Среда, 12 Августа 2020, 09:55
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [30]
Фики с рейтингом G
PG-13 [48]
Фики с рейтингом PG-13
R [104]
Фики с рейтингом R
NC-17 [94]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Гарри/Сириус » NC-17

The Fake (Подмена)
[ ] 22 Августа 2009, 11:15
 

***


– Кто здесь? Lumos Maxima! – Сириус прикрыл глаза, чтобы не быть ослепленным светом, разлившимся по коридору. Гарри зажмурился, поднимая вверх руки, в извечном жесте покорности и несопротивления. – Гарри?

Сириус подошел ближе, но так и не решился прикоснуться к белой коже запястий, с которых сползи рукава растянутого свитера. На щеках Гарри лежали длинные тени ресниц, как если бы он был девчонкой.

– Что ты здесь делаешь? Тебя Дамблдор прислал? – Гарри помотал головой, так и не решаясь открыть глаза. – Да пойдем же. Что тут стоять. У меня есть виски, вчера только открыл, – Сириус тащил его за руку по коридору в сторону своей спальни, дорожкой, хорошо знакомой Гарри по ночным летним походам, заканчивавшимся обычно перепачканными пижамными штанами.

 

– Вот. Заходи. Рад тебя видеть, – добавил Сириус тише, закрывая дверь на ключ и из-за плеча поглядывая на Гарри: тот сидел на его кровати, покрывало морщинилось и на пол падал пепел, который Сириус обычно стряхивал прямо на постель. – Ты как? Розовая жаба жива? Или вы ее уже заспиртовали и отдали Снейпу на опыты?

Гарри заулыбался: напряжение уходило, и он уже не чувствовал, как холод от пузырька в нагрудном кармане пробирается к самому сердцу. Здесь и сейчас – в комнате, освещенной только парой свечей и пропахшей насквозь табаком и алкоголем – ему было хорошо.

– Пока нет. Снейп, – Гарри кивнул, когда Сириус, не раздумывая, протянул ему полный бокал вина, – сам у нее подопытный. – Рассказывать Сириусу о допросе на занятиях было сущим удовольствием. Тем более, что Сириус устроился на полу рядом с Гарри, приобнимая крестника за плечи и выдыхая сигаретный дым ему прямо в волосы.

– Сопливчик, должно быть зол. – Сириус мечтательно улыбнулся. – Джеймс был бы рад. А как там наша шалость? – Гарри удивился, как сильно пальцы крестного сжали его плечо – до боли. Но, оказалось, ему достаточно было кивнуть в сторону сумки, как Сириус его отпустил.

– Ты ничего не говорил. И зеркало, ты про него вообще помнишь?

Гарри прикусил губу, роясь в сумке, возбуждение накатывало: у них с Сириусом будет общее дело – только их. Наконец пузырек нашелся и Гарри достал из нагрудного кармана рубашки бумажный конверт, в котором хранил волосы Малфоя. И на глазах у одобрительно кивающего Сириуса бросил волос в зелье, запенившееся, как шампанское.

– Давай. – Сириус жадно потянулся к крестнику. – Давай. Гарри. Мне надо...

– Зачем? – Гарри с любопытством посмотрел на крестного, у которого разве что руки не дрожали. – Сириус?

– Дай, Гарри. – Сириус потянулся за сигаретами, не отводя взгляда от пузырька. – Мне надо, чтобы вернуться. Вернуться... к жизни. Отомстить...

– ПОЧЕМУ ТЫ МНЕ НЕ СКАЗАЛ?! – Гарри словно взорвался: он сжимал и зажимал кулаки и наклонялся вперед – совсем как это делал Джеймс. Сириус стукнул кулаком о пол, прежде чем ответить:

– С какой стати я должен перед тобой отчитываться, Джеймс? Ты не мой старший брат!

– Я – НЕ МОЙ ОТЕЦ! ЧТО ТЫ ЗАДУМАЛ? САМОМУ ПОЙТИ НА ИХ СОБРАНИЕ?! Тогда я пойду с тобой. – Гарри присел на корточки и начал рыться в своей сумке, пытаясь найти мантию-невидимку. – Ты же говорил, что это шалость!

– Это и есть шалость!

– Да? Тогда зачем тебе выходить?! Зачем тебе все это?! Возьми меня с собой! – Гарри снова отвернулся. Его пальцы перебирали толстый слой ворса ковра, разве что не потрескивавшего от электрических разрядов. – Зачем?! Ты мог бы меня и на вокзал не провожать. Это было опасно!

Сириус, пытаясь сдержаться, чтобы не наорать на мальчишку, мерил шагами комнату.

– Гарри. Это не твое дело, – он неловко чеканил слова. Гарри дернул плечом, показывая, что Сириус его не убедил. – Гарри, с чего ты, – Сириус опустился на колени, обнимая Гарри, утыкаясь носом ему в макушку, – с чего ты вообще все это взял? Неприятно мое общество – так и скажи. Я не Сопливчик...

– Да не в нем дело!

– А в чем? Что не так?! Ты прям как Лили. Ей тоже все никогда не нравилось.

– Потому что это не шалость!

– А что? – изумление Сириуса было неподдельным. – Найду себе какого-нибудь парня, который согласится трахаться под Оборотным. В конце концов узнаю, каково это – быть с Малфоем…

Сириус так и замер с открытым ртом: обернувшийся Гарри смотрел на него широко распахнутыми глазами. Он поднес пузырек ко рту, горло дернулось – и Гарри повалился на Сириуса. Тот держал корчащееся тело и вдыхал запах: Малфой, проходивший по коридорам Хогвартса мимо гриффиндорцев, пах сладковатым парфюмом и гордостью, смешанной со скукой.

– Гарри? – Сириус вздрогнул – на него смотрели холодные серые глаза с поволокой, оставленной болью. – Ты как?

– Шалость удалась? – Малфой поднялся, не обращая внимания на липкие взгляды Сириуса и расползшуюся одежду, лохмотьями упавшую на пол. – Сириус?

– Малфой, – на выдохе. – Ты охренителен. – И тут же тряхнул головой: – Гарри ты не должен был…

Люциус вдернул подбородок, пряча глаза в тени. Медленно поднес руку к паху и сделал приглашающий жест. Сириус закусил губу и зашарил по полу в поисках пачки сигарет, не в силах отвести взгляда от Малфоя, который снова выставил вперед ладони – мягкой стороной.

– Гарри, не надо.

– Гарри не надо. – Малфой, соглашаясь, холодно улыбнулся. – Но ведь дело не в Гарри, Сириус. – Горечи Сириус не услышал. – Что, – его голос сорвался, – что дальше? – Малфой еще дальше отступил в тень.

– Гарри? – Сириус еще сомневался – он сломал сигарету и стряхнул с колен просыпавшийся табак. – Гарри?

– Гарри? – словно эхо. Но прозвучало это имя презрительно. И опять Сириус не услышал горечи, услышал что-то свое. Сглотнул и усмехнулся:

– Малфой, сыграешь со мной? Да и нет не говорить и как там дальше. А? – Люциус кивнул, и волосы легли на грудь, прикрывая розовые горошины сосков. – Давай, на кровать. Я был не прав тогда… когда не начал бегать за тобой. Давай, игра началась. Не будь теперь сам идиотом и ты, так что покажи, чего ты хочешь?

– Да. – Уголок рта Малфоя дернулся, когда он обхватил свой полутвердый член.

– Штрафной, Малфой. – Сириус потянулся к Люциусу, чтобы поцеловать – в губы. – М-м-м… любишь дрочить. Малфой, не прекращая поглаживать себя и сильнее запрокидывая голову, чтобы спрятать глаза в тени, долго думал, словно боялся заработать еще один штраф.

– Очень, – отвечая за Малфоя, кивнул Сириус. – Хочешь, чтобы я разделся?

– Да….

Еще один штрафной поцелуй, и Сириус повалил Малфоя на постель, запуская пальцы в волосы, дергая их больно. Потом поднялся, чтобы стянуть с себя рубашку и брюки. Сириуса разозлило, как ему показалось, брезгливое, а на самом деле восторженно-испуганное выражение на лице Малфоя, и Сириус толкнул его в грудь, не позволяя приподняться. Тот шумно выдохнул – от неожиданной боли и машинально поднес руку ко лбу. Сириуса передернуло: – Гарри?

– Гарри? – опять эхо.

– Издеваешься, Малфой? – зарычал Сириус, встряхнув его.

– Да! – с вызовом. И Сириус снова начал целовать его, с силой проникая языком в рот, поглаживая небо, заставляя забыть обо всем и плыть, плыть по течению темной реки. Сириус почувствовал, что теперь ему в живот упирается твердый член, который хотелось сжать, и толкнулся вперед, заставляя Малфоя стонать себе в рот – несдержанно и страстно.

– Хочешь меня, Малфой? – ответом был только выдох и судорожно сжатая рука на его предплечье. Но Малфой был нерешителен, а Сириус зол, поэтому Блэк заставил его раздвинуть колени, дрожащими руками нашаривая по промежности.

– Да, – Люциус шире раздвинул бедра, – очень.

– Вот и хорошо, вот и хорошо. – Сириус скалился, наблюдая за тем, как Малфой кусает губы, как по его вискам стекают прозрачные капли пота, как темнеют взмокшие пряди на лбу. Время тянулось невероятно медленно, словно Сириус Блэк снова был узником Азкабана и фантазировал о Люциусе Малфое, распятом на школьной парте и молящем о пощаде и о прощении всех грехов – смерти Джеймса, прежде всего.

– Сильнее, – Малфой шипел и извивался, пытаясь пустить Сириуса глубже в себя. Было видно, что боль от первого проникновения уходила, оставляя после себя острое желание – твердый член упирался Сириусу в живот.

– Зачем ты вообще ввязался в политику, Малфой? Если бы ты не поддержал его, за ним бы не пошло столько! Вообще бы ничего не было! Да? Да! Да! – Сириус вбивался в тело под собой, не обращая внимания на то, что Малфой разве что не бьется головой о спинки кровати и закусывает до крови губу. – ДА! – Он повалился на Малфоя, с сожалением позволяя своему члену выскочить из растянутого ануса. Сириус почти провалился в дрему, хотя всего-то полминуты прошло, как Малфой задрожал, но не от оргазма, как подумал сначала Сириус, и превратился в Гарри. – Гарри? – Сириус отползал на край кровати, не в силах отвести взгляда от струйки крови, стекающей по подбородку крестника. – Гарри, – выдох полный сожаления.

– Мне было хорошо, – Гарри хмурился, сил даже протянуть Сириусу руку не было. – Сириус?

– Уходи! Просто уходи!

– Сириус!

– Гарри, я кому сказал? Уходи!

Они одевались, руки дрожали. Стучала кровь в ушах и капли воска с плавающих под потолком свеч – об пол.

***


– Поттер, что вы делаете в коридоре ночью?

– То же что и вы – прогуливаюсь после отбоя, – эти слова Гарри буквально выплюнул, удостоив Снейпа только коротким злым взглядом.

Встреча с сальноволосым ублюдком была ерундой по сравнению с произошедшим на Гриммольд-плейс. Желание ударить и побольнее, чтобы утишить боль в ноющем сердце, заглушило инстинкт самосохранения: – Хотел сделать вам приятное – дать возможность снять баллы с Гриффиндора.

– Двадцать баллов с Гриффиндора. – Снейп тонко улыбнулся и наклонил голову, ожидая продолжения представления. Гарри покусывал нижнюю губу: в свете Lumos поблескивали два белых длинных волоса на рукаве у декана Слизерина. Гарри сморгнул: то ли Снейп за это мгновение успел отряхнуть рукава, то ли никаких волос там не было, но теперь Гарри видел только ровную черноту шерсти. – Еще какие-либо пожелания, мистер Поттер?

– Любовник вам не дал? – выпалил Гарри на одном дыхании и замер: только теперь до него начало доходить, к чему может привести эта перепалка со Снейпом. – Мне опять змея снилась, – попытка перевести разговор на другую тему не удалась.

– Двадцать баллов с Гриффиндора. И еще пятьдесят, если вы за десять минут не доберетесь до своей спальни, мистер Поттер. Иначе у меня буду все основания для того, чтобы обвинить вас не только в нарушении школьных правил, но и распущенности.

– Очень страшно, – пробормотал Гарри себе под нос, направляясь в сторону гриффиндорской башни.

– Вам не хватает скандальной известности, мистер Поттер? – Снейп мстительно и довольно улыбался. Гарри выдохнул, заставляя себя не обернуться. – Понравились статьи в Ежедневном Пророке? Получить новую серию публикаций будет просто, - проговорил Снейп почти мечтательно – Поттер чуть ли не бежал по коридору.

Время текло как-то незаметно, один день превращался в другой, наполненный борьбой с жутковатой реальностью и странными горячечными мечтами и фантазиями. Гарри начинало казаться, что он приходил в себя только здесь, в темных коридорах, так похожих на лестницы дома на Гриммольд-плейс. Словно здесь ему легче понять, что же происходит: почему он не может заснуть, не вспомнив случившегося, когда он принес Сириусу Оборотное зелье, и почему сегодня вечером произошло то, что произошло – во время разговора по каминной сети.

– Кстати о Снейпе, – вставил Люпин. Между его бровей пролегла чуть заметная морщинка. – Что он сказал, застав тебя у думосбора?

– Сказал, что больше не будет учить меня окклюменции, – равнодушно ответил Гарри, пытаясь высмотреть что-то на лице Сириуса, который только мял брюки у себя на коленках, – можно подумать, большая траге…

– ЧТО?! – взревел Сириус. Гарри, ахнув от неожиданности, набрал полный рот пепла.

– Ты серьёзно, Гарри? – резким тоном спросил Люпин. – Он перестал давать тебе уроки?**

– И что?! – Гарри наклонился вперед, словно мог добраться до Сириуса. "Добраться", – эта мысль мелькнула и исчезла: Гарри представил, как его начала бы искать Амбридж и что она бы наверняка нашла дом на Гриммольд, как бы тот ни был защищен. – Тебе-то какая разница? Это же не тебя там мучают! Если бы не согласился с Дамблдором, я бы не стал заниматься со Снейпом! – Гарри передернуло, когда Люпин положил Сириусу руку на плечо, словно призывая быть сдержанным, быть взрослым. – Нет, тебе было нужно, чтобы я с ним занимался!

– Гарри. – Сириус наклонился к самому огню, в его глазах заплясали дьявольские искорки. – Это не шалость. Это серьезно!

– ДА?! – Гарри не заметил, как вертя нож, подаренный Сириусом, в руке, взрезал ладонь. – ДА?! Сириус...

Неожиданно он услышал условный знак, поданный из коридора. Прощание вышло смазанным, и Гарри не решился сунуть руку в камин, чтобы хотя бы попробовать прикоснуться к Сириусу.

– Ну что? – Рон, дожевывая оставленный Гермионой с обеда сэндвич, придвинулся к Гарри вплотную.

– Да так. – Гарри поморщился, давая понять, что ничего страшного не произошло и что разговор помог.

– Ну он тебе сказал, что Снейп был сам виноват?

– Снейп? Дело не в Снейпе! Дело в Малфое!

– Гарри, ты чего? Причем тут Малфой?

– Это он во всем виноват! – Гарри с силой захлопнул книгу – жалобно хрустнули страницы. Гермиона неодобрительно поджала губы и снова склонилась над своим эссе по трансфигурации, где вырисовывала сложную схему. – Он поддерживает Вольдеморта. Если бы не он, ничего бы не было! И если бы Снейп не был предателем!

Рон закивал, но у Гарри больше не было сил продолжать разговор – он выбежал из гостиной. Полная Дама удивленно вздохнула и начала помахивать веером, словно ей тоже было жарко.

Гарри забрался на подоконник высокого окна галереи, выходившей на внутренний дворик: фонтан еще не был запущен и плющ еще не обвил стены. Гарри смотрел на трещины и шептал:

– Ему нужен Малфой, ему нужен Малфой, ему нужен Малфой... Ну и к черту! – И закрыл руками лицо.

***


Палочка Малфоя упиралась под ребра, мешая дышать, напоминая о том, как Гарри задыхался в объятиях Сириуса. Невилл что-то кричал про пророчество, но Гарри было все равно: в ушах отдавался звонкий голос Сириуса: "Гарри, беги!". Впрочем, это стало неважно, после того, как Гарри перебрался Блэку за спину, позволив себе коротко коснуться руки крестного. Внутри, там, где сердце, разливалось тепло – но только до того момента, как Малфой заговорил. Гарри словно ничего не слышал, просто читал по губам, красиво очерченным, чувственным.

– Сириус?

– Люциус?

Гарри переводил взгляд с одного на другого, не замечая, что за его спиной Ремус теснит Беллу. Те двое смотрели друг на друга, не обращая внимания на развернувшуюся битву. Гарри, увернувшись от брошенного в него проклятия, стал пробираться к Люциусу – желание убить его, стало нестерпимым, ведь Сириус смотрел на него и совершенно не замечал, что его крестник выбрался из-за его спины и подставляется под заклятия.

– Надоело греть постель женушке, Люциус?

– Надоело прятаться по подворотням? Твоя матушка была бы крайне огорчена, Сириус. Впрочем, ты никогда не думал о своих близких.

– Может быть, я соскучился по тебе, ублюдок! Expellearmus! Stupefy! – второе проклятье пролетело мимо, и Пожиратель смерти уже бежал к стене, чтобы подобрать отлетевшую к ней палочку.

– О да, мы не виделись целую вечность, Блэк! И какого бы ты не был высокого мнения о себе, но одного Блэка в доме мне вполне достаточно. Знаешь, ты мне запомнился более молодым и привлекательным.

– Малфой, похоже ты на меня сердит! – Сириус усмехнулся и провел рукой по подбородку, словно пряча довольную улыбку. Малфой шел к нему, походя отвечая на проклятия. – И хочешь убить меня своими руками? – Гарри бросило на пол, когда Люциус отбил его Stupefy. – О да, задушить в любовных объятиях, дорогой родственник. Ты мог бы выбрать правильную сторону, вот только твой любовник...

– НЕТ!!!! – Гарри смотрел, как медленно падает в туманную завесу Арки Сириус, как каменеет лицо Малфоя, словно происходит что-то страшное, более страшное, что представляет себе Гарри. И внутри у него все замирает, когда он понимает, что последний взгляд, последняя насмешливая улыбка Сириуса обращены к Малфою.

***


В осколке зеркала лицо Гарри отражалось мертвенно бледным, и волосы золотились светом свечей. Чуть помедлив, он глотнул Оборотного зелья, не замечая, что стекло взрезает ладонь – так сильно он сжал руку, когда его накрыла короткая, но сильная волна боли. Еще через минуту на Гарри из зеркала смотрели холодные и невероятно грустные глаза Малфоя – хотя там должен был быть Сириус! Но Сириус был там, откуда возвратиться смог только Волдеморт, и Гарри точно знал, кто виноват в этом: Северус Снейп, не послушавший, спровоцировавший Блэка, может быть, даже сказавший ему, что в Министерстве будет Малфой. И сам Гарри. Последнее признание жгло изнутри, сводило с ума, заставляло что-то делать. Мстить самому себе. Или Снейпу на худой конец.

Гарри бежал по коридору: встречавшиеся ему на пути студенты с удивлением оглядывались на Люциуса Малфоя, непривычно растрепанного, поджимающего губы.

Он колотил кулаками в закрытую дверь кабинета Снейпа до тех пор, пока ребра ладоней не превратились в сплошной синяк и пока Снейп не открыл, ахнув и сразу отступив в темноту, спрятавшую и стакан из-под виски в его дрожащей руке и глаза, красные от полопавшихся сосудов.

– Люциус... – на выдохе.

Глоток из стакана, чтобы тут же отвернуться. Найти на столе колбу с зельем, бросить в нее волос – из специальной коробки, где лежала срезанная прядь – на это ушла пара мгновений. Если Малфой был здесь, если он пришел к нему, если было правдой то, что рассказал Дамблдор о слушаниях в суде и скором заключении в Азкабан, то эта встреча могла стать последней. И Снейп не собирался упускать свой шанс: Люциус никогда бы не отказался от еще одного часа с Блэком, кто бы его не играл. Чуть не подавившись зельем, Снейп замер в ожидании.

Гарри, закрывая дверь на ключ, прислушивался к сбитому дыханию. Обернуться было страшно, но он все-таки смог это сделать. Только для того, чтобы увидеть Сириуса и броситься к нему, прижаться губами к лицу, зарыться пальцами в спутанные волосы, прижаться и беззвучно шептать: "Жив, жив... Сириус". Сириус притянул его ближе и поцеловал: нежно, словно боясь вспугнуть. Его жесткие губы, требовательные и одновременно просящие скользили по его коже, заставляя Гарри трепетать.

Северус быстро расстегивал многочисленные пуговицы на белой мантии, добираясь до самой сердцевины – крепкого тела, прохладного, как морская волна. Он спешил, боясь, то ли привычно – что действие оборотного зелья закончится, то ли по-новому – что мечта под неумолимым воздействием времени превратится во что-то другое. Люциус подставлялся под его неуверенные ласки, также неуверенно, почти робко. Позволив себе всего лишь короткий взгляд – от макушки до пальцев ног – Северус отошел: в шкафу среди других ингредиентов было розовое масло – не самый лучший любрикант, но для другого времени не было.

– Сириус. – Северус обернулся: привычно резанула нежность, с которой было произнесено чужое имя. Но нежность во взгляде, которую он ощущал кожей, заставила забыть о боли. – Сириус.

Он молча поднял повыше флакон с маслом, чтобы тот сверкнул. Дождался кивка и наблюдал, как Люциус медленно поворачивается, опускается грудью на стол, раздвигает ноги. От его напряжения звенел воздух. Северус задрожал сам, когда осторожно, пробуя, провел пальцами по промежности, разве что не с благоговением касаясь светлых волосков в паху Люциуса, у которого сбивалось дыхание.

– Чш-ш-ш... чш-ш-ш... все будет хорошо, – Снейпа передернуло от собственных слов, такими неуместными и одновременно нужными они прозвучали. 

Люциус ответил ему только коротким и злым:

– Это ты во всем виноват! Это ты! – Он обернулся, Северус вздернул подборок. Но на него смотрели восхищенно и с желанием. – Ты...

– Чш-ш-ш... – Ему больше нечего было сказать сейчас.

Он растягивал, ласкал, поглаживал, вдыхал запах парфюма, сдерживался, чтобы не распустить ленту, связавшую волосы. Прислушивался к тихим вздохам, перешедшим в задушенные стоны. И только тогда смазал себя, чтобы войти – медленно и плавно – в хорошо подготовленное тело, тут же отозвавшееся на прикосновение. И только после этого он смог думать, что занимается любовью с Люциусом Малфоем.

Люциус двигался с ним в одном ритме, яростно шепча: "Сириус, Сириус, Сириус!"
Запрокинув голову, словно так он мог не слышать чужого имени, Снейп продолжал двигаться, ведя руками по бокам, прикасаясь к члену Люциуса, нежно поглаживая его, дразня. Этого оказалось достаточно, чтобы Снейп кончил.

Он удерживал ломающееся тело, прижимал к себе, словно пытался остановить превращение, и совершенно не замечал собственной боли. Вдыхал запах, мальчишеский, с оттенком земляничного мыла, не решаясь разомкнуть объятия и взглянуть в глаза, которые, наверное, полнились слезами.

– Поттер, – вышло хрипло и тихо, – если хотите, то я могу наложить на вас Obliviate.

Гарри отрицательно помотал головой, не в силах вымолвить ни слова. В свете оплывающих свечей их тени прыгали по стене, раскачивались, словно сносимые ветром, и Снейп с чего-то казался похожим на Сириуса. Гарри прикусил губу, чтобы не всхлипнуть, и только теперь заметил, что машинально поглаживает ладонь Снейпа, лежавшую у него на животе.
Прикосновение к сухой горячей коже успокаивало.

Прошло еще некоторое время, прежде чем Снейп отпустил его, отошел, отвернулся, протянул Гарри свою мантию и махнул рукой в сторону двери: "Убирайтесь, Поттер".

Когда за мальчишкой хлопнула дверь, он начал методично приводить в порядок себя и стол, не обращая внимания на впивавшиеся в ладони осколки. Среди прочего на столе, сдвинутыми на самый край, нашлись чистый пергамент и чернильница с пером. Черная капля, упавшая на пергамент растеклась, нарисовав взлохмаченную голову. Помедлив минуту, Снейп быстро вывел: "Мистеру Поттеру...".


fin

Примечания:
Heracleum* и Saxifrága* – борщевик и камнеломка
** – разговор по каминной сети дан в переводе РОСМЭНа с небольшими правками.
 
Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Гарри/Сириус, NC-17
Просмотров: 1739 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 3.0/1 |