Среда, 12 Августа 2020, 10:29
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » G

Гриффиндорцы. Глава 19
[ ] 03 Сентября 2010, 00:52

Глава 18


Глава 19

 

 

2– й курс.

 

В эту пятницу второкурсники– гриффиндорцы были в своем репертуаре.

Блэк и Поттер испарились сразу после занятий.

Пэттигрю, обложившись учебниками, корпел над астрономической картой.

Ремус сел рядом, уставившись на огонь.

И не услышал, когда к нему обратились с вопросом.

Питер вздохнул и углубился в учебник.

Судя по всему, сегодня ему придется справляться самому.

Или хотя бы попытаться.

Наверное, это имеет смысл…

 

Последнее время Блэк и Поттер поутихли.

И поглядывали на него как– то странно.

Изучающе. Словно Ремус – что– то вроде гриндилоу.

От этих взглядов Люпину было не по себе.

Они же не могут…

«Могут!» –  внутренний голос был наготове.

Он был настолько честен, что от этого иногда становилось больно.

Второй год. Второй курс.

Только не сейчас. Ну еще немножко… ну пожалуйста…

Оборотней проходят позже…

 

Люпин обманывал сам себя.

Старательно. Изобретательно. Тщетно.

Ну когда эти двое руководствовались школьной программой?!

Разве что выполняя домашние задания – поделив между собой предметы «для экономии времени». Насчет трансфигурации и заклятий вопросов не было, остальные уроки неугомонная парочка разыграла по жребию.

И при этом в спальне они частенько взахлеб читали какую– нибудь толстенную книжку. Увлеченно и сосредоточенно.

Ремус даже не пытался выяснить, что его друзья задумали на этот раз.

Зачем? Рано или поздно об этом узнавала вся школа…

А огонь пляшет в камине – беспечный и беззаботный. Он просто огонь. Не чудовище.

В отличие от Люпина.

Ремус невольно вспомнил, как на первом курсе, вернувшись в феврале после очередного полнолуния, неожиданно получил конспекты по всем пропущенным урокам.

Хорошие.

Половина пергаментов была заполнена округлыми размашистыми каракулями Поттера, которые тем не менее вполне можно было разобрать. Вторая – четким, ровным, дрессированным (по собственному выражению) почерком Блэка.

Выяснилось, что ради него Джей и Сир честно фиксировали почти все, что скажут профессора. Отчаянно скучая.

Особенно на истории магии (конспект составляли оба– двое. Поделив пополам урок).

Ради него.

С того дня это стало обычаем.

А теперь всему придет конец.

Они отвернутся от него, как только узнают.

 

Еще немного времени… ну пожалуйста…

Бесполезно просить.

 

Гостиная пустеет – но Ремус не хочет никуда идти. Особенно в спальню второкурсников Гриффиндора.

Его тянут за рукав.

– Пошли спать. Поздно уже.

Питер. Смотрит выжидающе и немного подобострастно. Как всегда.

А почему бы и нет? Блэк и Поттер еще не возвращались. Какой там отбой – с мантией– невидимкой, как частенько говаривал Джеймс?

Притвориться, что спишь.

И казнь состоится не сегодня. Завтра. Еще несколько часов… хотя бы.

Ремус вслед за Питером поднимается по лестнице, проходит в спальню…

И понимает, что капкан сработал.

Поттер и Блэк ждут Люпина на его собственной кровати.

С откинутым пологом.

Питер без малейших признаков удивления при виде товарищей спокойно сворачивает исписанный пергамент и кладет его на тумбочку у кровати Блэка.

– Я посмотрю завтра, –  кивает тот мимоходом.

– Я. Моя очередь, –  столь же мимоходом поправляет Джеймс. И оба неотрывно глядят на Люпина.

Приговор вынесен. И обжалованию не подлежит.

Но думать об этом не хочется. Вообще не хочется думать.

Так что Ремус просто разглядывает спальню, как будто в первый раз ее видит. И однокурсников тоже.

Питер невозмутимо переодевается в пижаму, делая вид, что ничего не происходит. Тащит через голову мантию – и привычно застревает на мгновение, запутавшись в собственном подоле.

Раньше они все вместе посмеялись бы над его неловкостью. Раньше. Не сейчас.

А эти двое даже успели переодеться. Они что, в гостиную в мантии Джеймса вошли? Или Люпин их просто не заметил? Потому что не было ни громких голосов, ни смеха, ни воплей нечастых жертв мародерских шуточек (обычно пыл они приберегали для слизеринцев, но уж если им кто надоедал…).

Ремус стоит, бессильно опустив руки. Словно подсудимый. Что они сделают с ним? За то, что оборотень посмел называть себя их другом? За то, что Люпин врал им целых полтора года?

 

Пара карих глаз. Пара дымчато– серых.

Ни гнева, ни осуждения… непроницаемое и оттого еще более устрашающее равнодушие.

Джеймс смотрит на него исподлобья, сгорбившись и обняв руками колени – и вышитого на груди золотого снитча не видно. Это его любимая пижама – подарок на рождество от кого– то из родственников. Сириус сидит прямо, положив ногу на ногу и держа руки опущенными вниз. На серебристой шелковой рубашке – герб Блэков. «Все лучше, чем эти дурацкие змеи».

– У тебя действительно есть тетя – или ты и ее придумал? – спрашивает наконец Блэк.

– Есть, –  тихо отвечает Ремус, отчаянно краснея.

Зачем они – так? Почему нельзя сразу сказать – «мы не хотим с тобой больше дружить, убирайся!»

– Она здорова? – Джеймс продолжает смотреть на него сквозь слегка замутненные стекла очков. Опять забыл протереть как следует…

– Д– да.

– Когда это случилось? – Блэк выпрямляется еще больше – хотя кажется, что это невозможно.

– Я был совсем маленький. Мой отец оскорбил оборотня. И тот подстерег ме…

– Это больно? Когда превращаешься? – перебивает его Поттер.

Странный вопрос.

– Да. Очень.

– А причем тут Дракучая Ива? – спрашивает Блэк.

– Там ход. В Визжащую хижину…

– Тебя там запирают? – глаза Поттера странно блестят.

– Да…

– И что потом? – резко спрашивает Блэк.

Ремус настолько удивлен, что даже не сразу подбирает слова.

– Я… превращаюсь. И сижу там, пока не кончится полнолуние. И потом превращаюсь обратно.

– Один?

– Что?

– Ты там один?

Ремус не выдерживает – и хохочет.

– А кто там должен быть, по– вашему? Наедине с оборотнем? Кто?

Смех переходит в слезы, и Ремус сползает по двери вниз, захлебываясь от рыданий. Даже не замечая, что все трое бросаются к нему, словно по команде.

– Ты что?

– Ну не плачь!

– Мы что– нибудь придумаем!

– Перестань сейчас же!!! – сердитый окрик действует лучше любых утешений.

Ремус невольно поднимает голову.

Джеймс сидит слева, обнимая Ремуса за плечи.

Блэк стоит на коленях спереди, внимательно вглядываясь в его лицо.

– Мы что– нибудь придумаем, –  обещает он, глядя Люпину прямо в глаза. Словно дает клятву. Или присягу.

Джеймс кивает.

– При…

Ремус никак не может сообразить, что они имеют в виду.

Не может поверить…

Стоящий справа Питер молча протягивает Ремусу неизвестно откуда взявшийся стакан тыквенного сока. И Люпин опустошает его одним глотком.

– Я могу попросить Дамблдора… чтобы он перевел меня в другое место, –  говорит он, успокоившись. –  Вы не обязаны со мной…

Блэк и Поттер совершенно синхронно поднимают брови.

– Жить в одной спальне, –  твердо заканчивает Ремус.

Если уж в его гроб загнали гвозди – он тоже готов участвовать.

– А что мы еще не обязаны? – с искренним интересом осведомляется Поттер.

Люпин теряется.

– Ну… я же оборотень… Если узнают…

– И что будет?

– Никто не захочет учиться с…

– Я не могу в это поверить! – Джеймс отпускает Люпина и смотрит на Блэка с притворным возмущением. – Ты можешь себе представить, Сириус? Этот мерзавец вообразил себе, что может отлынивать от учебы на том основании, что он, видите ли, оборотень!

– Жуткая безответственность, –  соглашается Блэк, блестя глазами. – Что сказала бы профессор Макгонагалл?!

Оба хохочут – и только Питер привычно таращит глаза, не понимая, что тут смешного.

Ремус неуверенно улыбается.

– А как же история магии? – возмущенно вопрошает Джеймс, ероша волосы. – Мы что, теперь обязаны САМИ слушать Биннса?!

– Ему просто надоело нам помогать. Точно, –  мрачно сообщает Сириус. – Вот он и нашел предлог, чтобы от нас обоих отделаться.

– Да это он так думает, что нашел! А на самом деле…

– А на самом деле я чудовище, –  горько произносит Ремус, не сдержавшись.

– Да брось, –  отмахивается Сириус. – Ты чудовище раз в двадцать восемь дней. А я каждый день Блэк.

– Кстати… –  вдохновляется Поттер. – А в вашем замке на самом деле есть подземелья для врагов?

– А черт его знает… Надо будет проверить…

– Ты уж проверь, сделай милость. Вдруг удастся заманить туда Снейпа?

– Да черт с ним, со Снейпом, –  взрывается вдруг Блэк. – Пятница! Вечер! А мы, как полные идиоты, торчим в спальне!

– Я пас, –  дуэтом говорят Ремус и Питер.

– Да кто б сомневался, –  бросает Поттер, стягивая через голову верхнюю часть пижамы. –  Блэк, возьми перчатки, я тебе свои не дам!

– Больно надо, –  ворчит Сириус, в мановение ока переодевшись в форменную мантию и закутавшись в плащ. Пижама летит на кровать бесформенным комком.

– Ну что ты как маленький! – возмущается Джеймс, доставая мантию– невидимку. – Была охота мерзнуть!

– Да взял я, взял, не волнуйся, –  примирительно говорит Сириус, открывая дверь.

Миг – и обоих нет. Только полог на кровати Ремуса покачивается.

 

Оба спустились в гостиную, и Блэк, вместо того чтобы двинуться к двери, разжег огонь в камине.
– И что будем делать? –  Сириус с досадой отшвырнул дорогущий плащ и сел у огня.

Настолько мрачным Поттер видел друга только на первом курсе. Пока они не перестали враждовать.

Джеймс присел рядом, тут же привольно развалившись в кресле. И на вопрос не ответил.

Знал, что пока Блэк в таком состоянии, никакого толку от разговора не будет. Сидит злющий, того и гляди взорвется… как будто лично виноват, что Ремуса покусали.

Интересно, отец Люпина, неосторожно оскорбивший оборотня, тоже на всех кидается? Вряд ли…

Джеймс невольно улыбнулся.

– Слушай, ты на спинку опираться не пробовал? – поинтересовался он мирным тоном.

Уловка сработала. Сириус перестал напоминать котел с закипающим зельем и недоуменно уставился на приятеля покрасневшими от недосыпа глазами.

Позавчера они выследили Люпина, вчера была полночная астрономия, и Блэку после нее втемяшилось в голову срочно навестить знакомых гиппогрифов. Поттер не возражал. В замок они вернулись только под утро.

– Вечно сидишь, словно собственную палочку проглотил…

– Чего ты ко мне цепляешься? – возмутился Блэк. – Как сижу, так и сижу, какая разница?

– Сделай одолжение, дружище, сядь как человек. Расслабься. Руки на подлокотники положи. Это не трудно, правда…

– Отвяжись! – рявкнул Сириус.

Джеймс широко улыбнулся, игнорируя возмущенный взгляд друга.

– Слушай, а тот оборотень, который Люпина покусал, случайно не ты был?

– Ты совсем, что ли? – Блэк явно перестал что– либо понимать.

– А похо– о– ож… –  ехидно протянул Джеймс. – Не зря тебя Ремус на первом курсе волчонком обзывал. Чего ты на меня– то кидаешься?

Сириус осекся. Джеймс тут же воспользовался замешательством приятеля.

– Сядь нормально, –  скомандовал он.

Блэк нехотя подчинился.

– Вот видишь, так гораздо лучше, –  мирно сказал Джеймс. – Слушай, даже если ты сейчас разгромишь полгостиной, толку от этого будет чуть.

– А чего он? – сердито проворчал Сириус, постепенно успокаиваясь. – В спальне с ним никто, видите ли, жить не захочет… Он что, всерьез думал, что мы от него откажемся?!

– Сириус, ты же знаешь, как в волшебном мире… –  начал было Джеймс.

– Не знаю и знать не хочу! – отрезал Блэк. – Какое он имел право так о нас думать?

– Сир, кончай дурить, а? – устало попросил Джеймс, снимая очки и начиная машинально протирать их подолом мантии. – Какая разница, что он думал и почему? Главное – решить, что с этим делать.

– Залезть в полнолуние в хижину, чтобы он нас там покусал! – фыркнул Сириус, придя наконец в себя. – Будем вместе сидеть. И потихоньку грызться, как полагается истинным друзьям…

– А что? – подбоченился Поттер. – Представляешь, как круто – гриффиндорские оборотни? Прямо название команды по квиддичу…

Они с удовольствием посмеялись, сбросив наконец напряжение.

– Проблема в том, что Люпин нас в том состоянии может просто загрызть. Мадам, конечно, обрадуется до смерти, но это недостаточный повод погибнуть во цвете лет, не находишь?

Джеймс невольно передернул плечами.

– Как ты можешь так спокойно об этом говорить?

– О чем? – поинтересовался Сириус. –  О смерти или о Мадам?

– Нет. О том, что Люпин может так сделать?

– Не Люпин. А его болезнь. Он же не виноват, –  пожал плечами Сириус.

– Все равно… нашел чем шутить… –  Джеймсу было не по себе.

– Знаешь, получи я гарантию, что он меня именно покусает, я бы точно в Хижину полез, –  ухмыльнулся Блэк.

– Я тебе полезу, –  с угрозой рявкнул Поттер, напялив очки на нос.

– Вместе полезем, –  усмехнулся Сириус. – И Ремуса с собой прихватим.

– Сдурел совсем?! Достал уже со своими шутками!

– В какую– нибудь не полнолунную ночку, –  спокойно закончил Сириус.

– А, тогда ладно…

Поттер с облегчением вздохнул и расслабился. А то черт его знает, с Блэка сталось бы…

На лицо Сириуса набежала тень.

– Помнишь, как он к этой Иве дурацкой шел? – его голос дрогнул. – Как маггл на костер…

– А ведь он не один такой… –  тихо сказал Джеймс, запуская пальцы в волосы. – Слушай, а лекарства точно нет – или оно дорогое просто?

– Нет. Я проверял.

– Когда успел– то?

– Когда ты на отработке был. Вредная эта Макгонагалл, все– таки. Что, трудно было и меня оставить? В следующий раз, если она так сделает, я Снейпа тоже заколдую, –  сердито пообещал Сириус.

– Да черт с ним, с Нюниусом. Должно что– то быть! – в голосе Джеймса звучало почти отчаяние.

– Нет, говорю же.

– Значит, надо найти, –  решительно произнес Поттер.

Блэк посмотрел на него скептически.

– Ага. Веками люди бились, а потом пришли крутые мародеры и справились за пару месяцев.

– Какая разница, сколько это займет времени?! –  вскипел Джеймс. – Зато все оборотни станут нормальными лю…

– Да плевать я хотел на всех оборотней! – рявкнул Сириус. – Может, у нас и получится лет этак через пятьдесят – и что?

– Как что? – удивился Поттер. – Ремус перестанет быть вервольфом. И остальные…

– Плевать на остальных. Сколько ему придется с этим мучиться – одному? Он не Фенрир Сивый, он за себя мстить не будет…

– Это еще кто? – нахмурился Поттер.

– Вервольф. Дикий. В отличие от нашего паиньки, –  отрывисто ответил Блэк. –  Он даже в человеческом облике кусается.

– Прям как ты! – не удержался Джеймс – и тут же осекся.

К его облегчению, Сириус не обратил на рискованную шутку никакого внимания.

– Ликантропия – это совсем не шалость, –  грустно сказал он. – Слишком сложно. Даже непонятно, с какого конца браться. И пойди найди подопытного оборотня …

– А чего искать– то? – удивился Джеймс.

– Ты совсем, что ли? – рассердился Сириус. – Нашел тоже мышь!

– Почему мышь?

– Ну спичку. Чтоб на ней тренироваться, – сердито сказал Блэк.

Поттер оставил волосы в покое.

– Черт, ты прав. Вдруг напортачим? Как минимум до окончания школы не получится. Да и потом не факт, что найдем добровольцев… А насильно как– то…

– Именно что.

– И что делать?

– Не знаю… –  мрачно ответил Блэк.

Оба замолчали.

– Давай, что ли, еще раз перечитаем, –  первым подал голос Джеймс, открывая справочник волшебных существ.

– Да я этот параграф уже наизусть знаю, –  Блэк выпрямился в кресле и сверлил глазами весело пляшущий огонь.

– Я тоже, –  вздохнул Поттер. – Но вдруг…

– Ну давай, –  сказал Сириус без энтузиазма.

– «По преданиям, первыми известными оборотнями были Ромулус и Ремус, основатели Рима…» Интересно, какие оценки у его родителей были по прорицанию?

Сириус промолчал.


Глава 19 (продолжение)


Категория: G | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус
Просмотров: 873 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1 |