Среда, 12 Августа 2020, 10:29
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [36]
Фики с рейтингом G
PG-13 [51]
Фики с рейтингом PG-13
R [70]
Фики с рейтингом R
NC-17 [88]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Джеймс/Сириус » NC-17

Дары тьмы. Часть 2
[ ] 07 Июля 2009, 21:24
 
***

 

Обучение в школе авроров очень сильно отличалось от обычной учебы. Сама школа являлась одним из подразделений Аврората, и преподавателями в большинстве своем были бывшие авроры, непоправимо покалеченные при исполнении обязанностей, и не могущие более принимать участие в боевых операциях, а также авроры, отошедшие от оперативной деятельности по возрасту или отстраненные по решению руководства. Следует заметить, что случаи отстранения были крайне редки и имели место в только особо вопиющих случаях превышения полномочий, которые не удавалось скрыть от прессы или особо чистоплотных шишек Министерства.
Ежегодный набор в школу авроров составлял десять человек. Учитывая, что желающих стать крутыми парнями было много, конкурс был огромный. Учеба длилась год. Половину этого времени будущие авроры учились и тренировались в школе или на полигоне, вторую половину года их брали на не слишком опасные задания. После окончания школы выпускники принимались в Аврорат – причем пойти применить свои знания и полученные навыки где-то еще, помимо Аврората, они не имели права, - и получали высокие официальные полномочия, а также неофициальные, которые были еще выше. В процессе учебы и стажировки отсеивалась половина принятых, остальные становились действительно крутыми парнями, выхватывающими палочку раньше, чем успевали осознать такую необходимость, и швыряли заклятие из разряда «помощнее» во все, что казалось им хоть немного подозрительным. В школу авроров рвались также и некоторые девушки, но руководство всеми силами отсеивало их еще на этапе тестов. По мнению Дэниела Айви, руководителя школы авроров, моложавого голубоглазого блондина хорошо за пятьдесят, сохранившего к своим годам густоту коротких волос, энергичность движений и привычку носить рубашки с закатанными рукавами до локтей, на маггловский манер, девушкам следовало найти себе мужа, родить ему троих детей и вести дом, а война – дело мужчин. Злые языки поговаривали, что подобные взгляды были обусловлены еще и любовью руководителя школы к немногословным темноволосым мужчинам крупного телосложения и его многолетним романом с единственным человеком, которому удалось пробиться в правление Гринготтса, чистокровным волшебником Метзом Мейкелсом, но никто еще не рискнул здоровьем, чтобы напрямую довести до сведения упомянутого руководителя подобные слухи. Ибо Айви был не из породы чиновников-бюрократов, тех, кто пересаживается из-за школьной парты за канцелярский стол и проводит всю жизнь в чистой безопасной конторе, перекладывая бумажки и пачкая пальцы чернилами. За плечами у руководителя аврорской школы был огромный боевой опыт по обезвреживанию как волшебников, балующихся Темной магией, так и обычных маггловских бандитов, в большом количестве расплодившихся в Европе после окончания второй мировой войны. Тогда сразу несколько маггловских государственных руководителей обратились к своим коллегам из магического мира с просьбой помочь в уничтожении вооруженных бандформирований. После окончания войны на руках у населения, особенно у определенной его части, всегда остается много оружия, и далеко не всем хочется работать с семи до восьми, восстанавливая разрушенные города и налаживая производство, почти шесть лет катившееся по военным рельсам. И тогда появляются банды, вооруженные до предела, убивающие без колебаний всех, кто попадется им на пути. И не все европейские страны, по территории которых прокатились активные боевые действия армий двух сцепившихся в схватке на смерть государств, могли обеспечить свои правоохранительные подразделения достаточным количеством оперативных работников, способных выследить всех бандитов. Волшебники же могли окружить маггловские банды внезапно и выкрикнуть достаточное количество заклятий, что временно перестали быть Непростительными, и больше эти преступники никого уже не беспокоили. Так получилось, что Аврорат Англии понес наименьшие потери во время самой войны, и тогдашний Министр Магии Реджинальд Реферс ухватился за возможность заключить долгосрочные и весьма выгодные договора с Министрами Магии других стран в обмен на помощь в уничтожении бандитов. И двадцатитрехлетний английский аврор Дэниел Айви оказался в составе отряда, выслеживающего и убивающего маггловских бандитов на территории Франции, Испании и Чехословакии. Югославия, Польша, Венгрия и некоторые другие страны получили подобную магическую помощь от другой стороны. Через полгода командир отряда был убит. Глупая случайность, кто-то из магглов рефлекторно нажал на курок, уже получив свое заклятие, и пуля не стала разбираться, кто тут маг, а кто маггл. Его место занял Айви. В архиве Аврората хранилась примерно половина отчетов о деятельности того отряда, вторая половина была строго засекречена, и подробности некоторых операций никогда не всплывали в разговорах и воспоминаниях о том времени, но с той поры Дэниел Айви сохранил глубокие шрамы на спине, абсолютную безжалостность к противникам и любовь к маггловскому огнестрельному оружию. И если информация про шрамы проходила на уровне слухов, то две последних характеристики полностью соответствовали истине. И его школа полностью соответствовала репутации школы крутых парней.
В тот год девушкам, как обычно, не повезло, все пятеро, подавшие заявления, провалили тесты. Из десяти поступивших парней шестеро заканчивали Хогвартс и четверо Дурмштранг. Дурмштранговцев Блэк не знал никого, а из Хогвартса, помимо Джеймса, он прекрасно знал своих ровесников, с которыми они учились в одном потоке: Энгуса Макфаррера, вечно хмурого шотландца из Рейвенкло, Фрэнка Лонгботтома (чья невеста и почти уже жена Алиса Рохлин благополучно провалилась при поступлении) и Трейна Бресдена с его родного Гриффиндора, а шестым был Роксел Крайт, старше на год, выпускник Хаффлпаффа, провалившийся в прошлом году, посвятивший год тщательной подготовке и отработке заклятий, и на этот год все же поступивший.
В первый же день занятий всех счастливцев, прошедших тесты и поступивших, готовившихся отрабатывать заклятия - атаки, защиты, одиночная и командная работа, - вызвали в тренировочный зал, пустой, с жестким деревянным полом, и не успели те оглядеться, как вокруг них материализовались авроры и просто и изящно размазали их по полу, да так, что никто не успел палочки вытащить. С помощью грубой физической силы и приемов рукопашной борьбы. После чего подняли, отряхнули, посадили на скамеечки, и вперед выступил их будущий наставник по рукопашному бою Аластор «Punch» Моуди, по внешним габаритам сильно смахивающий на поднявшегося на задние лапы медведя.
- А теперь, ребята, слушаем внимательно, говорю только один раз. Заклятия мы отрабатывать будем, не переживайте, но вам следует запомнить раз и навсегда – мы, авроры, должны уметь побеждать любым способом и любой ценой. Для того, чтобы эту цену платили наши враги, а не мы и наши близкие, мы научим вас сражаться. В этом зале вы будете учиться приемам рукопашного боя, поскольку, как вы могли только что убедиться, волшебная палочка – это еще не все. Иногда битву можно выиграть одним единственным ударом кулака в чужие зубы. И мы научим вас так бить. Главная проблема волшебников в том, что они полностью полагаются на волшебную палочку и совершенно не могут ничего делать руками. Мы решим эту вашу проблему.
Блэк, у которого вполне ощутимо ныл живот, ударом в который его и отправили полежать на полу, оторопело моргнул. Подобная постановка вопроса ему и в голову не приходила. И что самое интересное, он никогда не слышал, что авроров обучают и маггловским способам боя. Он скосил глаза на Джеймса. По удивленному лицу того было понятно, что речь Моуди для него точно такая же новость. А он должен был знать, в конце концов это он сюда рвался, а не Блэк.
Но то, что говорил Моуди, один из крайне немногих преподавателей школы авроров, кто продолжал свою боевую деятельность, имело смысл. И учитывая, что авроров вместе с Моуди было ровно три человека, а слушателей, прошедших достаточно серьезные тесты, в том числе и на скорость реакции, было все же десять, уровень подготовки впечатлял. Блэк про себя ухмыльнулся. Что же, по крайней мере скучно не будет.
И скучно им не было. Гоняли слушателей в аврорской школе с восьми утра и до семи вечера шесть дней в неделю. Уроки сменяли друг друга. Заклятия, трансфигурация, навыки ведения боя, одиночного и группового, методы выслеживания противника, рукопашный бой, зельеделие, основы работы с Темными артефактами, прерывание ритуалов Темной магии, проведение пограничных ритуалов, основы права, методы работы с агентурой, оперативная работа, оказание первой помощи и постоянные тренировки на выносливость, скорость реакции, крепость нервной системы, уверенность в себе и в команде.
Первое, чему Сириуса Блэка научили на занятиях по рукопашному бою, это завязывать волосы в пучок, чтобы не мешали. Джеймс потом некоторое время хихикал, ибо ему-то пучок закручивать не требовалось, называя Сириуса гейшей. Откуда он взял это сравнение, Сириус не совсем понимал, ибо из его пучка никакие шпильки не торчали, но не обижался, особенно когда Джеймс попросил его закрутить пучок дома, надеть мантию на голое тело, встать на колени и провести английский вариант японской чайной церемонии. Впрочем, довести эту церемонию до конца Сириусу не удалось, поскольку Джеймс уложил его на пол прямо у чайного столика, точнее, у трансфигурированной в чайный столик табуретки.
Спустя два месяца, когда занятия из чистой рукопашки перешли в обучение бою против волшебников, вооруженных волшебными палочками, слушателям разрешили обходиться без пучка, а просто завязывать столь родной многим хвост. Что же, по мнению Сириуса, хвост у него тоже был неплохой.
Основы права тоже были весьма оригинальны. Вел их Джонатан Рейди, аврор, которого когда-то едва не отдали под суд за превышение полномочий. Он выбивал показания из одной женщины, занимавшейся Темной магией, требуя назвать имена волшебников, совместно с которыми она проводила ритуалы. Мало что Рейди так ненавидел, как ритуалы, требующие человеческих жертвоприношений, а та группа занималась похищениями маггловских младенцев несколько лет. То, что у этой женщины были свои дети, мальчик и девочка, близнецы десяти лет, ее не останавливало. Одно дело свои дети, любимые и лелеемые, и совсем другое маггловские младенцы – пыль под ногами. Рейди тогда допрашивал ее на месте преступления, в ее же доме, сразу после налета авроров. Она отказывалась называть имена, стойко выдерживая один Crucio за другим. Тогда озверевший Рейди, которого вызвали на крыльцо и сказали, что в саду обнаружено чуть ли не кладбище, схватил ее близнецов, швырнул их в детскую, в которой и допрашивал колдунью, наложил заглушающие заклятья и ударил Crucio в мальчика. Через десять секунд снял заклятие, и сказал, что будет бить ее детей поочередно, пока она все не расскажет или пока они не умрут. Имена он получил немедленно, но один из участников ритуала занимал пост в Министерстве, через влиятельных друзей настоял на расследовании способов действий авроров, и Рейди едва не отправили под суд. Тогдашний руководитель Аврората дернул за все ниточки, чтобы избежать суда, но Рейди пришлось все же отстранить от дел, и с тех пор он вел в аврорской школе уроки права и предметы, в общем именовавшиеся «Ритуалы и артефакты». Соответственно, основы права у него звучали так:
- Наше дело правильное, мы боремся со злом, мы имеем официальное право на многое и неофициальное право на все. Наши враги никаких прав не имеют.
Слушатели были с ним согласны целиком и полностью.
Уроки, скромно именовавшиеся «Боевые заклятия», вел бывший аврор Стефан Лоран. Бросив на него мимолетный взгляд, можно было решить, что ему лет двадцать, но при втором взгляде становилось видно, что кожа на его лице просто очень туго натянута, будто ее сняли, а потом натянули обратно, но немного не хватило, и пришлось ее растянуть, отчего глаза приобрели слегка миндалевидные очертания, а уголки рта чуть-чуть разошлись в стороны, и не осталось ни морщин, ни складок. Внешняя сторона кистей у него была испещрена татуировками, и когда он закатывал рукава мантии – всегда белого цвета – были видно, что тонкие черные и синие линии, сплетающиеся в затейливые узоры, уходят до локтей и выше. Глаза у него были черными, взгляд бесстрастным, а волосы почти бесцветными. Он говорил медленно и спокойно, и никогда не улыбался и не повышал голос. И именно он преподал будущим аврорам один из самых запоминающихся уроков.

 

 

Два месяца «Боевые заклятия» шли как положено. Демонстрация, отработка, одиночная работа, групповая работа, контрзаклятия, все как обычно. А потом одно из занятий оказалось чем-то другим.
Они, как обычно, пришли на занятия, сели в кружок – парт в учебном классе не было, все садились кругом, а потом убирали стулья и тренировались в центре комнаты, - пришел Лоран, и вместо того, чтобы как обычно, тихо поздороваться, демонстративно наложил на дверь запирающие чары, а потом заглушающее заклятье на всю комнату. Только после этого он перевел взгляд на слушателей.
- Доброе утро. Сегодня у нас будет не совсем обычный урок. Как вы знаете, мы, авроры, имеем очень широкие полномочия, включающие в себя применение заклинаний, обычно именуемых Непростительными.
Слушатели напряглись.
- Чтобы успешно применять эти заклинания, необходимо не просто знать их, но и действительно уметь ими пользоваться. Они не зря зовутся Непростительными. Природа их такова, что воспользуйся любым из этих заклятий всего один раз, и пути назад уже нет. Вы захотите применять их снова и снова. Вам, разумеется, известно, что это за заклятия. Кто-либо из вас видел любое из них в действии?
Сидящие медленно покачали головами. Лоран, когда начинал говорить, оказывал на слушателей воздействие, сходное с гипнотическим. Поэтому обычно он старался больше показывать, нежели рассказывать.
- Хорошо. Сегодня мы займемся первым из этих заклятий. Заклятие боли. Crucio. Не надо вздрагивать. Вы станете аврорами и вы обязательно будете его применять. Но чтобы успешно им пользоваться, заклятие необходимо не просто знать, а знать изнутри. Сегодня вы это поймете. Мы начнем по алфавиту. Сириус Блэк.
Сириус встал со стула и вышел в круг. Он еще не осознал полностью, что сейчас произойдет, но предчувствие нахлынуло непереносимой волной. Впрочем, длилось оно недолго. Лоран поднял палочку.
- Crucio!
Одна волна сменилась другой. Непереносимое предчувствие непереносимой болью. Только что он ничего не чувствовал, и вдруг все его тело вспыхнуло огнем, кости будто ломались на острые осколки, врезающиеся в мышцы и кожу, и не было ни одного места в его теле, которое бы не корчилось от боли, и он корчился вместе со своим телом. До него доносился чей-то отдаленный крик, и от этого крика разрывало уши и мозг.
- Finite Inkantatem!
Как внезапно это началось, так внезапно и кончилось. И оказалось, что он лежит на полу, а его однокурсники смотрят на него с одинаковым выражением шока.
- Вот так выглядит Crucio. Садитесь на место, Блэк, вы выдержали это заклятие вполне достойно. У вас высокий болевой порог. Хорошо это или плохо, вы решите сами. Итак, полагаю, вы все уже поняли. Чтобы понять заклинание, нужно его почувствовать. И почувствовав его, поняв, что такое Crucio, и что будут испытывать люди, к которым вы будете его применять, вы сможете контролировать его применение в своей работе. Трейн Бресден.
После этого урока ушел Энгус Макфаррел. Сразу, отправив в кабинет Айви заявление «Прошу исключить меня из школы авроров по собственному желанию». Других формулировок для подобных случаев не предусматривалось, и подписано оно было, как всегда, моментально. Макфаррел принес клятву о сохранении в тайне некоторых аспектов обучения и уехал на север, где у его дяди была овечья ферма.
Лечить нервишки, как вслух ухмылялся Блэк. И никому не признавался, что на самом деле прекрасно Энгуса понимал. Они все поняли заклятье, осознали, что будет испытывать тот человек, на которого они его наложат, горели со своими будущими жертвами на одном огне, и шотландец понял, что в его душе не найдется достаточно сил, чтобы применить это заклятье. У остальных нашлись.
Они потренировались на кроликах, но все рвались опробовать заклятье на человеке. И естественно, такая возможность была им предоставлена. Поскольку кролик это одно, а живой настоящий человек – совсем другое.
Из одного из рейдов авроры приволокли пойманную на месте преступления – совершения ритуала Мейлы - волшебницу Корделию Хейз. Молодая красивая женщина с темными волосами ранее никогда не замечалась ни в чем подобном. Ритуал Мейлы проводился только женщинами и целью имел получение долго длящейся молодости. Изначально он носил название ритуала вечной молодости и считался уникальным, но потом выяснилось, что и молодость длится не вечно, а всего сорок-пятьдесят лет, и есть другие ритуалы для сохранения цветущего внешнего вида. Абсолютное большинство из них относилось к темной магии и было запрещено законодательно. Но ритуал Мейлы все равно периодически всплывал на поверхность, ибо нет для женщины сокровища дороже, нежели ее красота и молодость.
Хейз вела себя крайне надменно. Угрожала арестовавшим ее аврорам страшными карами и своей тетушкой, работавшей в Министерстве. Учитывая тяжесть преступления, ведущий допрос аврор Райлен Ксениа очень бы удивился, признай тетушка даже свое родство с преступницей.
И когда группа слушателей школы авроров – к тому времени их осталось семеро – во главе с Лораном вошла в комнату для допросов, там находились Райлен Ксениа и Корделия Хейз. Хейз была магически привязана к стулу, Ксениа неспешно ходил кругами.
- Добрый день, Райлен, - как обычно, тихо и спокойно, произнес Лоран. – Что у нас?
- Привет! А у нас тут девушка хотела вечной молодости. Ритуал Мейлы. Уже почти на финише прихватили. Девчонку вытащить не успели.
- Это еще что за толпа? – ввизгнула Хейз. – Вам это все с рук не сойдет, думаете, вам все позволено, ублюдки…
- Silencio, - на секунду прервавшись, Ксениа взмахнул палочкой, накладывая заклятье немоты.
- Спасибо, - спокойно произнес Лоран. - Итак, вам уже рассказывали, что такое ритуал Мейлы?
Слушатели покачали головами.
- Райлен, не мог бы ты им рассказать?
Ксениа понимающе усмехнулся. Конечно, если начнет говорить Лоран, все станут смотреть ему в рот, никто не шелохнется, никто не мигнет, и через две минуты все перестанут слышать, о чем он говорит, в сознании останется только мерный голос.
- Без проблем. Ритуал Мейлы служит для сохранения длительной молодости. Вечной молодости не бывает, но некоторые готовы на все и ради сорока лет гладкой рожи. Проводится только женщинами, в одиночку, и включает в себя человеческое жертвоприношение. Нужна юная девушка, нет, не обязательно девственница, это маггловские сказки, и с помощью определенных заклинаний из нее вытягивается молодость. Нужны еще кое-какие штучки и сочетание некоторых обстоятельств, но это вам подробнее расскажут на «Ритуалах». Главное же то, что поскольку молодость у человека забирается насильно, неестественно, то организм не выдерживает, и человек умирает. Если ритуал прервать в начале, то жертва может выжить. Сегодня мы не успели вовремя, поэтому та девушка умерла. Стефан?
- Благодарю. Итак, сегодня мы отработаем заклятье на человеке. Каждый из вас применит его по одному разу, ненадолго, если сможем, то потренируемся еще. Райлен, не мог бы ты снять Silencio?
- Finite Inkantatem! Я выйду пока, мои уши мне дороги. Постарайся все же ее не угробить, неохота бумаги писать.
- Мы постараемся, Райлен.
Ксениа понимающе кивнул и вышел. Хейз, последние две минуты сидевшая вынужденно молча, возможностью говорить воспользовалась немедленно. Глаза у нее были круглые от ярости и неверия в услышанное.
- Вы… Вы что себе позволяете? Вы… Вы не можете…
Лоран взмахнул палочкой, и Корделия вместе со стулом оказалась на середине комнаты. Слушатели встали полукругом.
- Сириус Блэк, вы первый.
Сириус шагнул вперед. Поднял палочку. И тут накатила та же самая волна, как перед тем, примененным к нему, Crucio. То же непереносимое предчувствие чего-то страшного. Такого не было при опытах над кроликами.
- Сириус, сосредоточьтесь, все хорошо, все будет хорошо, поднимите палочку, запястье слегка изогнуто, как я показывал, правильно, хорошо, - не прерывая речи, Лоран осторожно взял Сириуса за руку, положив свои пальцы поверх пальцев Сириуса, и направил палочку на продолжавшую что-то визжать Корделию. Сириус уже ее не слышал, в его уши вливался голос преподавателя, спокойный и тем самым успокаивающий. Его рука перестала дрожать. Все будет хорошо. На стуле сидит женщина. Она что-то говорит. Ее надо ударить.
- Сириус, перед тобой не человек. Перед тобой преступник. Преступник не человек. Он утратил право быть человеком. Из-за нее погибла девочка. Все хорошо, Сириус, все правильно, тебе остается только произнести. Ты уже понял заклятье, выучил его, теперь скажи.
- Crucio!
И внезапно все вернулось в нормальное состояние, пальцы Лорана соскользнули с его руки, и в уши вонзился крик Корделии Хейз. Она бы выгнулась на стуле, но невидимые путы не давали, и она только напрягалась, глаза ее были выпучены, рот широко открыт, и на лице ясно читалось выражение муки. И она кричала.
- А теперь прекрати это. – Снова Лоран.
Прекратить оказалось проще.
- Finite Inkantatem!
Крик стих, Корделия обмякла в своих путах и тяжело задышала. В глазах и в лице ее появилось выражение загнанности и ужаса. До нее очень внезапно и очень болезненно дошло, что все это – реальность. И тот аврор имел в виду именно это…
- Трейн Бресден.
Держать Лорану пришлось всех. Никто не смог ударить первым Crucio сам. И Лоран брал каждого за руку и успокаивал, своим мерным тихим голосом. На этот раз его слова были приняты полностью, будто вложены сразу в душу, помимо сознания.
После третьего раза с нее сняли держащее заклятье. И она корчилась на полу, вопя сначала пронзительным, а потом хриплым голосом. После четвертого раза в комнате запахло мочой. Лоран убрал мокрые следы с ее платья и продолжил занятие.
Корделия Хейз выжила. Видимо, у нее был на редкость сильный организм. Но сошла с ума, и отбывать тридцать лет в четвертом секторе Азкабана отправилась полуседая старуха с подергивающимся в постоянном тике лицом.


***


Из-за интенсивности учебы острота чувств немного притупились, поскольку у Сириуса не было времени даже на банальные страдания по Джеймсу. Что-то осталось, что-то тянуло, но не изматывало так, как на седьмом курсе Хогвартса. Фрэнк Лонгботтом так и не смог выкроить время на то, чтобы жениться, невесте Алисе оставалось лишь терпеливо ждать. Лили Эванс устроилась в «Брайтфорс», фирму, занимающуюся организацией различного рода праздников, вечеринок и прочих торжественных событий, чем была крайне недовольна. Она пребывала в полной уверенности, что способна на большее, чем сдвигание столов с помощью магии, трансфигурацию бумажных птиц в воздушные шарики и прочие забавы того же рода. Но при попытке устроиться в Министерство в отдел по контролю за применением магии несовершеннолетними она столкнулась со вполне обычным и в маггловском мире явлением – дискриминацией по тому или иному признаку. В ее случае признаков было сразу два – женский пол и маггловское происхождение. И никакое количество Тритонов в Хогвартском дипломе на потенциального работодателя не действовало. У нее, как Сириус понял из отрывочных ругательств Джеймса, стал портиться характер, и она сделала попытку сорвать свое дурное настроение на Джеймсе. Можно подумать, тот бы позволил. В результате в одно из воскресений Джеймс аппарировал в квартиру, что они снимали на двоих с Сириусом для удобства, в крайне дурном настроении, и сорвал таковое настроение на Сириусе, который, впрочем, против подобных способов срывания настроений не возражал. Но увы, спустя неделю Лили образумилась и вновь стала милой очаровательной девушкой, по крайней мере, при Джеймсе. На горизонте замаячила свадьба.
В школе авроров на первых же лекциях пытались донести до сознания слушателей, что людям, в качестве жизненного пути выбравшим непрерывную войну, не стоит обзаводиться семьей. Некоторые прислушивались, но в каждом наборе находились крайне уверенные в себе люди, которые все равно стремились жениться на своих подругах, а может, просто их любили. В потоке того года таких оказалось двое – Джеймс Поттер и Фрэнк Лонгботтом.
Тот выпуск авроров состоялся в мае 1979 года. До финала дошли семь человек, что было просто выдающимся результатом. Выбыли двое дурмштранговцев, Киннан и Беррел, и Макфаррел. Остальные, включая Крайта, прошли и учебу и стажировку, к особому удивлению Блэка, Поттера, Лонгботтома и Бресдена, привыкших относиться к факультету Хаффлпафф и его выпускникам без особого уважения. Но и Крайту тоже Дэниел Айви пожал руку, вручил диплом и поздравил с вступлением в ряды авроров, единственных, кому предназначено защищать мирных людей от нападений врагов, и кто достоин этой высокой миссии. И началась работа, трудовые будни авроров, вечный бой и все кругом враги.
 
Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Джеймс/Сириус, NC-17
Просмотров: 1240 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1 |