Пятница, 07 Августа 2020, 21:06
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [30]
Фики с рейтингом G
PG-13 [48]
Фики с рейтингом PG-13
R [104]
Фики с рейтингом R
NC-17 [94]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Гарри/Сириус » NC-17

Этот чёрный белый мир. Часть 5
[ ] 12 Июня 2009, 09:25
 

Люциус смотрит на него. Мальчик еще не поправил пижамы, и видно, как под округлым изгибом плеча ключицы собирают озерца теней; две тонкие морщинки обозначают подмышку; бледная кожа становится совсем прозрачной на шее, и ему кажется, что он видит там синюю мерно пульсирующую жилку.

И удивительно, как легко можно отрешиться от всего этого, просто заглянув мальчику в глаза.

Он отводит взгляд первым, разворачивается и идет искать домашнего эльфа.

 
***
 
Утром он усиливает защиту.

После обеда начинает придумывать легенду для Вольдеморта. Берет то, что рассказал МакНейру, и начинает танцевать от этого. Кое-что очевидно; если сказать Вольдеморту, что это приведет к ослаблению Альбуса Дамблдора, он почти наверняка клюнет. Люциус даже не пытается придумать что-то о переманивании Гарри на их сторону; если Вольдеморт не заинтересован в этом, ничего нельзя будет добавить и изменить.

Он настаивает на том, чтобы Гарри присоединился к нему за ужином. Домашние эльфы докладывают, что Поттер целый день не покидал комнаты и даже не пытался читать взятые из библиотеки книги. Люциус не хочет, чтобы события предыдущей ночи снова загнали мальчика в его скорлупу, поэтому приглашает его на ужин, предупредив, что отказа не примет.

Он пытается создать атмосферу, максимально приближенную к нормальной. Не деланно непринужденной, но именно нормальной. Хотя, если бы его спросили, что он подразумевает под словом "нормальный" при сложившихся обстоятельствах, он бы покачал головой и признал, что мир действительно сошел с ума.

Во время обеда мальчик молчалив. Люциус должен вытаскивать из него каждое слово. Именно этим он занимался на множестве званых обедов, и сегодняшняя задача не была бы сложнее, не подчеркивай поттерова черная рубашка и серый жилет белизны открытой кожи. Дополнительный сильный отвлекающий фактор.

Кажется, у Люциуса проблемы.

Его не беспокоит влечение к мальчику. Отнюдь. Это, черт подери, его бесит.

Он вспоминает то гаррино прикосновение на аллее Ноктюрн.

Если бы я знал...

Нет. Он обрывает эту мысль. Он еще не готов обратить все это в шутку.

За десертом его ожидает приятный сюрприз. Гарри, впервые попробовав крем-брюле, пытается стащить сладости с тарелки Люциуса, указывая на противоположную дверь с криком: "Посмотрите! Хвост вернулся!"

Это почти стоит исчезновения половины карамельной глазури - узнать, что мальчик не так задет событиями предыдущей ночи, как опасался Люциус.

Он прощается с Гарри в дверях обеденной комнаты, и тот во второй раз называет его по имени. "Спокойной ночи, Люциус". Создается впечатление, что мальчик глубоко задержал воздух, чтобы на этот раз не запнуться.

Интересно: Люциус предпочел бы, чтобы мальчик запнулся.

На следующий день после полудня Люциус, встав из-за стола в своем кабинете, натыкается на домашнего эльфа, ожидающего его в подозрительном молчании.

- Гарри Поттер желает Люциуса, Хозяин.

- И где он?

- В библиотеке, Хозяин.

Хотя (к его вящему удовольствию) это не срочно, Люциус откладывает свои дела. Мальчик раньше не просил встречи.

Аппарировав в холл перед дверью в библиотеку (по возможности, он пытается не аппарировать непосредственно в комнату, где уже кто-то есть - слишком велика вероятность застать человека врасплох), он стучится и заходит.

Гарри сидит за дальним столом, внимательно изучая увесистый том. Он молча поднимает глаза, услышав шаги Люциуса.

Тот приближается. Гарри молчит.

- ...И?

Мальчик таращится на него в немом изумлении.

- Что?

- Что случилось? - спрашивает Люциус, не в силах сдержать нотку раздражения, на секунду окрашивающую голос.

Молчание.

- Извините... я не понимаю, о чем вы.

Люциус пытается сдержать удивление.

- Домашний эльф сказал, что ты хотел видеть меня.

Глаза Поттера округляются, но это явно недостаточное объяснение.

- Я... извините, но нет, я... не просил их позвать вас. Извините, если я вас...

Домашние эльфы не делают таких ошибок. Люциуса подмывает рявкнуть: "Вы уверены в этом?" Вместо этого он говорит:

- Что же, извини, если потревожил.

Мальчик поспешно трясет головой.

- Что вы. Может, хотите...

- Нет. Я занят. Увидимся за ужином. Аппарэйт!

Домашнего эльфа и след простыл. Если бы Вэббли был там, он бы получил по ушастой голове. Люциус не любит, когда его отвлекают от занятий, и еще больше - когда его выставляют круглым идиотом.

Но ЕЩЕ БОЛЬШЕ ему не хочется искать Вэббли. Он возвращается к своим делам.
 
* * *
 

- Хозяин Люциус!

Мммм...

- Хозяин Люциус не спит?

- Уже нет. Что случилось, Твиззл?

- Твиззл никогда не решилась бы побеспокоить Хозяина Люциуса...

Он прогневил богов. Сразу нескольких.

- Продолжай, Твиззл.

- Гарри Поттер желает Люциуса, Хозяин.

Он просыпается.

- О Боже, снова... Только не это. Сначала Вэббли, потом ты...

- Хозяин?

- Поттер сам просил позвать меня?

- Нет, Хозяин, - удивленно отвечает она спустя несколько секунд.

- Тогда как ты посмела...

Он замолкает, сбитый с толку ошарашенным выражением на лице Твиззл. Как будто его вопрос не имеет ничего общего с ее сообщением.

Домашний эльф сообщил мне, что ты хотел меня видеть.

Не сообщил.

Черт... подери.

Поттер живет в гостевой комнате. И эльфы обходятся с ним так же, как с любым другим гостем.

Особая их обязанность - сообщать хозяину о всех желаниях гостя.

ЧЕРТ ПОДЕРИ!!!

Если бы это были не домашние эльфы, Люциус решил бы, что они неправильно подобрали слова. Или что они неверно поняли ситуацию.

Домашние эльфы не делают таких ошибок.

Тысяча дементоров.

Да, теперь он проснулся окончательно и бесповоротно.
 
* * *
 

Поттер мурлычет "Доброе утро" и падает в свое любимое кресло.

Люциус внимательно смотрит на него. Сегодня на Поттере голубая безрукавка.

- Я думал, что ты мерзнешь.

Поттер вздрагивает.

- Уже нет.

Люциус возвращается к своему тосту.

- На тебя смотреть зябко. Одень что-нибудь.

- Что?

Я не могу спокойно есть, разглядывая твои обнаженные руки. И я понимаю, что ты собираешься сделать.

Не выйдет.

- Ты весь - как апельсиновая корка. Замерзнешь. Я же просил накинуть еще одну сорочку.

Мальчик открывает рот. Потом закрывает. Потом снова открывает.

- Что с вами?

Он не отрывается от тоста.

- Что значит "что"?

- Что вызвало злость, которую вы сейчас срываете на мне? - Видно, что мальчик начинает нервничать.

И неожиданно он бледнеет.

Люциус замечает это. Замечает, как руки Поттера судорожно сжимают край стола.

- Вы собираетесь сделать это, да? - шепчет мальчик.

- Сделать - что? - подозрительно переспрашивает Люциус, отложив в сторону тоста.

Гарри выглядит так, будто сейчас упадет в обморок.

- Вы... - он судорожно сглатывает, - вы устали бороться, или вам это надоело. Не ради меня.

- Мерлин... Нет, глупый мальчишка, я не собираюсь сдать тебя Вольдеморту. Ты что, еще этого не понял? Ешь свой завтрак, и поменьше надрыва.

К его облегчению, с глаз мальчика исчезает то затравленное выражение. Он не ожидал, что Поттер так легко поверит ему. В конце концов, он слышал его разговор с Петтигрю.

Поттер кладет на свою тарелку тост, но не намазывает его. Он просто смотрит.

Люциус замечает, что его нижняя губа поджата - совсем немного.

Да... Он никогда не сделает этого, но сейчас ему больше всего на свете хочется легонько сжать эту губу своими и прикусить.

Он не встанет и не выйдет из комнаты. Он не...

- Я должен буду ненадолго отлучиться, и, думаю, будет лучше, если ты не станешь покидать дом. Надеюсь, это не очень расстроит тебя.

Он имел в виду - не покидать дом. Но, учитывая то, что он знает, Поттер может воспринять это иначе.

Мальчик неуверенно смотрит на него, а потом быстро переводит взгляд на тарелку, хватает тост и откусывает кусочек.
 
* * *
 

Люциус посещает небезызвестное ему заведение, где на шелковых простынях, таких тонких, что чувствуешь себя в облаках, можно испробовать все позы, какие только изобретены под этим небом. Смуглое тело марокканского юноши для него - противоядие. Несколько проведенных на том часов Люциус слушает слова ожидания и восхищения, срывающиеся с темных чувственных губ. Куртизан несколько раз утирает слезы и называет его богом.

Но все это время перед глазами Люциуса стоят зеленые глаза. Возможно, сегодня следовало выбрать девочку.

В любом случае, он насытился. Позже, слушая сонное дыхание юноши, прикорнувшего у него на груди, Люциус неожиданно стряхивает с себя дрему. Поттер остался один в Имении. Охраняемый, но, случись что, постоять за него смогут только домашние эльфы.

Жажда обладания мальчиком, живущим в его доме, превысила все доводы рассудка. Во время полета он был не в состоянии думать.

С Люциусом Малфоем такого еще не было.

Он никогда не позволял похоти ослепить себя. Прежде чем что-либо могло так исказить его суждения, он удовлетворял желание. Причем всегда - с объектом желания.

Он встает, одевается, оставляет юноше внушительное вознаграждение и аппарирует в Имение.

Как он и рассчитывал, он застает Поттера в библиотеке. Какое-то время Люциус незамеченным наблюдает за ним.

Мальчик поспешно листает какой-то том, быстро просматривая страницы со все возрастающим разочарованием на лице. В конце концов, он захлопывает книгу, отталкивает ее, как стакан прокисшего молока, и, взъерошив волосы, опускает голову на сложенные на столе руки.

Некоторое время он сидит так неподвижно. Он не плачет, но кажется, что ему этого очень хочется.

В конце концов, Люциус громко переступает с ноги на ногу, чтобы обратить на себя внимание мальчика. Поттер поднимает голову.

Сначала оба молчат, но в конце концов Люциус спрашивает:

- С тобой все в порядке?

Мальчик непонимающе смотрит в пространство, затем кивает.

- Что случилось?

Гарри не отворачивается. "Вы..." Но он не заканчивает.

Люциус даже не уверен, хотел ли он дослушать его.

- Вы сбежали от меня.

Определенно, он этого не хотел.

Он чувствует неожиданный прилив ярости. Он не должен оправдываться перед мальчишкой. Он не должен заботиться о том, чтобы не ранить чьих-то идиотских чувств. Он никогда не бежит от желанного. Никогда.

Но сегодня он все же сбежал. Сегодня он был одержим страхом причинить Поттеру боль.

И сейчас он выбит из колеи необходимостью объясняться.

Нет.

- Глупый упрямый мальчишка. Ты хоть понимаешь, что ты говоришь? - он медленно приближается к Поттеру. - Я не твой приятель, мальчик. Не отец, не доверенное лицо, не тот, кто печется о твоих интересах. Я не играю с тобой ни в какие игры; если ты попытаешься меня во что-то втянуть, тебе самому придется расхлебывать последствия.

Поттер трясет головой.

- Я не... это не игра. Я знаю, чего вы хотите. И я не понимаю, почему вы сбежали.

Некоторое время Люциус продумывает защиту. В конце концов, ухмыляется.

- Какая примитивная логика. Ты хочешь, я хочу, а там - гори оно все синим пламенем. Ты хочешь, чтобы тебя успокоили, пожалели и помогли вернуть былое доверие к людям. Я этим не занимаюсь, Гарри. И, в отличие от тебя, я не путаю это с сексом.

- Нет.

- Да. - Он сжимает плечи мальчика и поднимает его на ноги. - Это поищи где-нибудь в другом месте. У меня ты такого не найдешь.

- Уже нашел! - кричит мальчик, сжимаясь под хваткой Люциуса, но даже не пытаясь вырваться. - Вы врете и даже не понимаете этого!

Это неожиданное обвинение так удивляет его, что он позволяет мальчишке продолжить:

- Вы уже доказали мне, что я могу вам доверять.

Это останавливает Люциуса. К счастью. Он не помнит, когда в последний раз был так близок к тому, чтобы поддаться гневу. Но он все еще ухмыляется, когда говорит:

- С чего такая уверенность?

- С того, что я все еще здесь, а не в логове Вольдеморта.

- И как ты можешь после такого отрицать, что ты дитя... Ты все время пытаешься упростить ситуацию, - он врет, ведь и сам понимает, что все таки просто. - Почему ты думаешь, что это не логово Вольдеморта? Что это не площадка для того, чтобы сделать из тебя еще одного преданного Упивающегося Смертью?

- Потому что я знаю.

- Ты ничего не знаешь.

- Я знаю, что вы хотите меня, - голос мальчика срывается, и он отворачивается, произнеся эти слова. - Я был проституткой, припоминаете? Я знаю кое-что о таких знаках.

- О, мне очень жаль, я совсем забыл об этом. В самом деле, как же я мог забыть, что нашел тебя на аллее Ноктюрн, и ты так боялся, что твоего крестного - который *** тебя - снова посадят в Азкабан, что готов был стать умелой маленькой шлюшкой.

- Прекратите, - шепчет Гарри, пытаясь отстраниться.

- О нет, прекратить такую потеху... - Люциус так и не разжал своей хватки, и сейчас прижимает Поттера к стене, почти соприкасаясь с ним лбом. - Изнасилованный собственным крестным, как жалкий слабый маггленок. И, что совсем по-детски, даже не можешь признать, что это предательство. Я, кажется, слышал от тебя что-то вроде "он не понимал, что творит".

Слеза скатывается по щеке мальчика.

- Он не понимал.

- Дитя. Тебя можно разбить вдребезги… не потому, что ты был шлюхой - я уже говорил, что мне плевать на это. Вряд ли когда-то ты сможешь еще раз проявить такую силу. Но сейчас ты решил, что я помогу тебе забыть об этом.

- Н-нет...

Люциус продолжает, будто Поттер и не пытался возразить.

- Я хотел бы от тебя - для тебя - много чего. Чтобы ты кричал. Стонал. Чувствовал. Задыхался. Умолял. Был опустошен. Кончил. Тебе кажется, что ты этого тоже хочешь. Но то, чего ты хочешь на самом деле, тебе не может дать никто. Забытье. Поэтому переспать с тобой - все равно, что накормить мылом голодного ребенка, как бы он ни утверждал, что хочет этого.

Он отталкивает Поттера. И этот жесткий отказ приносит ему не меньше удовольствия, чем принесли бы вышеперечисленные действия с мальчиком. Он насыщает Люциуса, как сытный обед.

Он разворачивается, чтобы уйти.

- Вы не понимаете!

Руки сильно обхватывают его талию, будто хотят раздавить. Мальчик удерживает его. Небезопасное движение; первая реакция Люциуса - выхватить палочку и защищаться.

Если Люциус обернется, он столкнется с ним нос к носу. Поэтому он остается неподвижным, пока Поттер прижимается к его спине. Когда он стоит так, обездвиженный, контролируемый, на него накатывает неожиданная волна наслаждения, хотя он ясно представляет себе тонкую отчаянную фигурку, прильнувшая к нему.

- Это не все, - шепчет Поттер. - Я не хочу...

Мальчик сбивается. Люциус слышит его вздох. Или, скорее, фырканье. Поттер стоит, прижавшись лицом к его плечу, и дышит ему в шею.

А потом - отпускает. Люциус оборачивается и видит, как напряглось лицо отступившего на шаг мальчика.

- Вы... вы хотели меня... вы уехали...

Он бросается к двери. Не бежит, хотя двигается так быстро, что даст фору любому бегуну.

Люциус не останавливает его. Слишком поздно он вспоминает, что после общения с юношей-куртизаном не принял душ.

Он уже не чувствует никакого удовольствия. Огорчение Поттера каким-то образом передалось и ему.

Он понял, как сильно я его хотел.

И что я, ни в чем себе не отказывающий, отказал себе в нем. Я обладал другим, потому что не позволил себе обладать им.

И у кого из них после этого сносит крышу?

Это уже не такой простой вопрос, как может показаться на первый взгляд.

Поттер не присоединяется к нему ни за ужином, ни за завтраком. Это нисколько не удивляет Люциуса. Он не пытается выманить мальчика.

МакНейр снова появляется в камине. Люциус представляет, как сообщает голове в языках пламени, что уже перепробовал все, сдается, и может доставить мальчика Вольдеморту в любую минуту.

Он представляет себе это. Он этого не делает.

Вместо этого он скармливает МакНейру еще несколько выдуманных вчера деталей. МакНейр не выглядит ни усомнившимся, ни впечатленным, но соглашается поговорить с Петтигрю и передать ему информацию.

Люциус также получает сову от Драко. Тон письма совершенно нейтральный; о Поттере он вспоминает только раз - когда пишет, чтобы "этот гриффиндорский придурок" не смел прикасаться к его метле.

Люциус не идет в библиотеку, хотя эльфы сообщили ему, что Поттер все еще сидит в своей комнате. И ничего не ест.

Он идет в бальный зал.

Внучатая тетушка Жанна-Мари сурово смотрит на него, но не говорит ни слова. Вместо этого она скручивает из воздушного шарика фигурку осла. Скручивает его голову так, что надувной осел тыкается носом в свой собственный зад, и решительно трясет фигуркой перед глазами Люциуса.

Он снова рычит. И почему он когда-то думал, что ему нравится эта старая перечница?

Он переводит взгляд на свой собственный портрет, написанный, как и Нарциссин, десять лет назад.

На этом портрете он всегда позирует. Никогда не читает, не играет в карты, не общается с гостями. Просто сидит, положив руку на голову грейхаунда, и изредка тот тычется носом в его ладонь в надежде на ласку.

Во всяком случае, Люциус может быть честен с собой, и признает, что резкий отказ вымещать свою похоть на Гарри не имеет ничего общего с возрастом. За прошедшие десять лет он почти не изменился. Он - произведение искусства, результат кропотливой работы. Тонкое аристократическое лицо несет следы бесчисленных поколений благородных предков; холеное ухоженное тело сделало бы честь мужчине и вдвое младше него.
 
 
Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Гарри/Сириус, NC-17
Просмотров: 1078 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |