Суббота, 25 Ноябрь 2017, 06:45
Меню сайта
Поиск
Форма входа
Категории раздела
G [30]
Фики с рейтингом G
PG-13 [48]
Фики с рейтингом PG-13
R [104]
Фики с рейтингом R
NC-17 [94]
Фики с рейтингом NC-17
Дневник архива
Наши друзья


















Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Статистика

Фанфики

Главная » Файлы » Гарри/Сириус » NC-17

Оруженосец. Часть 2, глава 3.1
[ ] 28 Октябрь 2013, 23:45

Часть 2, глава 2


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

 

Кролевский портал оказался гораздо удобней камина — после него не было ни головокружения, ни выматывающей тошноты. Гарри будто вышел в гигантскую дверь и сразу оказался по пояс в траве — вокруг расстилался заросший луг. Он выпустил руку капитана, похлопал по шее испуганную Бетси и огляделся.

 

Луг был огромен, кое-где на нём торчали обугленные остовы невысоких деревьев, а трава выглядела необычно: что-то вроде помеси осоки с болиголовом. Длинные, острые как клинки, ядовито-зелёные листья пахли совершенно одуряюще. Кобыла потянулась к траве, но тут же брезгливо фыркнула и отдёрнула морду. Канис слегка подтолкнул Гарри в спину.

 

— Садись и езжай вперёд, не мешай остальным. Но держись поближе.

 

За спиной уже перекликались голоса и громко ржали лошади. Гарри отвёл коня в сторону и, вскочив в седло, завертел головой. Пейзаж был странный: небо поражало неестественно яркой синью, редкие плоские облака казались нарисованными, а луг простирался до самого горизонта. Из портала один за другим выходили рыцари, таща за собой лошадей, следом выезжали крытые повозки с провизией. Кто-то споткнулся и выкрикнул крепкое ругательство. Последним появился сенешаль. «Осока» скрыла его почти по грудь, он тоже выругался, торопливо залез на коня и, нахохлившись, обозрел окрестности.

 

— Травушка… мать её мантикору. Хорошо не колючки. Когда б что путное наросло!

 

— А и верно, ваша милость, — хихикнула одна из магичек, — вот в прошлый раз тут мухоморы были в человечий рост. Говорящие! Ты ему, значит, слово, а он тебе — десять… Да задушевно так, сладко, почтительно. Вам бы, господин Аквила, у них куртуазии поучиться.

 

Сенешаль покосился на неё со злостью. Кобыла Гарри вдруг запнулась обо что-то — он глянул вниз и увидел в примятой траве деревянный брус, похожий на остаток порога. Подле него валялись обломки досок и глиняные черепки.

 

— Прежде здесь был трактир, — сказал капитан. — Потом с той стороны пришёл железный голем, дохнул огнём — и ты видишь, что осталось. Счастье, что никто не погиб — к Вульфару захаживали в основном из гарнизона… ну, разумеется, и купеческие караваны у него останавливались. Впрочем, он всё отстроил заново, только убрался как можно дальше, аж за барьер. Теперь, чтобы провести у него время, рыцарям приходится трястись в седле с утра до заката.

 

— Умный мужик этот Вульфар, — заметил подъехавший Лирен, — не догадался бы со своими в погреб залезть — его бы кости здесь вместе с деревяшками гнили. На обратной дороге заедем к нему, капитан?

 

— Там видно будет. — Канис усмехнулся и крикнул, приподнявшись в стременах и глядя, как медленно угасает синее окно портала: — Все здесь? Стройся!

 

Отряд растянулся узкой лентой. Впереди ехали капитан с Мерлином, за ними пара магов, Атти с Бором и Гарри с Лиреном. Следом ползли два фургона обоза, а в арьергарде рядами по двое двигались остальные рыцари и маги. Шелестела трава, сочно чавкала под копытами влажная земля, громыхали колёса. Гарри думал, что «осока» никогда не кончится, и даже удивился, когда лошади затопали по песку. Они выбрались на широкий тракт. Убедившись, что последний конник съехал с луга, Мерлин окинул травяные заросли тяжёлым взглядом, махнул рукой и выкрикнул заклинание. «Осока» исчезла, осталась лишь голая пустошь — вдалеке виднелись остатки развалин и груда ржавого металла. Тракт был пустынен, а по другую его сторону расстилался ещё один луг — трава на нём была совсем низкой, но густой как щётка, и пестрела незнакомыми Гарри цветами. Вид у этих цветочков был ещё более неприятный, чем у пропавшей «осоки»: громадные алые венчики с белой каймой по краям напоминали открытые рты. Почти у самого тракта росла молодая сосенка — Гарри показалось, что пучки её необычайно длинных сизых иголок шевелятся, как щупальца. Мерлин оглядел сосенку и что-то сказал, обращаясь к ехавшей позади магичке. Рослая хмурая женщина скинула капюшон, выбросила вперёд руку, и дерево в один миг осыпалось хлопьями пепла. Гарри удивлённо посмотрел на Лирена.

 

— Всё, что выше пояса выросло, тут жгут сразу — чтобы место было открытое, — пояснил тот, — иначе можно проглядеть тварей. Надо издалека знать, с чем дело имеешь.

 

— А если что-то маленькое? Что не видно из травы? — спросил Гарри, глядя на луг.

 

Магичка фыркнула и полоснула его сердитым взглядом.

 

— Не болтай лучше, — сказала она резко. — Обычно народ большого побаивается — и слава Холмам. Жуки вот один раз были… так каждый размером с доброго коня.

 

— Ну, прикончить их оказалось легче лёгкого, — пробасил Атти с усмешкой. — Только госпожа Алиенора уж очень громко визжала.

 

— Поговори у меня! — крикнула из арьергарда та самая хохотушка-волшебница, что говорила о мухоморах. — От такой пакости любой завизжит!

 

Рыцари весело загоготали. Атти прижал руку к сердцу и сладко улыбнулся разгневанной даме, но попросить прощения не успел — капитан тронул лошадь с места.

 

 — Солнце уже высоко. Едем, надо побыстрей добраться, — бросил он.

 

До гарнизона добрались, когда день перевалил на вторую половину. Гарри ожидал увидеть какую-нибудь высоченную мрачную башню, окружённую рвом, но обиталище стражей Авалона оказалось небольшим замком из светлого камня. Башня, правда, была — квадратная, приземистая, широкая. Воздух вокруг неё дрожал, будто вокруг костра, и от этой дрожи Гарри чувствовал озноб и покалывание в кончиках пальцев. Чем ближе подъезжали, тем сильнее становилось это ощущение — и тем безумней выглядел окружающий пейзаж. Солнце пламенело, как гигантский мандарин, цветы скалили алые пасти, песок под копытами лошадей колыхался, как жёлтый туман. Один раз с луга на тракт выползла здоровенная, толстая как колбаса, розовая змея с рыбьей головой — Мерлин уничтожил её щелчком пальцев. Он посмотрел на Гарри, увидел, как тот ёжится от озноба, и сочувственно улыбнулся.

 

— Потерпи, дитя. Это тяжкое место — место, где смыкается наш мир и хаос Зеркального моря. Оттого магия в нём чувствуется так сильно. К тому же, её слишком много здесь. Обычные люди почти не замечают этого, те, кто способен колдовать, чувствуют себя дурно, но эта дурнота скоро проходит. А вот народу фейри приходится очень несладко.

 

— Почему?

 

— Кто знает... Возможно, дело в том, что когда-то они вышли из хаоса первыми. Их магия, сама их суть — другая, нежели у людей, и стоит им попасть сюда, их словно разрывает между своим и чуждым.

 

— Значит, в гарнизоне живут только люди? — спросил Гарри. Мерлин кивнул.

 

— В гарнизоне — да. А во Внешнем Кольце Границы, где уже нет защитных чар, обитает племя кентавров. Это отчаянный народ, дитя, — в своё время они сами вызвались поселиться там… Тебя сильно знобит? Не унывай, осталось совсем чуть-чуть.

 

Гарри постарался не унывать, хотя мерзкие ощущения всё усиливались. Прекратились они лишь у самых ворот замка — но зато мгновенно, не оставив от себя и следа. Отряд въехал на двор. Гарри был уже в полном порядке и с любопытством оглядывался по сторонам. Гарнизон — десяток рыцарей и пятеро магов — выстроился, приветствуя гостей. Впереди всех, заложив пальцы за широченный кожаный пояс и растопырив локти, стоял приземистый светловолосый рыцарь.

 

 — Сир Канис, мой благородный капитан, приветствую тебя сердечно, — прогудел он тоном, далёким от какой бы то ни было сердечности. — И вас, досточтимый господин Мерлин, и вас, э-э-э… сенешаль. И, само собой, остальных. Братья и сестры, добро пожаловать в Приграничье.

 

Капитан слез с коня. Они с Дарни обнялись, звякая мечами, и обменялись парой негромких фраз. Потом началась обычная при любом приезде гостей суматоха — отводили на конюшни лошадей, разгружали привезённую провизию, размещались в покоях. Только к вечеру в замке наступил относительный порядок. Все собрались в трапезной и, поедая горячую мясную похлёбку, стали обсуждать причину визита. Гарри привычно стоял за креслом капитана и слушал в оба уха.

 

Сытная еда не умиротворила господина Дарни: даже отдав должное похлёбке, он был зол, как потревоженный дракон. Его интересовало, какого беззубого тролля он сидит тут на заднице, когда не далее как вчера было получено известие от кентавров — их дозор заприметил у границы черную фигуру, от которой волной шёл холод. Еле успели спрятаться. Тварь, между прочим, билась в барьер, но пройти не смогла — так и ушла, переваливаясь. А если бы смогла?! А? А?! Ответит кто-нибудь?.. Завершив свою бурную речь, Дарни одним махом опрокинул в глотку кубок вина, моргнул и набычился, размазывая по столешнице капли.

 

— Сижу здесь, как крыса, — пробурчал он с ненавистью. — Капитан, ну хоть ты мне скажи — как такое перетерпеть?

 

Оруженосец Дарни сделал попытку утереть господину залитый вином колет, и еле успел увернуться — рыцарская длань взметнулась, как боевая палица. Канис перехватил руку Дарни и покачал головой.

 

— Думаю, перетерпеть можно всё, дружище, — сказал он спокойно. — Во всяком случае, очень многое. Но нам стоит обсудить, что делать дальше — у меня есть человек, знакомый с повадками этих тварей… Вот что, — он поднял голову. — Оставьте нас все, кроме обладающих дарами. Господин Мерлин, и вы, господин Аквила — тоже соблаговолите остаться.

 

Рыцари и маги зашумели, поднимаясь из-за стола. Гарри задумчиво поднёс Канису умывальную чашу и полотенце. Что-то в словах Дарни казалось ему странным, на редкость нелепым и невозможным — но он никак не мог понять, что. Из размышлений его вывел бас Атти, который тоже пожелал омыть руки, а вслед за ним и Бор, и даже Лирен. Тут только Гарри сообразил, что ни один из рыцарей не взял в поход своего оруженосца. Ни один. Он вспомнил оставшихся в замке болтливых мальчишек, которые обожали вечерами собираться в кружок и рассказывать страшные истории, вспомнил восторженный блеск их глаз, а потом неподвижные лица жертв дементора… Правильно сделали, что не взяли.

 

За столом остались Дарни с капитаном, Мерлин, сенешаль, Атти и ещё четверо: молодой огненно-рыжий маг, смешливая Алиенора и двое неприметных рыцарей. Маг до изумления напоминал повадкой и статью откормленного лиса.

 

— Садись, — сказал капитан, указав Гарри на табурет, — я знаю, ты голоден, но подожди немного — прежде нам надо тебя выслушать. Расскажи всё, что знаешь об этих существах.


Гарри слегка занервничал — взгляды всех присутствующих обратились к нему. Стараясь говорить чётко и подробно, он начал рассказ — нужная страница «Волшебных Тварей» так и стояла перед глазами, к тому же прекрасно помнились и собственные впечатления. Рваный плащ, ледяной холод, запах гнили, высасывание души, Экспекто Патронум, страх и отчаяние жертв, Азкабан, бесшумный полёт… На полёте он споткнулся и широко раскрыл глаза.

 
— Продолжай, — сказал капитан.

 

— Минуту, сир… — сказал Гарри. — Господин Дарни, вы сейчас говорили, что кентавры видели, как тварь ушла. Переваливаясь, вы сказали. Скажите, в кентавры употребили эти самые слова?

 

Начальник гарнизона прищурился.

 

— Ты что, задаешь вопросы мне, оруженосец?

 

Черт бы вас всех тут побрал, гадов надменных.

 

— Клянусь, господин, я спрашиваю не из праздного любопытства. — Гарри пытался говорить со всей возможной учтивостью. — Дементоры не могут ходить, только летают. Они легкие... как вуаль. Как тряпка. У них есть тело, но оно скорее похоже на тело призрака. И переваливаться они не могут.

 

— Дарни, ответь ему.

 

Голос капитана прозвучал так, что Дарни оскорблённо вздёрнул подбородок.

 

— Ну… слова те самые, — нехотя ответил он, не глядя на Гарри. — И «ушли», и «переваливаясь». Только, может это вовсе и не эти твои дементоры!

 

— Но остальное-то совпадает! — возразил Гарри.

 

Дарни снова набычился. Разом заговорили оба мага, пробасил что-то Атти, пронзительно заклекотал сенешаль. Мерлин, который до сих пор лишь озабоченно хмурился, махнул рукой, и все утихли.

 

 — Дитя, ты говорил, что в твоем мире эти создания охраняют магическую тюрьму, — сказал он. — Но если они столь опасны — как с ними договорились?

 

— Я не знаю. — Гарри пожал плечами, избегая смотреть в лицо Каниса. — Возможно, в награду за службу им предложили много пищи. Ведь мысли заключённых для них самая вкусная штука. Но я не знаю, как. Позже они ушли из тюрьмы — ради еще большего количества пищи. Им её обещали...

 

— То есть они разумны, — медленно проговорил Мерлин, — и способны подчиняться кому-то... ради еды. Дитя, а то место, где жили дементоры и стоит тюрьма — что оно представляет собой?

 

— Это остров в Северном море. Просто скала и замок, там больше ничего нет.

 

— А магия, дитя? Есть она там? Узники могут ею пользоваться?

 

— Нет… — Гарри покачал головой. — Магии там нет.

 

Мерлин прищелкнул пальцами.


— Так я и знал, — в ответ на недоуменные взгляды заявил он. — Мир, который мы покидали, был не слишком богат магией, и уж совершенно точно не был на неё щедр. Поэтому на той стороне дементоры похожи на призраков. Они голодают, понимаете, дети мои? Здесь же они очень быстро прибавили в весе.

 
— Сожрав семерых? — осведомился Дарни. — Из слов мальчишки я понял, что им надо гораздо больше.

 

— Эти люди не были их основной пищей, дитя, — ответил Мерлин. — Здесь они питаются самим воздухом Авалона — воздухом мира, сотворённого мечтой и надеждой, и если слова кентавров верны, значит, эти твари обрели что-то вроде телесности. Теперь у них есть плоть. И это значит...

 

— Что их можно убить, — резко сказал Атти.


— Их нужно убить, — поправил Мерлин. — Иначе сам наш мир станет их добычей. Что скажете, дети мои?

 

— Это лишь догадки, господин Мерлин. — Канис смотрел на него хмуро. — Мы по-прежнему не знаем, сколько их здесь и сколько по ту сторону. Не знаем, точно ли они уязвимы. Не знаем, подействует ли заклятие, о котором говорил мой оруженосец.

 

— Подействует.

 

Мерлин и Гарри ответили одновременно. Дарни неодобрительно покачал головой. Канис едва заметно поморщился.


— Нужно решить, что делать сперва, — сказал он. — И думаю, изначально следует выяснить численность противника. Господин Мерлин, все средства, от заклинаний до зелий, в которых вы хотели омыть наши мечи, можно будет использовать лишь после того, как мы узнаем, сколько тварей пролезло на Авалон. И сколько ещё ждёт по ту сторону. Работа немалая, а время идёт. И как ни крепка защита, эти твари всё же её миновали.

 

— Маги уже пустили клубки вдоль границы, — ответил Мерлин. Канис кивнул.

 

— Хорошо. Значит, нам тоже следует заняться делом. Верно, братья?

 

Атти тут же встал, потягиваясь. Рыжий маг-лис широко улыбнулся и тоже встал. Сенешаль блеснул скупой улыбкой.

 

— Дело говорите, сир капитан, — сказал он с явственным удовольствием. — Пришёл час нашей прогулки.

 

Дарни пожелал всем удачи, поклонился Мерлину и вышел за дверь — остальные, переговариваясь, повалили следом. Капитан задержался у стола, окинул взглядом оставшуюся снедь и указал Гарри на блюдо с запечённым мясом.

 

— Ты не поел. Возьми пару кусков и краюху хлеба, — сказал он, — и бутыль сидра. Господин Мерлин, прошу вас об одолжении — присмотрите за ним.

 

— Разумеется. — Мерлин улыбнулся. — Ступай, дитя.

 

Канис вышел. Гарри ощутил горькую обиду — он надеялся, что его возьмут с собой — но протестовать не стал. Он уже давно понял, что с капитаном лучше не спорить. Мерлин, щёлкнув пальцами, создал прямо из воздуха холщовый мешочек и протянул Гарри.

 

— Сложи еду сюда. Поторопись, дитя, нам надо успеть к границе до темноты. Я пока велю оседлать лошадей.

 

Только когда старый маг исчез, Гарри осознал, что ошибся, и ему тоже позволено ехать в разведку. Он торопливо покидал в мешок мясо с хлебом, прихватил сидр и, дрожа от возбуждения, бегом понёсся на конюшню. Мерлин уже выходил оттуда, ведя в поводу Бетси и своего жеребца. Канис с Атти, сенешаль и остальные ждали за воротами — Гарри изумился, увидев, что лошадей при них нет. Впрочем, изумление его было недолгим: при виде всадников сенешаль вдруг резко взмахнул руками, и через секунду с того места, где он только что стоял, взмыл вверх бурый орёл. Птица покружила в воздухе, пронзительно крикнула и полетела прочь от замка. Сразу же вслед за этим ошеломлённый Гарри услышал резкое тявканье. Бетси фыркнула, пятясь, — перед ней мельтешил крупный лис, подметая песок ослепительно-белым кончиком хвоста. Лис задорно тявкнул ещё разок, потрусил через тракт к лугу и нырнул в невысокую траву. За ним топал уже знакомый Гарри медведь — несмотря на огромные размеры, он двигался очень быстро, а следом скользили как тени два крупных камышовых кота.

 

— Алиенора, дорогая, — сказал Мерлин с ласковым смешком, — ты ведь скрасишь одиночество своего наставника?

 

Что-то зашебуршало, раздалось забавное верещание, и на плече Мерлина, словно из ниоткуда, появилась маленькая белка. Маг снова рассмеялся, но Гарри почти не слышал его — не в силах пошевелиться, он смотрел, как по полю огромными прыжками несётся чёрный пёс.

 

Ради всего святого, Сириус, веди себя как собака… Голос Молли гудел в ушах, смешиваясь с вокзальным шумом, сердце стучало, во рту было солоно. Гарри опомнился, лишь когда Мерлин подъехал к нему вплотную и тронул за плечо.

 

— С тобой всё хорошо, дитя? — спросил он озабоченно. — Ты не обязан ехать, учти. Может, тебе стоит остаться в гарнизоне?

 

Пёс уже превратился в мелькающее чёрное пятно на фоне травы. Гарри торопливо вытер глаза и откашлялся.

 

— Я в порядке. Извините.

 

Мерлин внимательно посмотрел на него и кивнул.

 

— Тогда едем. До границы полтора часа ходу.


Часть 2, глава 3.2


Категория: NC-17 | Добавил: Макмара | Теги: Гарри/Сириус, NC-17
Просмотров: 356 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |