Суббота, 15 Августа 2020, 04:03
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [30]
Фики с рейтингом G
PG-13 [48]
Фики с рейтингом PG-13
R [104]
Фики с рейтингом R
NC-17 [94]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Гарри/Сириус » NC-17

Less A Slave. Глава 2
[ ] 10 Июня 2009, 11:13

Глава 1

2.

Гарри, кажется, думал, что пес будет спать у него в ногах так же, как в "Ночном рыцаре", и пес не собирался спорить. Ночевок на полу с него более чем достаточно. Он свернулся и накрыл нос хвостом, глядя, как мальчик устраивается под одеялом.

- Спокойной ночи.

Взмах хвостом, невидимый в темноте.

В три часа пес грустно попрощался с возможностью поспать. Слишком много лет прошло в страхе, что он заснет в собачьем облике, и его найдут. Он мог бы устроиться на кушетке, но сомневался, что ее хватит для шести футов человеческого роста, а спать на полу хотелось не больше, чем целоваться с огнеплюем-мантикрабом. Судя по тому, как настороженно вел себя Гарри, ему вряд ли понравится пробуждение рядом с беглым преступником. Подумав так, пес спрыгнул с постели и отыскал свою кость.

Это заняло его примерно на час, но грызть приходилось тихо, чтобы не разбудить Гарри, а половина удовольствия заключалась как раз в том, чтобы вволю похрустеть. Он выбрался из-под кушетки и подошел к окну, превратившись где-то на полдороги. Мокрая мантия лежала на спинке кресла так, чтобы ее нельзя было увидеть, заглянув в комнату с улицы. Сириус стоял в тени. Лунные лучи падали в окно, время от времени их заслоняла тень вылетевшей на охоту совы.

- Что такое? - донеслось от кровати сонное бормотание.

- Ничего. Мне иногда неудобно спать в виде собаки.

Откровенно говоря, это никогда не было удобно.

- Ну и что? - судя по голосу, последним оплотом разума во всем мире был его обладатель. - Спи так.

Сириус поколебался, затем прилег на кушетку. Его ноги свесились с одного конца, и от кровати донесся сонный смех.

- На кровати нормально. Только кость с собой не бери.

После недолгого раздумья он скользнул через комнату и забрался под одеяло. Мягкая пуховая перина втянула его, он вздохнул от удовольствия и услышал в ответ невнятное приказание лежать тихо, не то Дадли превратит их носки в огненных муравьев.

 

Проснувшись от невыносимой жары после того как столько времени спал на холоде, Сириус не без труда сбросил покрывала и опять провалился в сон. Ему и в голову не пришло отодвинуться от человечка, устроившегося в его объятиях; чистые волосы, оказавшиеся под носом, так приятно пахли.

* * *

Проснулся он один, замерзший, и потянулся за покрывалом.

- Ты встаешь?

Сириус поморгал, отгоняя сон, и увидел Гарри - тот сидел у стола, полуотвернувшись, с напряженно застывшими плечами.

- Том хотел принести завтрак в восемь, и горничная два раза стучала.

- Который час?

- Пол-одиннадцатого.

- Нужно было меня разбудить, - сказал Сириус, и тут понял, что его мантия лежит на спинке стула на другом конце комнаты, и должно быть, именно поэтому Гарри отсел от него подальше. Приличные люди не ложатся раздетыми в постель к своим тринадцатилетним крестникам.

- По-моему, тебе надо было поспать, - пробормотал мальчик.

- Спасибо. Хм, подай мне мантию…

Гарри, вспыхнув, боязливо подчинился, и Сириус, содрогнувшись от холода, натянул чуть влажное платье через голову.

- Какие планы на сегодня? - спросил он и вдруг заметил в клетке сову.

- Позавтракать, - сказал Гарри. - Сделать домашнюю работу. Сегодня я не пойду на Диагон Аллею.

И он протянул Сириусу маленький кусочек пергамента.

"Гарри,

Держись возле Дырявого котла. Я догадываюсь, от кого ты мог это узнать, поэтому Мерлина ради, будь осторожен. Держись на виду у людей и НЕ ВСТРЕЧАЙСЯ с ним, пока я тебе не напишу.

Артур"

- О Петтигрю ни слова, - сказал Гарри. - Но похоже, мистер Уизли принял предупреждение всерьез.

Сириус кивнул, протянул записку мальчику, но уронил ее, услышав стук в дверь - лапы не удержали клочок пергамента.

- Гарри, я принес завтрак.

Гарри быстро оглядел комнату, проверяя, нет ли на виду чужих вещей.

- Входите, Том.

Круглое лицо трактирщика появилось в дверях, в комнату влетел запах горячих пирожков. Пес подскочил на кровати. Том оглядел комнату, и подозрение на его морщинистом лице сменилось облегчением.

- Вот, пожалуйста. Яйца всмятку, сыр, фрукты, свежие горячие булочки, тыквенный сок и чай, - Том вытащил из кармана передника цепочку сосисок. - Я и про тебя не забыл, приятель. Каким красавцем он стал после ванны, Гарри.

Пес взял предложенную сосиску, осторожно щелкнув жуткими зубами. Очень хотелось распушиться от гордости, но он сдержался.

После завтрака Гарри решил, что кафе Фортескью достаточно близко к Дырявому котлу чтобы не навлечь гнев мистера - а вернее миссис - Уизли, и они просидели во дворике кафе весь день. Гарри писал сочинения, а пес из-под стола разглядывал прохожих.

Этим вечером Гарри настоял, чтобы Сириус пошел в душ первым, хотя спокойнее от этого ему, кажется, не стало. Вытираясь, мальчик покраснел как свекла. Сириус вежливо отвернулся и начал рыться в шкафчиках в поисках средства для эпиляции. Он нашел его на полочке под одноразовыми зельями-дезодорантами и решил - на случай, если вдруг хозяин считает эти штуки - что Гарри вполне мог бы взять одно просто из любопытства. Пока Гарри одевался, он сосредоточенно убирал с лица бороду.

Вернувшись в комнату, Гарри разобрал обе стороны кровати. Пес вздрогнул в замешательстве, потом превратился - на этот раз в одежде - и забрался в постель рядом с крестником.

- Спокойной ночи.

Шелковая тишина, тиканье часов, и в ответ:

- Спокойной ночи.

* * *

Он проснулся в полчетвертого, сам не зная, почему. Гарри повернулся к нему лицом и лежал, откинув одну руку на подушку, а другую подложив под щеку. Ночь высосала цвет из его бледной кожи, сделав его гладким и совершенным, как у статуи, - только сбоку на носу темнело пятнышко заживающего прыщика.

Его как будто подняли с крышки саркофага. Он был словно льнущее к матери мраморное дитя или жертва трагической юношеской влюбленности. Не очень понимая, что делает, Сириус тронул его волосы, и тут же отдернул руку - они были мягкими и живыми. Гарри не шевельнулся, и рука, осмелев, погладила мягкую щеку. Снова к волосам, пряди которых даже во сне воевали с земным притяжением, и опять к щеке, и кончиком пальца вниз по чуть вздернутому носу...

Часы пробили четверть, и его глаза закрылись сами собой.

* * *

Утром Гарри отчаянно краснел и отводил глаза, и Сириус решил, что мальчик передумал и все-таки вызвал по его душу ауроров, но потом заметил у себя на мантии пятно. Сбоку, так что это была явно не его работа. Мрачное настроение несколько развеялось, ему на смену пришла непривычная бодрость. Он хотел сказать что-нибудь вроде "С кем не бывает" или "Ты просто растешь" или "Лучше вверх, чем вниз, правда?" - но не хотел смущать мальчика, который по-прежнему не свыкся с тем, живет в одной комнате с предполагаемым убийцей.

Пришел Том, и Сириус перекинулся в привычный облик, чтобы съесть завтрак, состоявший из каши, бекона и тоста, а потом мальчик с собакой ушли - надо было дать горничной время наложить чистящие заклинания. Гарри побродил по окрестным магазинам, накупил всякой всячины. Подарки на дни рождения друзей, объяснил он. Дядя не подписал ему разрешение посещать Хогсмид, и хотя день рожденья у Рона был только в марте, Гарри вряд ли представился бы случай что-нибудь купить в течение года.

Они снова устроились у Фортескью, Гарри с кубком сливочного эля и сочинением по истории магии, а пес с печеньем и парой жучков, которых забавы ради гонял по кругу.

Этим вечером Гарри пошел в душ сразу после ужина. Пока он мылся, пес лежал под раковиной. На этот раз вода лилась дольше, чем обычно. Еле слышный стон заставил пса вскочить, так резко, что он стукнулся головой о фаянсовую раковину. Пряный земляной аромат примешался к другим запахам душевой. Его невозможно было ни с чем перепутать, хотя его и перебивал пар. Пес снова улегся, странно взволнованный. Когда мальчик вышел из душа, пес лизнул его стройную голень.

- Сириус! - тихо ахнул Гарри, потом вспомнил что звать его нужно тем именем, которое на ошейнике. - Бродяга, щекотно!

Пес улыбнулся, свесив язык, и снова лизнул его. Ему захотелось проследить языком очертания ноги и проверить, остался ли еще тот аромат на чистой коже. Он встряхнулся. Умение подавлять порывы собачьей половины уже вошло у него в привычку. Вместо этого он опустил голову и начал вылизывать пальцы Гарри, пока тот не повалился, хохоча. В пределах досягаемости оказалось лицо, и пес принялся за него с таким же энтузиазмом. Ему хотелось облизать мальчика с головы до ног, чтобы от запаха мыла остались одни воспоминания, - но он ограничился только тем, что Гарри, по его разумению, мог бы позволить сам.

- Вода уходит, - еле выговорил Гарри, несмело теребя ошейник. Пес сел на задние лапы, шумно дыша, и сменил форму на ту, которую было легче отмыть. Гарри страшно покраснел и потянулся за упавшим полотенцем. Сириус, не обратив на это внимания, сбросил мантию и шагнул под горячий душ.

Вода освежила его, и возбуждение, вызванное игрой, в сочетании с воспоминанием о пряном аромате и приглушенном вскрике напомнило ему об иных забавах. Он потянулся к вставшему члену. Прислонился спиной к выложенной плитками прохладной стене, двигая намыленной рукой. Быстро и без затей - все кончилось в считанные минуты - но, черт возьми, это было лучшее ощущение в мире. Волосы он решил не мыть, поскольку душ и так работал почти полчаса.

Гарри еще догорал румянцем, когда Сириус взял у него полотенце, и Сириус подумал, догадался ли он. Потом отбросил эту мысль. Они были квиты, и чувство удовлетворения не давало ему думать ни о чем плохом. В нетягостном молчании они читали до самого вечера, и Сириус забрался в постель к Гарри, не дожидаясь приглашения.

* * *

Ощущение солнечного света на лице и теплого тела в объятиях пришли одновременно, и Сириус подумал, что ему, наконец, удалось проснуться раньше Гарри. Но тут Гарри шепотом позвал его.

Он сам не знал, почему не отозвался и не снял руку с пояса мальчика. Просто это было приятно, и солнце слишком ярко светило в восточное окно, а значит, Том должен был появиться еще не скоро. Ему хотелось поваляться и не хотелось спугнуть Гарри.

- Сириус? Ты спишь?

Он не шевельнулся, и в следующее мгновение почувствовал легкое прикосновение к покрытой щетиной щеке. Странное чувство ворвалось в его сонное блаженство. Он вдруг с досадой понял, что у него утренняя эрекция, но по-прежнему ничего не сказал, решив "не просыпаться", пока Гарри не встанет, как вставал предыдущие два утра.

Рука, касавшаяся его лица, перешла на шею, потом Гарри немного отодвинулся. Сириус не стал его удерживать. Когда он откроет глаза, крестник наверняка будет на другом конце комнаты.

Поймать бы Питера и насадить его голову на кол.

Вопреки ожиданиям, Гарри не поднялся, однако так вертелся, что вполне мог разбудить Сириуса, если бы тот в самом деле спал. Сириусу стало любопытно, что же Гарри все-таки делает, но тут костяшки пальцев мальчика задели его бедро, и он догадался. Он не смел открыть глаза. Возня продолжалась так долго, что Сириус пожалел, что не может сделать того же, потом прекратилась, и он подумал: "Все?". Было непохоже, но…

- Сириус? - шепот.

Вот прекрасная возможность проснуться. Но он не открыл глаза, и в следующее мгновение теплая рука коснулась его промежности. Он не смог бы шевельнуться, даже если бы в этот момент в дверь ввалилась орда дементоров. Любопытные пальцы потрогали Сириуса через мантию, вначале нащупали, потом сжали, и дыхание Гарри прервалось, когда полувставший член полностью вытянулся. Сириус не осмеливался вздохнуть.

Еще одно долгое прикосновение, и рука исчезла, а осторожные быстрые движения мальчика, изо всех сил старающегося не скрипеть кроватью, возобновились.

Он заставил себя дышать ровно, медленно. Гарри выскользнул из кровати, перебрался на кушетку, и только тогда Сириус позволил себе сделать несколько глубоких прерывистых вдохов. Он прислушивался к тому, как ускоряются влажные звуки, а дыхание становится чаще. Ему хотелось потереться о матрас, но он чувствовал на себе щекотку взгляда и лежал неподвижно.

Тихий всхлип, слышный только потому, что Сириус его ждал, - и все стихло. Эрекция стала болезненной. Гарри по-прежнему смотрел на него, и он, наконец, почувствовал, что не может больше это выносить. Он изобразил пробуждение достаточно правдоподобно, чтобы иметь возможность шевельнуться. Когда он, моргая, открыл глаза, Гарри смотрел в окно. Щеки его заливал утренний свет, скрадывавший румянец.

- Доброе утро, - Сириус решил воспользоваться замешательством крестника, чтобы скользнуть рукой под одеяло и сжать член. Это было все равно что почесать зудящее место - настоящее блаженство. Он растянулся на кровати и силой воли заставил член вести себя прилично - иначе ему не удалось бы встать с постели. - Что мы сегодня делаем?

- Мне остались трансфигурация, травоведение и зелья.

Сириус приободрился.

- Я могу помочь с трансфигурацией Я, правда, немного отстал по практическому применению заклинаний, но теорию помню хорошо.

Гарри улыбнулся, по-прежнему не глядя на Сириуса.

- Мне больше нужна помощь с зельями. Снейп задал три фута о свойствах желчи гриндилоу.

- Какой Снейп? Неужели Северус Снейп?

- Да, - Гарри повернулся к нему, любопытно изогнув бровь, но тут же покраснел еще гуще и уперся взглядом в пол.

Сириус догадался, что на покрывале у него виднеется холмик, и согнул колено.

- Мы вместе ходили в школу. Он все такой же сальный гад?

- Ага, - Гарри снова посмотрел на него, взгляд скользнул туда, где покрывало теперь проваливалась между колен Сириуса. - О, э-э, не очень меня любит.

Сириусу это показалось невероятно смешным. В горле у него заклокотал смех, уже не такой грубый, как раньше.

- Можно было догадаться.

Снова тишина, чуть менее неловкая, чем раньше.

- Хочешь, сегодня позавтракаем внизу? - и: - Ты все-таки знаешь что-нибудь про желчь гриндилоу?

Оба рассмеялись

- Ладно, пойдем завтракать, и я попытаюсь вспомнить что-нибудь о зельях, - Сириус взял поводок со стола и пристегнул его к ошейнику. - Но особых чудес не жди: на уроках я больше кидался в Снейпа всякой липкой дрянью, чем слушал.

Он протянул поводок Гарри, мальчик выронил его и пробормотал извинения. Это озадачило Сириуса, однако он молча оброс мехом и потянул Гарри вниз под бодрое пение голодного желудка.

* * *

Бекон падал на пол так часто, что Том вполне мог бы принести еще одну тарелку, однако пес вежливо вылизывал пол от жира после каждого кусочка. Мальчик сбросил кеды и гладил его по спине ногой, одетой в носок. В другое время пса от удовольствия потянуло бы в сон, но сейчас это только усугубило предыдущую проблему. Ему в конце концов пришлось полизать себя, чтобы снять напряжение.

Сопротивляться примитивным инстинктам в облике собаки было тяжелее. Если он был голоден, он искал еду, если жаждал - воду, если у него стоял… Хм, нога Гарри выглядела очень привлекательно.

Впрочем, пес все же взял себя в лапы, и когда поток бекона иссяк, занялся попытками стащить с мальчика носки так, чтобы тот не заметил. Было смешно, пока случайный пинок не пришелся ему по носу. Он чихнул.

- Прости, Бродяга, я нечаянно… - Гарри вдруг умолк, и пес насторожил уши. - Простите, мэм, можно мне будет взять газету, когда вы прочитаете?

- Конечно, мистер Поттер. Возьмите прямо сейчас. Так это правда?

- Да… наверное, да.

Пес увидел, как газета переходит из рук в руки, услышал, как ахнул Гарри. Он тихо вопросительно гавкнул, и в ответ в его ошейник вцепились трясущиеся руки. Сердце пса забилось быстрее, он побежал за Гарри по пятам. Они с топотом промчались вверх по лестнице прямо в свою комнату и накрепко заперли зверь.

- Что случилось? - спросил Сириус. - Что-нибудь не так?

Гарри показал ему номер "Дневного пророка".

"Блэк невиновен? Петтигрю под следствием", - гласил заголовок.

Сириус с размаха сел на кровать, и та издала жалобный скрип. Гарри перевернул газету и начал читать вслух.

"Во вторник с подсказки Мальчика-Который-Выжил Артур Уизли (47) из отдела Злоупотребления магглскими артефактами доставил в Министерство крысу своего младшего сына, в которой мистер Поттер подозревал анимага. Предположение мистера Поттера подтвердилось. Ауроры Майка Сейли и Кингсли Шэклболт наложили на крысу анти-анимагическое заклинание, и она оказалась никем иным, как Питером Петтигрю (33), которого последние двенадцать лет считали погибшим.

Во время допроса Петтигрю поначалу утверждал, что находился под заклятьем трансфигурации, которое наложил на него Сириус Блэк, но Шэклболт нашел некоторые неувязки в его рассказе и применил веритасерум. Под влиянием зелья Петтигрю признался, что умышленно выставил Блэка убийцей двенадцати магглов и разыграл собственную смерть. Далее Петтигрю открыл, что Блэк, который, как долгое время полагали, предал Джемса и Лили Поттеров Тому-Кто-Не-Должен-Быть-Назван, передал роль Хранителя Секрета Петтигрю в попытке сбить Жрецов Смерти со следа Поттеров.

В отделе Контроля магического правопорядка отказались комментировать имевший место двенадцать лет назад факт вынесения Блэку приговора без суда и следствия, но добавили, что ждут Блэка для допроса, и его статус изменен с "чрезвычайно" до "умеренно опасного".

- Попытка Того, Кто Не Должен Быть Назван, захватить власть потрясла весь магический мир, - сказал Шэклболт на прессконференции сегодня утром. - Министерство делает все возможное, чтобы в этом деле восторжествовала справедливость. Мистер Блэк, если вы читаете эти строки, прошу вас, сдайтесь добровольно. Гарантирую, что в этот раз отдел Контроля магического правопорядка внимательно вас выслушает.

- Да, случаются ошибки, - добавил Министр Магии Корнелий Фадж - Это было ужасное для волшебного мира время, и его лучше поскорее забыть.

Бартемия Крауча-старшего, возглавлявшего отдел Контроля магического правопорядка во времена ареста Блэка, нашим репортерам найти не удалось".

Газета упала на пол - Сириус обхватил Гарри за пояс и закружил по комнате. Смех рассыпался бусами, глубокий и хрипловатый вперемешку со звонким детским, и Гарри неожиданно обхватил Сириуса за шею и прильнул к нему всем телом.

- Так это правда! Я так хотел верить, - губы шевельнулись у его шеи. Он чувствовал улыбку Гарри, чувствовал, что тот плачет, и это слегка отрезвило его, хотя ничто не могло бы затмить сияние сверхновой, вспыхнувшей у него в груди.

- Верь. Пожалуйста, - шепнул он в спутанные темные волосы, руки сжались крепче, и он уже знал ответ. Это началось тогда, на пустынной улице, когда в ночи скользнул призрачный щелчок поворачивающегося в замке ключа. Он кружил Гарри, пока голова не поплыла, и он не упал на кровать. Крестник цеплялся за него как ленивец, худенькими руками обхватив его за шею, а ногами - за пояс.

Сириус рассмеялся, а Гарри нет, в глазах его было что-то уязвимое. Оно появилось еще когда они сидели в парке, но Гарри прятал это, позволял появиться только когда думал, что Сириус не смотрит. Потому что Гарри не особенно боялся Сириуса, ведь так? Робость, которую Сириус принимал за испуг, была вызвана чем-то совершенно иным. И подтверждение этого самозабвенно ритмически вжималось Сириусу в живот.

- О, - сказал Сириус. Ему полагалось изумиться, ужаснуться - но ничего этого он в себе не находил. - Ты…

Мальчик прижался мягкими влажными губами к его губам, неуклюже и зло, готовый при первом же признаке отторжения отпрянуть, и извиняться, и лгать что это просто от радости.

- Я не могу, - как в тумане сказал Сириус, однако тон его говорил, что он не должен, но хочет. Гарри, умное дитя, уставился на него, что-то высчитывая, и подался бедрами вперед, медленно и решительно, пока твердый член, натягивавший перед просторных джинсовых шортов, не уперся Сириусу во впалый живот.

- Я не должен был тебе верить, - прошептал Гарри. - Но поверил.

Сириус мог бы возразить. Если бы Гарри дал ему такую возможность. Если бы прекратил об него тереться. Но его решительный (соблазнительный), чудесный (так бы всего и облизал), прекрасный (слишком юный) крестник снова прижался к нему губами и бедрами, и неискренние попытки Сириуса его отстранить привели лишь к тому, что он обхватил дрожащего от возбуждения мальчика обеими руками.

- Понежь меня …- выдохнул Гарри, мягкие влажные губы проехались по шершавому подбородку Сириуса.

- Нельзя…- но его руки продолжали блуждать по спине Гарри.

- Можно.

- Нет…

- Да. Пожалуйста. Ты такой… красивый, - румянец на щеках у Гарри при этих словах стал жарче. - Я хочу твои руки. Везде.

Руки Сириуса вцепились в тонкую ветхую футболку, он услышал треск рвущейся ткани.

- Ну пожалуйста! - Гарри прильнул к нему крепче. - Я с ума схожу с тех пор как мы здесь. Когда ты на меня смотришь, мне все время хочется себя трогать, - Гарри сел, стянул футболку через голову и отбросил ее, обнажая худую, почти дочерна загорелую грудь. Выглядел он так, будто кормили его мало, а работать заставляли много, и последние сомнения Сириуса рассыпались прахом. Он не мог отказать Гарри ни в чем, так же как не мог заставить себя не дышать.

Он сел, пересадив Гарри на колени, и обвил рукой его тонкую талию. Ни намека на детскую пухлость - это встревожило его. Парочка из них получалась довольно худосочная, и он поклялся исправить положение как можно быстрее, но сейчас… Он прижал губы к изгибу шеи, и Гарри со стоном запрокинул голову.

- О-ой… как приятно, - пальцы, липкие от поданного к завтраку джема вплелись в волосы Сириуса, удерживая его на месте, пока он нежно целовал подбородок мальчика, поднимаясь к уху. Последний поцелуй превратил Гарри в безвольную куклу.

Его руки гладили нежную спину, пальцы скользнули по острым лопаткам вниз, к болтающемуся поясу джинсовых шортов, нырнули под него - и оказалось, что на Гарри нет белья. Пригоршни Сириуса наполнились нагой плотью. Он застонал в изящное ушко, которое покусывал, сжал худые ягодицы и потянул Гарри вперед. Их эрекции терлись друг о друга сквозь слои ткани, и Гарри пришлось закусить костяшки, чтобы заглушить вскрик.

Сириус хотел довести мальчишку до крика, но отточенный инстинкт самосохранения удерживал его. Он прижал Гарри к кровати и расстегнул потертые шортики. В руке оказалась твердая гладкая плоть. Он вскинул голову и прикусил нежный коричневый сосок - Гарри выгнулся, приподнявшись над кроватью, требуя большего. Сириус неловко попытался стянуть шорты, и Гарри отодвинулся, чтобы сделать это самому.

- А ты разденешься? - спросил он, сбрасывая с себя последнюю одежду: глаза расширены в предвкушении, а от прежней неловкости осталось только легкое напряжение в плечах.

Сириус кивнул, что было лишним, ведь он уже стягивал через голову поношенную мантию.

На этот раз Гарри впился в него без предисловий. Он весь горел.

- Какой-то ты худой.

- А сам-то, - сказал Сириус и откинулся на спину.

Гарри забрался на него.

- Ты еще меня поцелуешь?

- Я подумаю.

Однако он сам испортил замысел, сдавшись почти без сопротивления чересчур умелому язычку, который сплелся с его языком. Мало это было похоже на изящный танец, но огня было вдвое больше, чем в самом страстном танго.

Гарри извивался и терся о Сириуса, инстинктивно обвив его стройными ногами, отвердевший член устроился в выемке бедра Блэка. Восхитительные прерывистые вздохи и стоны изливались на Сириуса, переплетаемые его собственным тяжелым дыханием.

Сириус потянул Гарри на себя, шероховатые ладони разбежались по гладкой коже бедер мальчика. Горячечная страсть росла, росла слишком быстро, чтобы считаться нормальной, но им обоим были нужны все хорошие чувства, которые они могли найти - или создать.

Он растирал плечи и спину Гарри, и мальчик ежился, лицо горело и глаза сверкали, будто в лихорадке. Сириусу хотелось пронзить его, насадить на себя… Спохватившись, он подумал, что вряд ли у Гарри был подобный опыт, и сдержался. Он никогда не причинил бы боли последнему существу, которому еще мог принадлежать.

- Сожми ножки, - выдохнул он в соблазнительное маленькое ухо. - Крепко.

Он смазал себя слюной, пожирая взглядом трепещущего мальчика - трепещущего от возбуждения, а не от страха. От этой мысли его самого охватила дрожь. Такой обманчиво хрупкий ребенок…

- Мерлин, до чего же ты красив.

На губах Гарри появилась недоверчивая улыбка. Сириус перевернул его на бок и вжал сочащийся смазкой член между крепко сжатых бедер. Он мог бы достать глубже, если бы лег сзади Гарри, но ему хотелось видеть его лицо.

- Ой, - сказал Гарри. - А я думал…

- Я слишком тебя хочу, чтобы медлить.

- Правда? - выглядел Гарри ошеломляюще, и Сириус взял в ладонь член мальчика, а второй ладонью скользнул по мокрой от пота спине вверх к затылку Гарри.

Слова сменились ничего не значащими звуками: всхлипы и стоны, тихие вскрики, аханье, и изредка - бессвязный шепот. Когда Гарри кончил, Сириус не мог оторвать от него взгляда. Он вбирал в себя все. То, каким невидящим стал его взгляд. Жар его спермы. Струйки пота, стекающие по вискам. И еле слышный шепот "Сириус" в конце, который швырнул его на Гарри и заставил биться в сомкнутые бедра мальчика, смотревшего на него снизу вверх с сонным восхищением.

Пальцы вцепились ему в волосы, и простое удовольствие рывком разрослось, превратилось в нечто неописуемо большее. Сириус застыл, Гарри еще сильнее сжал ноги, а потом Сириус, издав тихий глубокий стон, отпустил его.

Гарри заметно трясло, но по губам блуждала дурацкая улыбка. Сириус провел пальцем по гладкой щеке, которой еще год или два не понадобится бритва.

- Сильно?

Срывающийся смех.

- Да… Так… - Гарри прижался крепче, спрятал лицо в плечо Сириуса. Воздух казался влажным и странно плотным.

- Знаешь, что теперь будет? - он погладил спутанные волосы мальчика, уткнувшегося макушкой ему в подбородок, не очень понимая, что только что случилось. - Когда Петтигрю поймали?

- Ты будешь свободен, - сказал Гарри.

- Да… Твои родители назначили меня твоим опекуном. На случай, если с ними что-нибудь произойдет… - снова пауза, и сердце Сириуса сжалось. На мгновение он усомнился, правильный ли выбор сделали Джеймс и Лили, но отбросил эту мысль. Никто на свете не любил Гарри так, как он, пусть даже его любовь была непозволительной. Он продолжал, чтобы прервать затянувшуюся паузу: - Я пойму, конечно, если ты захочешь остаться с дядей и тетей. Но все же… подумай об этом. Теперь, когда меня оправдают… если бы ты захотел… пожить где-нибудь еще…
 
 
 
Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Гарри/Сириус, NC-17
Просмотров: 4627 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1 |