Суббота, 25 Ноябрь 2017, 06:47
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [30]
Фики с рейтингом G
PG-13 [48]
Фики с рейтингом PG-13
R [104]
Фики с рейтингом R
NC-17 [94]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Гарри/Сириус » NC-17

Deja vecu. Глава 2, часть 2
[ ] 04 Февраль 2013, 22:16

Утром Гарри выпускает мотыльков, бьющихся об оконное стекло, и снимает нагар со свечей. Мучительно хочется принять снотворное и перенестись обратно к Сириусу, но нет уверенности, что это сработает. Он слишком боится навредить.

В доме стоит гудящая тишина. Библиотека полна книгами, как алмазные копи – запасами камней, но Гарри не может сосредоточиться на смысле прочитанных строк. Он перелистывает страницы, рассеянно потирая пальцами истончившиеся уголки, всматривается в потемневшие гравюры и не различает контуров людей и предметов. Орнаменты по краям потрёпанных листов, витые изукрашенные буквицы, потрескавшаяся краска некогда ярких миниатюр – всё сливается, сколько он ни напрягает зрение.

Готовить на одного себя лень, к тому же Кричер два дня назад – разумеется, случайно, – выбросил бекон, приняв его за разложившийся кусок мандрагоры. Наличных денег у Гарри осталось всего ничего, а идея послать эльфа в Гринготтс не кажется такой уж удачной.

Он разрывает последний пакет с яичной лапшой и грызёт её так, всухую, не тратя силы на разжигание оплетённого паутиной очага.

Среди бутылей, найденных в буфете, он обнаруживает склянку с непонятной жидкостью, от которой исходит резкий полынный запах. Гарри чувствовал его раньше тысячи раз, только более приятный и тонкий. Он не рискует отхлебнуть из бутыли, но не может отвязаться от мыслей о том, для чего Сириусу это пить.

Остаток дня Гарри проводит в спальне, свернувшись на кровати и обнимая подушку, пропахшую горьковатым травяным настоем.

***

За клубами удушливого дыма не видно Сириуса, отправившегося прямо в гущу чада с черпаком наперевес.

Сегодня Тонкс утащила Люпина в город развеяться, и Гарри не устаёт весь день возносить ей хвалы.

– Суп готов, – торжественно возвещает Сириус из-за дымовой завесы.

– А что случилось с очагом? – Гарри на ощупь пробирается к нему, зажимая нос и пытаясь дышать вполсилы.

– Чёрт его знает. Я первый раз готовлю… таким образом.

– Сириус, я мог бы сам, честно. У Дурслей…

– Но ты не у Дурслей, – обрывает его Сириус, выходя из дыма с большим котелком в руках. – Садись, бери тарелку.

– А это? – Гарри машет над собой и сразу закашливается.

– Evanesco! Надо же, не знал, что оно сработает. Давай, давай, не стой истуканом.

Они с Сириусом усаживаются друг напротив друга, из-за чего во время обеда взгляд Гарри очень редко падает на заполненную до краёв тарелку.

– Гарри, – не выдерживает Сириус. – Ты не на меня глазей, а ешь. Или настолько невкусно?

– Обалденно. Стоило месяц прожить на, – он осекается, чуть не сказав «лапше», – консервах, чтоб наконец попробовать такое.

Но глаз не опускает.

– Если б я знал, что умею так готовить, – самодовольно посмеивается Сириус, – стал бы поваром, однозначно.

– Может, ещё не поздно?

– Послушай, мы не расстаёмся ни на полминуты, к чему постоянно есть меня глазами? Лучше переключись на суп.

Никакой суп, даже этот, не выдержал бы конкуренции, вертится на языке у Гарри. Но прежде чем он открывает рот, чтобы это произнести, по кухне прокатывается чернильное облако, точно подбросили горсть порошка Перуанской тьмы, и у Гарри неприятно дёргает в районе солнечного сплетения, прямо как при переносе порт-ключом.

Такого раньше не было. Это –

***

Снейп.

– Какого чёрта, Поттер, вы что, спите на ходу? – рычит он, высунувшись до плеч из ослепляющего пламени.

Когда, интересно, Гарри присел возле камина?

– Снейп? – недоверчиво уточняет он.

Сон во сне, да ещё кошмар, только ему так везёт.

– Откройте камин, идиот! Рано или поздно мы пробьём защиту, и тогда я лично сверну вам шею!

Как же не вовремя. Ну почему бы ему не задержаться минут на десять и не дать Гарри доесть божественный суп?

– Я не прикасался к Охранным чарам дома.

– Да что вы? А кто разбудил цепь проклятий на каждом входе? Сейчас же отмените действие заклинаний.

В коридоре поскрипывает паркет, но звук слишком слаб, почти на пределе слышимости. Наверно, шныряет любопытный Кричер.

– Ничем не могу помочь. Это не я, – Гарри хихикает и не без радости отмечает, как у Снейпа сводит челюсть от его смешков. – Это Сириус. Понимаете, я попросил его…

– Вы сошли с ума. – Это не оскорбление, а постановка диагноза, догадывается Гарри. – Вы бредите, у вас галлюцинации, Поттер. Если не хотите заморить себя голодом, уберите защиту.

– Нет. – Гарри с трудом отметает недостойное желание показать профессору язык.

Наблюдать, как ярится Снейп, не имея возможности дотянуться до его шеи, очень забавно. Настолько, что Гарри упускает момент, когда шаги в коридоре обретают уверенность, и не услышать их теперь невозможно.

– Кто ещё с вами в доме? – Снейп настораживается и крутит головой в поисках источника звука.

– Сириус, – он говорит тоном, с каким обычно подают детям прописные истины.

– Блэк погиб, его здесь нет.

– Да что вы? – издевательски копирует его Гарри.

– Кто. С тобой. В доме.

Шаги останавливаются у двери.

– А как вы сами думаете, профессор?

Гарри не сомневается, что никого не найдёт в коридоре, но Снейпу лучше об этом не знать.

– С вами скучно, – хмыкнув, жалуется Гарри, не дождавшись ответа. – Хватит разговоров. Сириус, пожалуйста, закрой опять камин.

Голова Снейпа исчезает за взметнувшимися огненными языками до того, как тот успевает разразиться проклятьями.

***

– Рано или поздно тебе придётся уйти, Гарри, – Сириус вертит кубок, ухватив его двумя пальцами за ножку, и не замечает, как разбрызгивает сок на столешницу.

– Ты о Волдеморте?

– Не только. Дамблдор вызывал меня четырежды, Ремус проводит здесь чуть не каждый день, и это я молчу о Снейпе и Молли. Кто-нибудь из них однажды поймёт. Застанет нас вместе…

– Нет.

– Я вообще удивляюсь, что нам удалось продержаться целый месяц. Как бы мне ни хотелось, чтобы ты остался, Гарри, тебе будет лучше вернуться в школу.

– Всё не так, – Гарри качает головой, противясь порыву рассказать о снах и будущем, которое он надеется изменить.

– Ты не знаешь, о чём говоришь. Сколько ты хочешь просидеть здесь? Год, два, десять?

– Ты же здесь живёшь, – возражает Гарри и будто с размаху наталкивается на стену.

Что-то гаснет в глазах Сириуса, он отбрасывает кубок и, вскочив, выходит из кухни. Гарри слышит его разозлённый окрик:

– А ты чего здесь вынюхиваешь? Не смей показываться мне на глаза, эльфийский выродок!

Гарри зажимает уши, приглушая вопли очнувшейся миссис Блэк, и пытается собраться с мыслями. Впервые за всё это время он старается рассмотреть происходящее под другим углом, провести параллели между видениями и явью, понять закономерность, что привела бы к разгадке. Что он делает правильно – и неправильно, как поторопить сновидения?.. Как, мантикора раздери, ими управлять?!

– Я отдам всё, что у меня есть, только бы вернуть его, – молится он горячечной скороговоркой, до боли сжав руки в замок.

Он почти не удивляется, когда его вышвыривает из сна: может, в наказание, или как призыв к осторожности в изъявлении желаний.

***

Он теряет счёт дням, путается в календарях, рассветной дымке и закатном багрянце, проведённых во сне часах и минутах унылого бодрствования. За окном индевелые ветви на чахлых деревцах в скверике сменяются грязноватой листвой, и смена эта проходит по три раза на дню. Капель превращается в дождевой перестук. Дети, утром игравшие в классики у соседнего дома, вечером бросаются снежками. Уследить за переменами с каждым днём всё труднее, и в итоге Гарри оставляет это бесполезное занятие. Ясно одно – случившееся во снах отражается на реальности, вот только законы отражения неизвестны.

Он засыпает в одной комнате, а просыпается в другой. Немытая посуда после ужинов с Сириусом появляется в мойке и спустя несколько часов исчезает сама собой. Шаги преследуют его неотлучно. Паутина, снятая вчера, сегодня красуется на том же месте.

Второе пришедшее по дымоходу письмо Гарри сжигает не раздумывая, хоть ему и кажется, что на обороте конверта приписка почерком Гермионы.

А полынная настойка, кстати, оказалась полезной штукой. Гарри, не позаботившись спросить у Сириуса о назначении, пробует её сам, начав с пары робких глотков. Спирт – или что похуже – наждаком обдирает ему глотку, зато после он спит как младенец. Вряд ли немного снотворного повредит, успокаивает он себя.

***

– Что сказала Макгонагалл? – Уже час дня, а Гарри и не думает вылезть из постели.

Дождь, зарядивший с самого утра, мешает встряхнуться и скинуть беспричинно накатившее оцепенение.

– Передала выпечку от Молли и рассказала, что какой-то волшебник видел тебя неподалёку от Паддингтонского вокзала.

– Видел меня? – Он подскакивает, постыдную апатичность снимает как рукой, и вдобавок спадает одеяло, а обнажившуюся кожу обдаёт стылым воздухом.

– Ерунда, люди часто видят то, чего нет, – спокойно отвечает Сириус, заново укрывает его и, как был, в брюках и накинутой рубашке, ложится рядом. – Замёрз? Не хочется закрывать окно, пусть проветрится.

– Пусть. – Гарри подползает ближе, и Сириус тоже плотнее придвигается к нему, опустив руку на его живот.

– Хочешь, поспи.

– По-моему, за последние месяцы я выспался на десять жизней вперёд. – Он едва шевелит губами, вряд ли у Сириуса выйдет разобрать каждое слово.

– Да? А мне казалось, ты спишь не больше четырёх часов в день. Или я что-то упустил?

Неожиданно Гарри осознаёт, что ревнует к самому себе. Это, вероятно, и называют сумасшествием.

***
– Ремус почуял твоё присутствие! Веди себя тише, не вздумай больше спускаться, когда появляется кто-то из Ордена.
– Извини, – покаянно говорит Гарри. – Хотел узнать, что обо мне слышно.
– Ты бесследно пропал. И они верят, что я ничего не знаю, – Сириус криво улыбается, приподняв уголок рта. Эта гримаса напоминает скорее о пыточных камерах, чем о радости от того, что им удалось обставить всех, включая Дамблдора.
– Рон и Гермиона очень расстроены?
– Что ты хочешь услышать? – резко спрашивает Сириус.
Он стоит отвернувшись, опираясь бедром о подоконник и сложив руки на груди. В те минуты разговора, когда не получается видеть его лицо, Гарри слышатся обвиняющие интонации. Виноватым он себя не чувствует – не хватало ещё изводить себя из-за совершённого во сне. Он учится отсекать всё, что не связано с Сириусом и способами его спасения.
– Будешь ложиться?
– Да, – Сириус отходит от окна и скидывает тапки и халат.
– Спать? – Гарри уступает ему половину кровати.
– Да.
– Можно, я тебе почитаю?
Сириус, растянувшийся на свежезастеленных простынях, в удивлении привстаёт.
– Что?
– Почитаю. Я разбирал книги…
– Пока я с Ремусом распинался перед Снейпом?
– Ну да. – Он крутит перед носом у Сириуса томиком ин-кварто, на переплёте которого вырезано «Краткое описание тёмных существ».
– … «Обычно анку становится человек, умерший последним в году. Мертвец является в облике старика с длинными белыми волосами и бородой, который тянет похоронный воз».
– Гарри, – страницу накрывает ладонь Сириуса. – Повеселее там ничего нет?
– Есть. Наверно… «Бар-гест». Это что такое?
– Баргест – это грим.
– Угу. А грим тут, кстати, тоже есть. «Пугает молодёжь, которая собирается вместе, чтобы повеселиться, а когда те разбегаются, доедает брошенные лакомства. Мудрый человек не боится грима, ибо знает, что тот не причинит вреда». Знаешь, а профессор Трелони нам другое говорила.
– Не знаю, что она говорила, – Сириус широко зевает, – но в этой книжке всё должно быть верно. Отец не стал бы держать у себя всякую дрянь.
Чтение усыпляет не одного Сириуса. Гарри, клюнув носом на паре-тройке абзацев, откладывает томик в сторону, примостив его в выдвинутом ящике комода, и падает на подушки, которые из-за вылезших перьев здорово смахивают на тюки с чертополохом в классе зельеварения.
Ночью его будит комариный писк над ухом. Гарри вяло отмахивается, но рука со сна не слушается, и он заезжает себе по челюсти.
– Ммм? Уже утро? – бормочет Сириус.
– Вроде нет.
Перед тем, как снова погрузиться в сон, Гарри слышит недовольное всхрапыванье Клювокрыла, утаптывающего подстилку.
Только утром до Гарри доходит, что он сумел отключиться и при этом не выпасть из сна – правда, всего на пару минут. Если бы он знал, что сработало в этот раз…
От сочинения гипотез проку не больше, чем от того, чтобы в одиночку вертеть гигантский жернов, перемалывая воздух. Выматывает до предела и убивает своей бессмысленностью.


Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Гарри/Сириус, NC-17
Просмотров: 951 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/2 |