Среда, 12 Августа 2020, 09:36
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » G

Гриффиндорцы. Глава 10
[ ] 03 Сентября 2010, 00:31


Глава 10

 

 

  Ну откуда мы могли знать, что это запрещено? – Джеймс посмотрел на родителей с праведным негодованием и взмахнул вилкой. Капельки подливки полетели во все стороны.

  Джеееймс! – укоризненно протянула мать.

  Извини, ма.

  Насколько я помню, –  солидно сказал седоватый Чарлус, –  об основных правилах предупреждают на пиру. По крайней мере, в мое время было именно так.

Джеймс озадаченно моргнул глазами.

  Ну… наверное, –  неуверенно сказал он.

Мистер и миссис Поттер переглянулись и рассмеялись.

  Наверное? – притворно– строгим тоном осведомилась мать.

  Мам, ну откуда я знаю? Я занят был!

  И чем же?

  Знакомился, –  честно ответил мальчик.

  А Сириус?

  По– моему, дулся.

  На кого? – удивилась миссис Поттер.

  На Шляпу, наверное. Или вообще на весь мир. Откуда мне знать? Мы тогда еще не дружили. Я же его на платформе видел, когда ты никак меня в поезд отпускать не хотела, помнишь? Идет весь такой чистенький, походка какая– та… ну как говорят, ма? В общем, как будто он танцам учился лет с двух. Весь такой причесанный, подбородок задрал выше некуда, чемодан домовой эльф тащит, вокруг слизеринцы со змеями своими – жуть, в общем. Тоже мне, принц, –  в голосе Джеймса прозвучало презрение, смешанное со смехом.

  Я думал, Вы друзья, –  с неодобрением сказал отец.

  Это я тогда так видел, –  пояснил Джеймс. – Откуда я знал, что он такой классный? И вовсе не гадюка слизеринская!

  Джеймс! – укоризненно покачала головой мать. – Я, к твоему сведению, тоже училась в Слизерине.

Джеймс озадаченно посмотрел на нее… но через мгновение его лицо просветлело.

  Ну, значит, они потом испортились. А что про его семью говорили, когда Шляпа Сира в Гриффиндор отправила! Я думал, врут… а оказалось, что не совсем. Но это я потом узнал.

Мать положила ему добавки и спросила:

  Что– то я не пойму. Если ты к нему так относился, каким образом вы вообще подружились?

  Ну, мы однажды пообщались нормально, –  младший Поттер благоразумно не стал уточнять, где именно, –  и подружились. Ма, я пойду проверю, не вернулась ли Хельга.

Джеймс, не дожидаясь согласия родителей, выскочил из– за стола.

Взрослые Поттеры остались одни.

  Не нравится мне все это, –  вздохнула Дориа.

– Почему? Джейми хорошо учится, у него есть друзья – что в этом плохого?

  Эти все проделки... Чарли, что, если маленький Блэк плохо влияет на нашего мальчика?

  И ты в это веришь?

Чарлус внимательно посмотрел на жену.

  Дело ведь не в их совместных… безобразиях.

  Эта семья! – Миссис Поттер в сердцах швырнула вилку на скатерть.

  Милая, ты сама урожденная Блэк, забыла?

  Я помню. И поэтому мне не нравится эта дружба. Мальчик сумасшедшей Вальбурги!

  Я бы не советовал тебе говорить с Джеймсом о Сириусе в таком тоне.

  Я знаю, Чарли. Но мне все равно как– то не по себе. Сириус Блэк… я– то надеялась, что больше услышу эту фамилию.

  Никогда не мог понять, за что ты их так ненавидишь.

  Я просто не хочу иметь с ними ничего общего.

  Теперь придется, –  твердо сказал Чарлус.

  Надеюсь, ненадолго. Насколько я знаю Вальбургу, она живо внушит отпрыску, что Джеймс – неподходящая компания для его высочества, –  в голосе миссис Поттер прозвучала горечь.

  Ты знаешь Вальбургу, милая. Но не знаешь мальчика.

 

Из разверстой дыры поднималось что– то странное.

Не отрубленная голова.

Просто сеть.

Сотканная из золотых нитей.

Тьма вокруг начала отливать зеленым.

Глаза, казалось, вот– вот вылезут из орбит – и лопнут. С громким треском. Или еще каким– нибудь звуком.

«Это всего лишь боггарт. Боггарт. Это не взаправду. Этого нет…»

Мальчик уговаривал себя, как мог. Не чудовище какое– нибудь –  нитки. Золотые нитки. И буквы, складывающиеся в имена. И цифры.

Почему так страшно?

Перед глазами ребенка покачивался родовой гобелен, покинувший теплую бархатную ткань.

Они все были там. Его предки.

У них не было лиц. Не было голосов.

Только имена и даты.

Блэк. Блэк. Блэк. Блэк. Блэк…

Сеть приближалась… приближалась…

И Сириус понял, что его наконец поймали.

Ругань. Розги. Цепи.

Такая ерунда.

Все намного проще.

Сейчас сеть набросится на него – и опутает, словно паутина – мошку. И будет сжиматься, сжиматься… Раздирая кожу в клочья, перемалывая в кашу мускулы, ломая кости…

Выпьет всю его кровь. Вернет себе. По праву.

Сириус Блэк– младший наконец станет частью родового древа.

Просто линией.

Еще одной линией, которая должна лечь параллельно другой. Женской.

И выпустить из себя третью нить.

А еще лучше – две. Или три.

Стать не человеком – пауком, покорно плетущим сеть.

И эта сеть – чужая.

Не будет друзей. Не будет Хогвардса. Не будет ничего.

Останется только гобелен.

Сеть уже набухала красным, толстела на глазах…

«Ридикулус», –  прошептал Сириус одними губами.

Он, попав в библиотеку Хогвардса, первым делом прочитал все о боггартах. И выучил заклинание.

Он знал, что нужно сделать с этой сетью.

Пусть распадется на сотни сияющих капель.

Они взорвутся с громким треском, будто хлопушка.

И буквы испуганно кинутся во все стороны. Словно стайка воробьев.

Не хватало сущего пустяка.

Палочки.

А сеть приближалась – медленно и неотвратимо.

Сириус зажмурился… но тут же понял, что от этого Сеть не исчезнет.

Наоборот.

У него не будет шанса увернуться, когда жаждущая крови золотая сеть кинется на него.

Сириус снова открыл глаза.

Сеть приближалась.

Свернулась змеей. Изогнула "шею", готовясь к броску...

«Помогите. Пожалуйста. Помогите мне. Кто– нибудь. Помогите. Я не хочу!»

 

Джеймс влетел обратно в комнату и плюхнулся на стул.

  Хельга до сих пор не вернулась, –  разочарованно бросил он камину.

На родителей младший Поттер не смотрел.

Мать глянула на сына и осторожно спросила:

  Что случилось?

  Ничего. Я послал сову, как только приехал. Разве Лондон так уж далеко? Почему Сир не пишет?

  Ему могли запретить это делать.

  Почему?! – закричал младший Поттер. – Я же… я же чистокровный, Она должна быть довольна!

  Она?

  Его мать!

Миссис Поттер едва слышно вздохнула.

Джеймс вздохнул и продолжил:

 Они его на цепь подвешивали. Вверх ногами. В наказание. Ненормальные какие– то… Может, и сейчас…

Плечи мальчика вздрогнули.

 

Змея метнулась к его лицу.

Сириус дернулся всем телом в сторону и качнулся вправо.

Мимо.

Змея отвела голову назад.

Вместо глаз у нее были имена. Орион Блэк. Вальбурга Блэк.

Еще один бросок. Еще один промах.

Мальчик раскачивался на цепи, словно маятник – от стены к стене. И пытался увеличить размах, помогая себе руками – чтобы оставить змее меньше шансов поймать его.

Змея приготовилась к нападению в третий раз.

Сириус рванулся изо всех сил, и внезапно в голове взорвалась резкая боль. Все вокруг погрузилось во тьму.

 

Джеймс не выдержал, встал с места и принялся ходить по комнате, забыв про стол, про любимые пирожные, про маму с папой.

Ему отчего– то было не по себе. Так не по себе, что хотелось на стены кидаться. И в дрожь бросало.

Родители испуганно следили за мальчиком. Они никогда не видели неунывающего Джейми в таком состоянии.

Понаблюдав за сыном минут пять, мать не выдержала и поймала его за руку.

  Что случилось?

  Я не знаю, –  тихо сказал Джеймс. – Но что– то случилось. Мне так кажется.

  Ты просто волнуешься, –  сказал Чарлус. – Мы часто волнуемся за тех, кто нам дорог. Даже если с ними ничего не происходит.

  А если происходит? – дернулся Джеймс. Мать удержала его.

  Завтра Сочельник, милый. Вальбурга наверняка готовится к приему гостей. Ей не до Сириуса, –  сказала она.

Джеймс прижался к ее плечу.

  Что ты решил подарить друзьям на Рождество? – спокойным, ровным тоном спросил отец.

Это подействовало – Джеймс отвлекся и перестал дрожать.

  Ма, расскажи, –  ухмыльнулся он. Та улыбнулась.

  Видишь ли, Чарлус, у Ремуса Люпина родители небогаты, и у него не так уж много одежды. Джейми написал мне месяц назад и попросил заказать четыре красных свитера с их собственным гербом.

  Гербом? – удивился отец.

  Это вензель, –  гордо пояснил Джеймс. – Переплетенные буквы. П, П, Л и Б. Мы же друзья.

  А почему четыре?

  Чтобы Люпину обидно не было. Я хотел Питеру сладостей подарить, а Сириусу – коробку хлопушек. А Люпину свитер. А Сир сказал, что Ремус может обидеться. И лучше подарить им одинаковые подарки.

  Им?

  Сириусу родители не дают карманных денег, поэтому он всех предупредил, что скорее всего мы ничего от него на рождество не получим. И ему присылать подарки тоже не надо. Но свитер у него все равно будет, –  упрямо сказал Джеймс.

  Я не знала, что это он придумал, –  словно про себя сказала миссис Поттер.

  Вензель? Он рассказал просто, что такие штуки есть. А наш придумал я! И чтобы из золотых нитей был!

  Я другое имела в виду, солнышко.

У нее не укладывалось в голове, что долгожданный первенец Вальбурги (столько лет после свадьбы!) вообще способен сообразить, что ребенка из небогатой семьи можно унизить дорогим подарком. Джеймсу взбрело в голову, чтобы нити, которыми вручную вышили их «герб», были «взаправду золотые». И она не смогла отказать единственному и нежно любимому ребенку в его прихоти, посетовав про себя на этого Блэка – его идея, наверное.

А оказалось, что нет.

  Почему именно из золотых? – поинтересовался отец.

  А у Сириуса дома есть родовой гобелен. С предками, –  пояснил младший Поттер. – Но раз они такие… пусть знает, что его настоящая семья – это я, Ремус и Питер. Нам он уж точно нужнее, чем этим Блэкам.

Родители невольно улыбнулись.

 

Ужин в этот день был поздним.

Во главе стола предложили сесть Арктурусу Блэку и его жене – в знак уважения перед старшим поколением, однако старейшины рода отказались от этой чести.

Арктурус выбрал место рядом со старым приятелем – Абраксасом Малфоем, и они тут же погрузились в обсуждение шахматной партии, которую играли уже второй год – каждый на своей доске, обмениваясь ходами через камин.

Жена Абраксаса уселась с Вальбургой, с увлечением пересказывая ей последние матримониальные сплетни.

  Ты представляешь, дорогая, Молли Прюитт сбежала с Артуром Уизли! Какой скандал! –  Вальбурга закатила глаза.

Нарциссу посадили рядом с Люциусом Малфоем, и они ворковали о чем– то своем, сидя на приличном расстоянии друг от друга.

Андромеда шепотом рассказывала маленькому Регулусу о Хогвардсе.

  И тогда Риус… только смотри, родителям –  ни слова!

Сигнус и Альфард затеяли шутливую перепалку, сражаясь за право сесть рядом с красавицей Друэллой.

  Знаешь, Сигнус, это в конце концов нечестно! Ты и так сидишь с ней за одним столом каждый день!

  Не понимаю, отчего этот факт тебя так возмущает, Альфард. Она как– никак моя жена!

Друэлла только посмеивалась. Оба стула около нее были свободны.

Мелани Блэк, сидевшая рядом с Орионом, мечтательно глядевшим куда– то поверх собравшихся, выразительно нахмурила брови.

Альфард и Сигнус тут же замолкли и уселись по обе стороны от Друэллы. Андромеда откинулась на спинку сидения. Нарцисса и Люциус отшатнулись друг от друга.

Орион, очнувшись от раздумий, провозгласил:

  Поднимем бокалы!

Все подчинились.

  Нынешнее время беспокойно и лишено изящества, –  начал хозяин дома. – Однако есть семьи, в которых главное остается неизменным. За чистоту крови – навек!

Мужчины встали.

Зазвенели серебряные бокалы.

Люциус первым чокнулся с Нарциссой. Та ослепительно улыбнулась.

 

  А почему ты думаешь, что Сириус не нужен своей семье? – спросила мать.

  Если бы он был им нужен, они бы его не обижали, –  простодушно ответил Джеймс. – А его мать – просто ужас какой– то. Представляешь, она ему за Гриффиндор Громовещатель послала! Ладно бы Шляпе!

Родители снова заулыбались.

  А Питер сказал, что Сиру завидует. Мол, у него и семья, и деньги, и мать такая красавица…

Миссис Поттер озадаченно посмотрела на мужа. Джеймс ничего не заметил.

  Знаешь, так странно… Я думал, она другая совсем. А она… Сириус на нее похож, –  нехотя сказал Джеймс. Думать об этом сходстве ему было явно неприятно. – Как две капли воды. Только глаза другого цвета. Она вся такая… величественная. Как королева.

Мать закашлялась.

  Мам, ты что? Заболела?!

  У тебя есть фотография Сириуса? – спросил отец.

  Конечно. Сейчас принесу.

Джеймс сорвался с места.

  Красавица?..

  Величественная?..

Поттеры произнесли это одновременно.

  Гм… я допускаю, что с годами Вальбурга могла измениться к лучшему… Но красавица? – пожал плечами Чарлус.

  Может, она оборотное зелье выпила?

Чарлус и Дориа дружно рассмеялись.

 

Бокалы вновь наполнились вином.

  Редко бывает, когда вся семья Блэков собирается вместе… –  растроганно проговорил Арктурус.

  Не вся, –  возразила Мелания. – Здесь нет моего старшего внука.

Она выразительно посмотрела на пустующий стул слева.

Вальбурга сладко улыбнулась:

  Сириус ус…

  Где – мой – внук? –  произнесла Мадам Блэк. Ее голос звучал ровно, но глаза сузились.

  Он наказан, –  коротко ответила Вальбурга.

  Я не спрашиваю, почему его нет за столом. Я спрашиваю, где он.

Вальбурга посмотрела на свекровь – и тут же опустила глаза.

  Орион?

  В подвале, –  сообщил хозяин дома. – Его поведение…

  Его поведение вполне соответствует характеру. По– твоему, этого достаточно для того, чтобы лишить мальчика ужина в кругу семьи?

  Мальчика? – прошипела Вальбурга.

  Твоего сына, –  невозмутимо уточнила Мадам.

За столом воцарилось тяжелое молчание.

  Может, мы обсудим это… –  подал голос Орион, но яростный взгляд матери заставил его умолкнуть на полуслове.

Вальбурга менялась прямо на глазах. Она сгорбилась на стуле, пальцы скрючились…

  Чудовище… позор моей плоти… –  прохрипела колдунья. В ее голосе не было и следа обычной сладкой жеманности. – Маленькая дрянь… Я думала, что нашла способ усмирить выродка. – Губы Вальбурги растянулись в отвратительную торжествующую усмешку.

Мадам Малфой невольно отшатнулась.

  Но, видимо, одного урока мало… Ночь наедине с боггартом, –  голос хозяйки дома стих до шепота. – Без палочки. Надеюсь, после такого он и пикнуть не посмеет…

Абраксас Малфой уронил бокал.

По скатерти расплылось кроваво– красное пятно.

  Я бы на это не надеялась, –  резко сказала Мадам Блэк.

Альфард вскочил со своего места и выбежал за дверь.

  Орион, –  степенно сказал Сигнус, –  тебе не кажется, что боггарт –  это слишком?

Орион безмятежно улыбнулся.

  Вальбурга считает, что так будет лучше. Ребенок совершенно неуправляем. К тому же мужчине нужно учиться справляться со своими страхами, верно?

  Рада, что мой сын с годами научился хотя бы понимать, каковы мужчины, если уж сам таковым не является, –  резко сказала Мадам Блэк. – И меня еще больше обрадовало бы, если бы ему досталась хотя бы треть ума, отпущенного природой его старшему отпрыску. Я буду ужинать у себя, –  бросила она Вальбурге и стремительно покинула столовую.

Орион недоуменно уставился на родственников, видимо, искренне не понимая, что он опять сделал не так.

Регулус дернул за рукав побледневшую кузину.

  А кто такой Боггард, Андромеда? Он волшебник?

 

Джеймс вернулся довольно скоро и протянул родителям фотографию.

Трое мальчишек с золотыми львами на груди горделиво восседали на спине кентавра.

  Питера тут нет. Он снимал. Я предложил потом поменяться, но Пэттигрю… представляешь, он побоялся сесть на Фиренца! Вот ведь чучело!

Джеймс на фотографии улыбался, обнимая за плечи друзей.

Ближе к хвосту сидел русоволосый бледный мальчик. Он тоже улыбался, но как– то неуверенно. Словно спрашивал у зрителей разрешения на веселье.

  Это Сириус, –  Джеймс указал на третьего.

Впереди выпрямился без улыбки большеглазый гриффиндорец с тонкими чертами лица и надменной осанкой. Он, казалось, всем своим видом внушал возможным зрителям, что ничего необычного не происходит.

«Ну да. Я сижу на кентавре. Оказал ему честь своим присутствием»…

Поттеры дружно расхохотались.

  Чего смешного– то? – обиделся Джеймс.

  Джейми, с чего ты взял, что Сириуса из школы забирала его мать? – сквозь смех пробормотал отец.

Джеймс решительно ничего не понимал. И обиделся еще больше.

Отсмеявшись, мать обняла его за плечи.

  Прости, солнышко. Просто Вальбурга никогда не отличалась выдающейся внешностью. Умом и характером тоже. Поэтому мы и удивились.

  Ну и что? –  Джеймс напрягся, готовый защищать друга до последнего.

  Сириус – копия своей бабушки, Джейми, –  объяснил Чарлус. – Мелани Макмиллан. Весьма выдающаяся колдуньи.

– А я уж испугалась, –  подхватила миссис Поттер.

– Чего?

– Что ты дружишь с воплощением Вальбурги, –  объяснила Дориа. – Меня эта мысль совсем не радовала.

– Я дружу с Сиром! – окончательно разобиделся младший из Поттеров. – И плевать я хотел, на кого он похож!

И в этот момент в гостиную влетела Хельга. Приземлившись на стол, она протянула лапу. Но не Джеймсу, а его отцу.

Тот развернул пергамент.

«Сириус очень болен. Ни в коем случае не говорите сыну. Присутствие посторонних нежелательно. Заранее спасибо. Альфард Блэк».

  Пап, что там?

  Твой друг заболел, –  спокойно ответил Чарлус.

Лицо Джеймса вытянулось.

  И поэтому не ответил сразу. Не волнуйся.

  Я хочу…

  Все будет в порядке, –  твердо ответил Чарлус.

 

Глава 11


Категория: G | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус
Просмотров: 1069 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1 |