

 

***


Гарри осторожно толкнул дверь – коридор был пуст: за полночь по Хогвартсу бродили разве что призраки, Филч и Снейп. Плотнее закутываясь в мантию невидимку, Гарри побежал – по коридору, вниз по лестницам, мимо портретов, на которых мирно спали давно умершие. Глаза быстро привыкли к темноте, а когда Гарри подбежал к лестнице, ведущей к кабинету Снейпа, слишком хорошо знакомой по походам на занятия окклюменцией. Снизу тянуло сыростью и холодом. А пальцы жгло – Гарри удобнее перехватил рукоять ножа, подаренного Сириусом.

Встав на колени, он начал открывать замок кладовой, где хранились ингредиенты. Металл поскрипывал – хорошо, что Кровавый Барон сейчас патрулировал коридор у лестницы в подземелья. Дверь поддалась через несколько минут, и Гарри зашел внутрь. На стеллажах ровными рядами стояли пузырьки, бутыли, коробки – все аккуратно подписанные и в алфавитном порядке. Красные чернила поблескивали в свете Lumos.

Схватив нужную бутыль, Гарри вышел из кладовой, вздрогнув от того, каким холодным и сырым ему показался воздух в коридоре. Прежде, чем спрятать толстостенную бутыль, подписанную резким косым почерком, хорошо знакомым всем ученикам Хогвартса по отметкам на полях эссе, Гарри вынул пробку и попытался уловить запах, которого не было.

– Мистер Поттер, – от неожиданности Гарри вздрогнул и чуть не разжал пальцы, не отпуская горло бутыли, спрятанной под мантией, – вы, вероятно, считаете, что правила написаны не для гриффиндорцев. Почту честью вас в этом разуверить, – издевательски продолжил Снейп; теперь Гарри, обернувшись, видел, как кривятся губы Снейпа – все обкусанные, в тонких корках запекшейся крови и лимфы. – Двадцать баллов с Гриффиндора за нарушение комендантского часа. И десять баллов с Гриффиндора за вашу вежливость, мистер Поттер. Разве вас не учили, что нужно здороваться со старшими и тем более с профессорами? – Гарри тряхнул головой. – Я провожу вас. – Снейп резко дернул рукой, приказывая Гарри, мявшему мантию-невидимку у себя за спиной, следовать за собой. На его рукаве блеснули два золотых волоса – сердце Гарри пропустило удар, а в ушах зазвучал голос Сириуса: «Сможешь достать волосы Малфоя?»

Их шаги гулким эхом разносились по коридорам. На галерее у внутреннего дворика Снейп замедлил шаг, вглядываясь в тени снаружи, проверяя, не скрываются ли там нарушители. Гарри, делая вид, что ничего не заметил, налетел на Снейпа – под толстым слоем ткани, прощупывалось угловатое тело, обжигающе горячее.

– Двадцать баллов с Гриффиндора, – прошипел Снейп, отталкивая Гарри, который осторожно наматывал на указательный палец несколько длинных волосков.

– За что?!

Снейп не удостоил его ответом, жестом приказывая следовать за собой.

Гарри вздрогнул, но его мысли снова вернулись к разговору с Сириусом: он уже представлял, как вызывает крестного через камин, как проходит в дом на Гриммольд-плейс, как Сириус помогает ему подняться с пола… Гарри не заметил, как они подошли к портрету Полной Дамы: платье сползло с ее плеча, до неприличия обнажив грудь. Снейп бросил на Поттера любопытный взгляд – мальчишка никак не реагировал на женские прелести: зеленые глаза были затуманены, словно Поттер мысленно разговаривал с кем-то. Северус поморщился, представляя, что выглядит почти так же, когда вспоминает те несколько часов, которые провел в спальне Люциуса, – плечи сразу заныли.

***


Он переставил колбы и коробки с сушеными листьями на полке – теперь все стояло в алфавитном порядке, блистая в неверном свете свечей, плывших под потолком. Снейп с отвращением стряхнул пыль с рукава, который измарал, не заметив, перебирая старые запасы в кладовке с ингредиентами, и посмотрел на часы. Стрелка замерла на без четверти девять и не желала двигаться ни в одну, ни в другую сторону, словно показывая, что ждать нечего. Выразив согласие кивком, Снейп устроил себя в кресле и взял книгу со стола – «Травоведение. Растения-хищники» под редакцией Флоры Дарвин. Но интереснейшая монография не смогла его увлечь.

– Что читаешь, Северус? – Люциус, сбросив мантию на стол, ловко выхватил книгу из рук друга. Снейп только хмыкнул. – Травоведение… никогда не понимал, в чем интерес – хорошо знать траву. Ее же можно просто сжечь, вырвать, – он сделал характерное движение рукой, – и просто уничтожить. Она бесполезна. Только магглы боятся, что сорняки забьют их поля, лишая пищи.

– А можно ей отравиться. Люциус, как ты думаешь, сколько капель сока Heracleum* и Saxifrága* нужно, чтобы превратить твою кожу в гниль? – Северус разливал чай. Люциуса передернуло, и он помедлил, прежде чем принять из рук Снейпа чашку, почти прозрачную. Наметанный глаз сразу определил – китайский фарфор прошлого века с примесью костяной золы.

– У меня в саду они растут? – Мятный чай с каплей коньяка согревал. – М-м-м?

– Конечно. Я уже давно удивляюсь, – Снейп вытянул ноги, с раздражением замечая, как тревога и головная боль, мучавшие его уже несколько часов, уходят, оставляя после себя мирную расслабленность, – кто дал мэнорским эльфам указание выпалывать эти сорняки. Судя по всему, это был не ты. – Снейп отсалютовал ему чашкой.

– Кстати говоря, – длинные пальцы с идеальным маникюром ощупывали теплый фарфоровый бок, ровно подстриженные ногти постукивали по почти прозрачному краю чашки, – я хотел поблагодарить тебя, Северус. – Люциус наклонился вперед, улыбаясь и совершенно не замечая, как Снейп впился взглядом в розовую отметину на его шее, показавшуюся из-за опустившегося воротника рубашки; Снейп машинально поставил шит, словно отражая Legilemens – к губам прилила кровь, напоминая о том, как он поцеловал Люциуса перед тем как обернуться и найти взглядом часы. – Мальчик был великолепен, – Люциус облизнул губы, – такой сладкий и непокорный. – У Снейпа перехватило дыхание, но он снова только хмыкнул и сделал еще один глоток безвкусного чая. – Приведешь мне его еще раз? И что касается Драко… как его успехи? Цисси просила узнать.

Разговор тек и тек, унося на своих волнах тревогу и воспоминания.

Люциус уже открывал дверь, собираясь выйти в темный хогвартский коридор, чтобы пройти к Амбридж. Снейп стоял у него за спиной; возможно, его взгляд был слишком обжигающим. Люциус улыбнулся и провел пальцами, обтянутыми шелком перчатки, по губам.
 
 
Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Гарри/Сириус, NC-17
Просмотров: 3831 | Загрузок: 255 | Рейтинг: 5.0/2 |