Среда, 12 Августа 2020, 09:15
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [30]
Фики с рейтингом G
PG-13 [48]
Фики с рейтингом PG-13
R [104]
Фики с рейтингом R
NC-17 [94]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Гарри/Сириус » NC-17

Время Сурта. Глава 11.2
[ ] 03 Сентября 2010, 21:45

Глава 11, часть 1


...Пятничное заседание с главами Департаментов проходит без эксцессов – неделя выдалась на удивление спокойной. Когда коллеги аппарируют из кабинета, Шеклболт убирает бумаги, привычно запирает чарами сейф и ящики стола. Под ложечкой сосёт – он проголодался и мечтает об ужине. На субботу ничего не запланировано, Гарри сегодня собирался в "Котёл" с Рональдом и его женой, и Кингсли решает поесть и навестить Гестию – давненько обещал ей скоротать вечерок за огневиски и воспоминаниями. Он уже готов запустить пальцы в вазочку с каминным порошком, но в дверь стучат, и в кабинет просовывает голову секретарь.

 

– Министр, к вам начальник Отдела по борьбе с незаконным использованием маггловских арте...

 

Шеклболт тихонько чертыхается и отряхивает руку.

 

– Разве ему назначено?

 

– Нет, сэр, но говорит: дело срочное.

 

– Пригласите. И можете быть свободны.

 

– Да, сэр.

 

Кингсли хмурится – что–то подсказывает ему, что Артур пришёл не по вопросу использования магами батареек или тостеров. Уизли входит в кабинет: мантия, как всегда, помята, остатки рыжевато–седых волос дыбом стоят вокруг блестящей лысины, а во взгляде... что это, злость? Интересно... Шеклболт быстро накладывает звукоизолирующие чары. Секретарь ушёл, но осторожность никогда не помешает.

 

– Здравствуй, Кингсли.

 

– Здравствуй, Артур. Проходи.

 

Уизли захлопывает дверь и без приглашения садится в одно из кресел. Шеклболт удивлён – маска добросердечного дурачка слетела с Артура начисто. Он пристально смотрит на Кингсли – глаза прищурены, и голубые полоски радужек в складках век сейчас похожи на две узкие полыньи.

 

– Не хочешь спросить, зачем я здесь? – с вызовом интересуется Уизли.

 

– Сбавь тон, Артур, – роняет Министр, и злоба на рано постаревшем лице сменяется яростью. Уизли резко встаёт.

 

– Ты ещё!.. Кингсли, как ты мог? Почему?

 

Внутри всё леденеет. Возможно, тут впору вспомнить старую поговорку о воре, на котором горит мантия... но, кажется, Шеклболт уже понял, по какой причине отец Джиневры Уизли явился сегодня вечером в его кабинет. Однако он ничем не выдаёт себя – спокойно и безразлично смотрит в пылающую праведным гневом физиономию Артура.

 

– Говори яснее, будь добр.

 

– Ты... ты спишь с Гарри! – рявкает Уизли и рукавом смахивает со лба горошины пота. – Спишь с моим зя... с моим... с будущим мужем моей дочери! Мерлиновы штаны!!

 

– Перебрал усладэля за ужином? – с напускным равнодушием спрашивает Шеклболт. Уизли подпрыгивает на месте и кидается к нему:

 

– Это... да как ты можешь так! Молли... Молли в ужасе, понимаешь? Ты его тискал... прямо в Хогвартсе, у всех на виду, как такое возможно, Шеклболт?! – он уже орёт. – Ты же взрослый человек! Министр!..

 

Значит, не показалось... Теряю хватку. Кингсли сжимает зубы от злости и отстраняет дёргающегося Артура.

 

– Прекрати.

 

– Мерлин, двадцать пять лет разницы, Шеклболт! – бешено ревёт Уизли. – Двадцать пять!!

 

Эти слова гудят, словно эхо колокольного звона, бумерангом возвращая Кингсли на четыре года назад – в кухню дома на Гриммаулд, к похолодевшим глазам Сириуса и его собственному обвиняющему голосу… Не помня себя, он делает шаг вперёд, и Артур мгновенно отшатывается.

 

– Убирайся, – рычит Шеклболт.

 

– Мы ничего не сказали Гарри... – запинаясь, говорит Уизли, – и не скажем...

 

"Ну, ещё бы", – с ненавистью думает Кингсли.

 

– Ты сам... сам должен это прекратить, сам... подумай о мальчике... он же...

 

– Убирайся, я сказал. И приведи себя в порядок.

 

Артур вытирает потное лицо и, тяжело ступая, выходит за дверь. Его ссутуленные плечи заметно трясутся.

 

 

* * *

 

Вернувшись домой, Шеклболт запирается в кабинете. Разговор с Уизли опустошил его. Министр разжигает камин, греет у огня холодные руки. Он всё не может избавиться от мысли о том, что Артур, в сущности, прав – увы, мальчишка слишком привязался к нему, и рано или поздно этим заинтересуется ещё кто–нибудь. Обнародование их связи – особенно в свете романа Гарри с Джиневрой, который тянется вот уже несколько лет – может вызвать огромный скандал... разрушить карьеру Поттера, а самому Шеклболту грозит импичментом. Допустить этого нельзя... Но, Мерлин великий, как оттолкнуть его, как бросить в доверчивое мальчишкино лицо слова о необходимости разрыва... и как самому отказаться от всего, что связало их с Гарри за этот стремительно пролетевший год?.. Кингсли отходит к окну, задумчиво смотрит на шевелящиеся за стеклом липовые ветки. Надо собраться с мыслями... выпить кофе. Он направляется к двери, чтобы спуститься на кухню, но за спиной раздаётся громкий треск поленьев. Шеклболт оборачивается. Из зелёного пламени выступает знакомая фигура – мантия расстёгнута, синие джинсы запорошены пеплом. Гарри.

 

С первого взгляда становится понятно: парень вне себя. Его губы дёргаются, глаза смотрят на Кингсли плывущим, слепым взглядом – словно он не верит тому, что видит. Шеклболт замирает.

 

– Малыш? Что слу...

 

– Т–тты!! – хрипло ревёт Поттер и бросается на Кингсли, в одно мгновение преодолев немалое расстояние от камина до двери.

 

Уже весьма увесистый кулак стремительно бьёт в лицо, острые мальчишеские костяшки разбивают губы, рот моментально наполняется солёным вкусом крови и боли. Шеклболт ударяется затылком о резное дерево, в глазах вспыхивают тысячи искр. Гарри, обезумев от бешенства, хватает его за плечо, замахивается снова, но уже очнувшийся Кингсли мгновенно валит мальчишку на пол и подминает под себя. Поттер рычит и сопротивляется, однако это бесполезно – на стороне Шеклболта двадцать лет ежедневных спаррингов и значительное преимущество в весе. Несколько секунд спустя Гарри бьётся в силках Incarcerous, а Кингсли вихрем взлетает на ноги и нависает над ним, как грозящая обрушиться скала. Голова у него кружится от ярости. Что за чёрт… одно к одному, сначала Артур, теперь… безумие какое–то!..

 

– Ты сошёл с ума?! – грохочет он, глядя в почерневшие от злости глаза Поттера. – Что на тебя нашло?

 

– Сволочь! Ты мне врал!

 

– Возьми себя в руки, щенок!

 

– Т–ты... – выплёвывает Гарри, судорожно дёргая сцепленными руками. – Ты... скотина, ты его… Сириуса... вы...

 

Мерлин.

 

Шеклболт чувствует себя маггловским воздушным шаром, который проколола стальная игла. Он непроизвольно отступает назад, сжимает кулаки. Поттер всё не оставляет бешеных попыток освободиться, наколдованные верёвки глубже и глубже врезаются в его тело, из перекошенного рта вырывается сиплый хрип. Кингсли проводит ладонями по щекам, медленно мотает головой. Через пару минут возня прекращается. Ярость медленно стекает с лица наблюдающего за ним Гарри – взгляд становится сосредоточенным, цепким. Мальчишка опускает руки, извиваясь, приподнимается и садится на полу, прислонившись спиной к двери.

 

– Я не ошибся, – он уже окончательно взял себя в руки: багрянец сходит со смуглых щёк, разглаживаются гневные морщины на лбу, голос наливается сталью, – вы были... были вместе. Весь тот год, да? Он тогда тебе и сказал насчёт меня? Ты ревновал, Кинг?

 

Шеклболт молча отменяет чары и садится на диван.

 

– Откуда?.. – с трудом произносит он, избегая смотреть в глаза Гарри. Тот медленно поднимается на ноги.

 

– Кричер. Я подумал: если кто и знает – то он... приказал ему не лгать. Он послушался.

 

– Почему... как это вообще пришло тебе в голову?

 

– Там, у Слагхорна, – Гарри кусает губы, – я понял, что речь шла о Сириусе. Мне это показалось странным – ты всегда говорил, что вы с ним почти не общались, а тут вдруг сорвался. Я подумал... решил спросить Кричера, и вот... Спросил, в общем, – в его тоне звучит усталый сарказм.

 

Кингсли глотает воздух понемногу, будто боясь обжечься. Его сердце разрывается пополам. Гарри подходит ближе, садится, пристально смотрит в глаза.

 

– Расскажи мне, – говорит он, – пожалуйста. Я хочу знать.

 

Шеклболт понимает, что больше не имеет права утаивать истину. Он откидывается на спинку дивана... Конечно, никаких лишних подробностей, но даже без них рассказ занимает много времени, и когда звук его голоса стихает, за окном уже сгущается ночная тьма. Гарри сидит на полу, обхватив руками колени – за всё время он даже не дрогнул, лишь раз прикусил губу, но так и не отвёл от Кингсли тяжёлого взгляда. Потом, словно не веря, качает головой.

 

– Чёрт бы тебя побрал, Кинг, так ты всё знал про меня и крёстного. С самого начала знал, – с болью в голосе произносит он, и его лицо – открытое, живое лицо двадцатилетнего парня – вдруг замыкается в каменной неподвижности. Шеклболт устало трёт виски. Только сейчас он понимает, какую ошибку совершил. Мальчик, которым семь лет манипулировал один из сильнейших британских магов, который верил, что наконец–то вырвался из порочного круга недомолвок, который посвятил Кингсли в самое сокровенное, то, что прятал даже от себя... И вот теперь этот мальчик узнал, что ему снова лгали… Поттер внезапно напрягается, встряхивает головой. Взгляд зелёных глаз режет Кингсли, как острые грани бериллов.

 

– Не говори ничего. Я понимаю, ты хотел как лучше, – сипло произносит Гарри, – наверное, ты поступил правильно.

 

– Нет, Гарри, – разбитые губы плохо слушаются Шеклболта, и слова звучат глухо и шелестяще. – Я поступил неверно. Следовало рассказать тебе всё уже давно. Просто...

 

– Просто ты меня слишком хорошо знаешь.

 

– Да.

 

– Я так и думал. – Поттер потирает саднящие после Incarcerous кисти. – Скажи мне, ты ведь до сих пор... Хотя нет, лучше не надо.

 

Он встаёт и поправляет очки. Кингсли чувствует, как с каждой секундой крепнет броня, заковывающая в себя знакомое до последнего волоска тело. Всё кончено, "малыш" повзрослел. Теперь он никому не позволит держать себя в неведении, сам будет контролировать ситуацию, и, невзирая ни на что, докапываться до сути. То, чего не смогли сделать три года в аврорской школе, сделал Шеклболт – за минуты, своими собственными руками. Доверчивый мальчишка Гарри остался на полу его кабинета, вместо него появился аврор Гарри Джеймс Поттер – тот, кого будут бояться, уважать... кому мало кто решится солгать.

 

– Он любил тебя?

 

– Не думаю. Он любил...

 

– … моего отца, – перебивает его Гарри. – Не нужно, Кинг, я понимаю. Понял ещё в день, когда нашёл ту колдографию, просто сам себе не хотел признаваться.

 

– Малыш...

 

– Не надо. Пожалуйста.

 

Поттер проверяет ремни на фиксаторе, разглаживает мантию.

 

– Я пойду, Кинг. Джинни ждёт – обещал ей прогулку по Дайгон–аллее.

 

– Вот как, – спокойно отвечает Шеклболт.

 

– Я сделаю ей предложение сегодня вечером, – так же спокойно произносит Гарри. – Она достаточно ждала... ты понимаешь.

 

– Конечно.

 

Кингсли поднимается с дивана. Поттер вдруг протягивает ему руку, и Шеклболт сжимает твёрдую ладонь. Мальчишка подаётся вперёд и на мгновение приникает лицом к его плечу, но тут же отстраняется. Кингсли не пытается его удержать. Он чувствует: это последний раз, когда Гарри искал руководства не внутри себя, а вовне. Их время прошло. Его мальчик окончательно повзрослел.

 

– Не забудь, с завтрашнего дня у тебя занятия с Горацием, – машинально произносит Кингсли. Поттер сосредоточенно кивает.

 

– Да. Спасибо... Мы ведь будем видеться?

 

– Конечно. Мы же... друзья.

 

– Да. Друзья. – Внезапно он подносит руку Шеклболта к губам и целует запястье – словно принося рыцарский обет. – Я благодарен тебе, Кинг. За всё.

 

Кингсли мягко отнимает ладонь и проводит пальцами по щеке Гарри.

 

– Иди... малыш. Удачи тебе.

 

– И тебе удачи.

 

Хлопок аппарации отдаётся гудением в каминной трубе. Тихонько пощёлкивают объятые пламенем смолистые поленья, рыжие отблески огня играют на тёмном паркете. В углу у самой двери валяется что–то белое – приглядевшись, Шеклболт узнаёт обронённую Гарри сигаретную пачку. «Честерфилд», конечно… Он призывает её к себе, отходит к окну и закуривает, глядя в чёрное, как сажа, ночное небо.

 

На душе у него до странности тихо и спокойно.

 

 

* * *

 

28 сентября 2001 года, «Ежедневный Пророк», колонка брачных объявлений.

«Мистер и миссис Артур Уизли из Оттери–Сент–Кэчпоул, Хэмпшир, объявляют о помолвке своей дочери, мисс Джиневры Молли Уизли, с мистером Гарри Джеймсом Поттером – сыном покойных мистера и миссис Джеймс Поттер из Годриковой Лощины, Девоншир. Проведение свадьбы планируется на декабрь.

Мисс Уизли закончила Хогвартс, и в настоящее время является игроком квиддичной команды "Холихэдские Гарпии".

Мистер Поттер – выпускник Хогвартса. Сейчас работает в Аврорате.»

 

12 мая 2006 года, «Ежедневный Пророк», колонка «Рождения и смерти».

«Мистер и миссис Гарри Поттер, проживающие в Лондоне, на площади Гриммаулд, дом 12, извещают о рождении у них 10 мая 2006 года в госпитале святого Мунго сына Альбуса Северуса. В семье уже есть сын Джеймс Сириус полутора лет. Девическое имя миссис Поттер – мисс Джиневра Уизли»

 

1 июня 2007 года, «Ежедневный Пророк», колонка брачных объявлений.

«Миссис Джеффри Алан Джонсон из Джонсон–холл, Лондон, объявляет о помолвке своей дочери – мисс Патриции Эйлин Джонсон, с Министром Магии мистером Кингсли Саймоном Шеклболтом. Проведение свадьбы планируется на ноябрь. Мисс Джонсон также является дочерью покойного Джеффри Алана Джонсона. Окончила Хогвартс, в настоящее время работает в Отделе Международного магического сотрудничества»

 

26 сентября 2007 года, «Ежедневный Пророк», передовица.

«Как заявляет пресс–служба Аврората, сегодня утром мистер Гавейн Робардс, с мая 1998 года занимавший пост Главного Аврора, добровольно сложил с себя полномочия. Вместо него на должность Главного Аврора, как и ожидалось, назначен мистер Гарри Джеймс Поттер. Мистер Поттер, известный также как Избранный, окончил Высшую Школу Аврората в 2001 году, после чего занимался следствием и оперативной работой. Краткая биографическая справка…»

 

Эпилог


Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Гарри/Сириус, NC-17
Просмотров: 559 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |